Дануолл. Пир во время чумы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Черновики » Искренность и лицемерие. 1837 год, 14 день месяца семян


Искренность и лицемерие. 1837 год, 14 день месяца семян

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Название: «Искренность и лицемерие».
2. Дата: 1837 год, 14 день месяца семян.
3. Место: поместье Пендлтонов.
4. Действующие лица: Эсма Бойл, Тревор Пендлтон.
5. Краткое описание: Благотворительный прием в поместье имел успех. Для кого-то нашелся повод обсудить последние сплетни, завести мимолетную интрижку и встретить того, с кем можно было бы поговорить по душам. А для кого-то другого прием стал настоящей пыткой и проверкой на прочность.

+1

2

На прием в честь показушной благотворительности Тревор позволил себе опоздать. Когда он явился, все высокородные гости и те, кто притворялся таковыми, строя хорошие мины при плохой игре, уже собрались. Младшему Пендлтону это оказалось бы весьма кстати.
Он предпочитал в качестве собеседника стакан с бренди. Однако ж все равно встречи с братьями, точнее пока только с Морганом, ему избежать не удалось. На полпути к кушеткам за полупрозрачными шторами, Тревора остановил один из хозяев приема.
Морган, казалось, был рад увидеть брата и вежливо приветствовал его, предложив отведать кушаний с общего стола. Какая тонкая ирония! Две недели назад близнецы пытались отравить Тревора, о чем и он, и уж тем более они, прекрасно знали. Приняв тонкую издевку за начало игры, младший Пендлтон так же вежливо поблагодарил Моргана и взял тарелку с жареным бедром кролика. Но лишь за тем, чтобы за спиной брата выбросить ее под стол.
- Приятного вечера. Развлекайся, братец, - сказал напоследок Морган и исчез среди гостей.
- Непременно отдохну в вашем крысином углу.
Скулы Тревора свела судорога, когда он попытался придать лицу выражение напускной отрешенности. Когда-нибудь старшие братья получат по заслугам. Когда-нибудь они еще пожалеют, что так с ним обращались. А сейчас надо бы уединиться с бутылкой где-нибудь в тихом месте, пока не появился Кастис, или не пристала с разговорами какая-нибудь языкастая балаболка.
Этих пустоголовых идиотов и дур он терпеть не мог. К счастью, сплетницы обходили хмурого Пендлтона стороной. И ему не пришлось отвешивать им комплименты.
Единственным светлым пятном на приеме была леди Бойл. Жаль, не совсем та, на которую Тревор в тайне рассчитывал. Но и эта сойдет.
Решив засвидетельствовать Эсме свое почтение, младший Пендлтон попытался найти ее. Но, пока подливал себе бренди, потерял из виду.  Лишь некоторое время спустя Тревору удалось найти леди Бойл на заднем дворе.
- Эсма, вы, как всегда, свежа и хороша. Прячетесь от толпы кавалеров? Ведь обычно вы не знаете в них недостатка, - обратился к женщине Пендлтон, и не думая скрывать сарказм.

Отредактировано Тревор Пендлтон (2014-02-13 07:28:42)

+1

3

После произошедшего хотелось уединиться и подышать свежим воздухом, прийти в себя и хотя бы на секунду забыть, о том, на чьем она приеме находится. Но не тут-то было. Не успела Эсма отделаться от одного Пендлтона, как его тут же заменил другой. В этот раз хотя бы тот, кого можно было точно назвать по имени, не боясь перепутать. Тревор, это точно он. Худой, бледный и вечно нервный. Наверно, только и успевает менять платочки, которыми протирает лоб. Однако перед сильными братьями у младшенького было одно преимущество: он не выглядел злобным. Бессильным, слабым, неотесанным, но совсем не злобным.
Не стоит искать лишних подводных камней в комплиментах. Зачем, если так они намного приятнее? Просто согласиться, кивнуть, поблагодарить, даже если в теплых словах был спрятан нож сарказма.
- Благодарю за теплые слова, мистер Пендлтон, - улыбнулась Эсма, подавая мужчине руку. - Как Вы угадали! Только не говорите, что именно от этой толпы Вы и отбились, а то придется искать себе новое укрытие.
"Боюсь, только здесь это невозможно. Кажется, Пендлтоны вездесущи", - мысленно добавила женщина. В голове уже проносились мысли о том, что не стоит задерживаться в этом доме больше, чем требуют правила элементарной вежливости.

0

4

Пендлтон принял изящную руку леди Бойл и поцеловал ее с видимым удовольствием. В своем бежево-розовом наряде Эсма напомнила Тревору зефир с этакой вишенкой на верхушке. Но это был чужой десерт, поэтому откусить от него он бы не решился. Не при таких обстоятельствах.
- Вы, несомненно, украшение этого балагана. Однако ж меня вам стоит опасаться в самую последнюю очередь.
Разговор с приятной собеседницей оказалась хорошим предлогом, чтобы не возвращаться в поместье. Помимо Моргана и Кастиса, которые, похоже, упивались приемом, у Тревора была еще одна причина избегать гостей. Несколько минут назад Пендлтону младшему показалось, что они видел лорда Шоу. Может быть, он и ошибся. Что немудрено, учитывая, сколько Тревор выпил. Но предпочтительнее все же избежать возможной встречи.
- Не хотите поделиться впечатлениями? Кажется, будто вам здесь скучно, - спросил лорд Пендлтон в своей прямолинейной манере. Правда, на самом деле он хотел задать другой вопрос.
Чтобы занять чем-то повисшую паузу, Тревор хотел сделать глоток бренди, но внезапно с досадой обнаружил, что оставил бокал в поместье. Опершись на облупившиеся перила ограждения, он посмотрел на сад, некогда украшавший задний двор семейного особняка.
Похоже, что у близнецов дела шли неважно. Они не смогли даже нанять садовника, чтобы подрезал кусты. И из-за этого сад казался неприлично неухоженным. С тех времен, когда еще был жив старый лорд Пендлтон, оставалось неизменно хорошим только одно. Музыка. На благотворительном приеме играли настоящие профессионалы. Звуки скрипки наполняли Тревора надеждой на будущее. Которое, как известно, зачастую создается своими руками.

0

5

Возможно, она слишком поспешно убрала поцелованную руку, как будто не очень хотелось, чтоб к ней снова прикасался кто-то из Пендлтонов, даже младшенький. Эсма и так уже мечтала о том, чтобы все кончилось как можно быстрее, чтобы сбежать в особняк Бойлов и долго отмокать в ванной, чтобы смыть с себя остатки неприятного вечера.
Слова Тревора были приятны, хоть и несколько противоречивы.
- И почему же, позвольте спросить, мне не стоит Вас опасаться? - поинтересовалась леди Эсма, стараясь скрыть улыбку, которая так и норовила расплыться на лице и говорила о том, что Тревор не очень походил на страшного и опасного человека. По крайней мере, не здесь и не сейчас.
- Ох, Вы задаете такие сложные вопросы, да еще в разгар приема! - рассмеялась Эсма, пожимая плечами. - Мне, может, не так легко и думается после выпитого...
Она не так сильно и лукавила. Конечно, женщина могла выпить еще много, да только не стоило забываться, на чьем она приеме, а потому наставало самое время переходить на чай. Возможно, для того, чтобы потом вновь вернуться к алкоголю, но только не сейчас.
- Что Вы, мне совсем нескучно, - женщина подмигнула и тихо спросила Пендлтона: - Неужели так заметно? - Эсме самой было интересно, куда заведет их ни к чему не обязывающий разговор. - Или Вы хотите предложить сбежать?

+1

6

Сложно сказать, что послужило причиной кривой улыбки Пендлтона. То, как Эсма торопливо убрала поцелованную им руку, или же то, как леди Бойл игриво подмигнула, разом попрощавшись с десятком прожитых лет.
- Что вы, - отмахнулся от невидимой мухи Тревор. – Мне не хватит смелости украсть вас с публики. Разве что могу развеять скуку разговором.
Музыка, доносившаяся из поместья и пробуждающая в Пендлтоне ностальгию, смолкла. Тишина действовала отрезвляюще. Не успев разобраться со стонущей логикой, убеждающей держаться настороже, Тревор открыл рот, чтобы задать Эсме еще, как минимум, один щекотливый вопрос. Пожалуй, им было, что обсудить вдали от людских глаз и ушей.
Однако ж двери, ведущие на задний двор, растворились, выпустив в запущенный сад гостей и двух хозяев приема. Братья-близнецы важно шествовали в центре толпы, и по выражению их лиц Тревор понял, что ничего хорошего ждать не приходится. Впрочем, это его нисколько не удивляло.
Отступать было некуда. Разве что спрятаться за разросшимися кустами бисерника. Совсем как в детстве…. Избитый и униженный маленький Тревор, грызущий трясущиеся кулачки. И Морган с Кастисом, бьющие палками по зеленым веткам, чтобы найти своего трусишку-братца. От каждого удара опадают листья. И думаешь, заклинаешь про себя, чтобы следующий не пришелся по твоей спине. Те времена давно прошли.
Застигнутый, как неудачник-любовник на месте преступления, младший Пендлтон застыл на месте.
- Мы думали, что ты уже ушел… Но хорошо, что остался, - Кастис явно смаковал триумф, как иной гурман лакомится потрохами редкой дичи. Под взглядом множества глаз Тревору было неуютно. Его кожа потела, а ладони стали мокрыми.
- Благотворительный прием должен показать, как мы, аристократы, заботимся о безродных бедняках. Давайте докажем это не только словами, но и делами, - по знаку одного из старших Пендлтонов принесли большой серебряный поднос, куда гости вечера по традиции начали складывать символические пожертвования.
Близнецы демонстративно бросили по паре золотых, остальные были куда более щедрыми. Передаваемый по кругу поднос вскоре наполнился мелкими украшениями и деньгами, походя на гору сокровищ с покоящегося на дне морском корабля, затонувшего в шторм.
- Леди Бойл, - в унисон проговорили братья, обращаясь к Эсме.
Даже не хотя этого, Тревор сделал шаг назад, потому что его карманы были пусты, и ему нечем было жертвовать, кроме и без того изнуренного самолюбия.

Отредактировано Тревор Пендлтон (2014-02-19 23:13:50)

+3

7

- Жаль, - ответила леди Бойл. Нельзя сказать, что ей уж очень хотелось уединиться в каком-нибудь месте с Пендлтоном, пусть и младшим, но кто знает, может, он и предложил бы что-нибудь интересное и занимательное, куда хотелось бы убежать, пусть даже с ним. Да, только пока Тревор не только ничего не предлагал, но и походил больше на загнанную мышь. Даже не на крысу, нет, именно на мышь. На крыс были больше похожи его старшие братья, от которых нельзя было ни спрятаться, ни скрыться. Что еще она должна была сделать, чтоб они ее не трогали? Переспать с ними обоими сразу? После такого потом ни в жизнь не отмоешься!
А потому оставалось только набрать в грудь побольше воздуха и держаться так, будто все прекрасно.
"Я здесь не отдыхаю, я здесь занимаюсь делами", - напомнила себе Эсма, собираясь с мыслями. Это было не так-то легко сделать, особенно если учесть, что чувства переполняли и пересиливали все разумное. И основной эмоцией сейчас был гнев. Что за мода прийти и обирать присутствующих гостей? Хотя б предупредили, что надо с собой что-то взять. Как будто Эсма носила в своих карманах деньги! Украшения же она отдавать Пендлтонам и вовсе не собиралась. Как будто им мало было уже пожертвованных денег.
- Да, Господа? - А что еще можно было ответить? - К сожалению, у меня с собой ничего нет. Но одному из Вас я подарила танец. Думаю, его можно счесть пожертвованием, так что перечислите в общий счет за него столько, сколько считаете нужным.
На губах застыла лучезарная улыбка. Пусть теперь делают, что хотят, и говорят, что хотят.

Отредактировано Эсма Бойл (2014-02-20 14:48:23)

+1


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Черновики » Искренность и лицемерие. 1837 год, 14 день месяца семян


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC