Дануолл. Пир во время чумы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Желанной гостье. 1837 год, 4 день месяца леса


Желанной гостье. 1837 год, 4 день месяца леса

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1.Название: «Желанной гостье».
2. Дата: 4 день месяца леса 1837 года.
3. Место: бордель «Ракушка».
4. Действующие лица: мисс Фанни, Линси Хоунд.
5. Краткое описание: Линси, в очередной раз, навещает бывший дом.

Отредактировано Линси Хоунд (2015-03-22 09:48:04)

0

2

- Не, я никогда не выйду замуж, - внезапно произнесла Линси, отрываясь от чтения вслух. И припомнила взрослые разговоры, которые иногда подслушивала на дворцовой кухне, когда удавалось ускользнуть от присмотра. – Потому что мужчины невоспитанные типы, которые сами даже не могут суп сварить.
И задумалась, стоит ли говорить мисс Фанни, что составила список ругательств стражников дворца и жителей Боттл-стрит. Не все слова ей были понятны, но звучали они весьма внушительно. Интересно, что значит «крюйс-бом-брамсель» и зачем его пихать в левое ухо? В конце концов, не придя к единому мнению, произнесла довольно туманно:
-  А еще они часто ругаются между собой.
Когда лорд Аттано разрешил девочке посетить Варю и мисс Фанни, Линси хотела сразу оправиться к ней. Однако Каллиста непреклонно решила: сначала уроки, а потом развлечения. Поэтому вырваться маленькой мисс Хоунд удалось только через два дня. Даже после резкой перемены, казалось, в «Ракушке» она так и осталась своя. И ничего не произошло: та же добрая мисс Фанни, та же забавная Варя, та же ворчливая кухарка Клара, те же веселые «рыбешки», тот же интересный художник…
Только теперь посещать мисс Фанни разрешалось лишь тайно, и никому нельзя было упоминать об этом. Линси казалось это не правильным, но тут девочка ничего уже не могла сделать.
Посмотрев на Варю, старшая подруга хотела было вернуться к истории про приключения одной деревянной куклы, которая хотела стать человеком. Книжка была захвачена из библиотеки Башни. Линси часто жалела, что нельзя показать подружке то место: это был целый огромный зал, а сами полки были раза в три выше даже далеко не низкой Линси.
Однако, прочитав две фразы, девчонка снова прервалась:
- Мисс Фанни, это нечестно. У меня там учитель танцев появился, а Варя даже библиотеку не может посмотреть.
Новость про появившегося нового учителя была чуть ли не первой новостью, которую рассказала девочка.

+1

3

Фанни перекинула петлю с пальца на кончик спицы. В том, чтобы напоминать Линси продолжать чтение, не было никакого толку. Она постоянно отвлекалась, как всегда, еле сдерживаясь, чтобы не начать болтать без умолку. Все же некоторые вещи остаются неизменными. Куда больше пользы было бы от игр на свежем воздухе, но дворик при «Ракушке» был обследован вдоль и поперек, а гулять по улице было невозможно – нельзя, чтобы маленькую леди видели с владелицей борделя. 
Еще совсем недавно эта сорвиголова стояла на пороге «Ракушки» оборванная и чумазая, а теперь выглядела как настоящая аристократка, правда, не избавившаяся от приютских привычек.
«Сначала хорошие манеры человеку нелегко привить, а потом почти невозможно из него их вытравить», - подумала Фанни,  вспомнив, как когда-то они с сестрами вот так же читали и занимались рукоделием.
- Ты удивишься, дорогая, но лучшими поварами считаются именно мужчины, - постукивание спиц на миг прекратилось. – Кроме того, все люди разные. И мужчины, и женщины.
Спорить с Линси о замужестве Фанни не посчитала нужным. Это было бы бесполезно. Такой уж возраст.
- Но женщины тоже ругаются! – неожиданно подхватила Варвара. До того она увлеченно раскладывала пуговицы и нитки по коробочкам, изредка заглядывая в книгу к подруге. – Ты помнишь, как Клара ругалась с Софией? А Дженни и Мира?
- Да, в этом доме женская ругань – дело привычное, - Фанни усмехнулась.
- Потому что дом маленький, а народу полно.
Фанни оставалось только вздохнуть. Варвара все яснее понимала, что такое бордель, даром, что ей всего лишь восемь лет. Она еще не представляла, конечно, как именно «селедки» утешают и веселят приходящих мужчин, но знала, что за это им платят.
Хорошо, что Линси покинула «Ракушку». Фанни ее не хватало, но все же она совсем не возражала, когда Корво сообщил о решении удочерить девочку. Однако поначалу, несмотря на свою тоску и печаль Варвары, она хотела запретить Линси приходить.
- Зато она, благодаря тебе, может читать книги из этой библиотеки, а это не каждый ребенок в Дануолле может себе позволить.
- Учитель танцев мне точно не нужен, - Варвара улыбнулась, старясь сделать вид, что большая императорская библиотека ей совсем не интересна. – Когда приходят мистер Кроули и мистер Слекджо, мы тоже танцуем. Ты бы видела, как весело!
Фанни посмотрела на девочек поверх очков и опустила взгляд. Социальная разница между ними обещала перерасти в пропасть. Конечно, можно было бы написать лорду Аттано с просьбой устроить Варвару служанкой, когда немного подрастет, в этом случае, как знать,  она могла бы выбиться в компаньонки. Для дочери сутенера и шлюхи более завидной судьбы не найти. Но Фанни не решалась на это по многим причинам.

Отредактировано Фанни (2015-03-26 20:47:27)

+2

4

- Почему же миссис Метьюс говорила, что женщина должна хорошо готовить, шить и молчать в присутствии мужчины? – искренне удивилась маленькая леди. – А девочкам нельзя лазить по деревьям? А так же, мы должны быть аккуратными и послушными? Впрочем, последнее и Каллиста говорит. Она мне целую лекцию прочитала, когда я…ну…ээээ….стекло случайно выбила….
А еще Линси так и не смогла найти в учебнике про знаменитых женщин-ученых, путешественниц или капитанов. И это оказалось жуткой несправедливостью на свете. Но от своей мечты девчонка не отказывалась: она была готова ради этого вызубрить все дурацкие правила взрослой жизни, всю историю и даже (как её?) грам-ма-тику. И тогда она им всем покажет! Этим взрослым занудам, которые не разрешают ничего.
- Ага, - не удержавшись от смеха, припомнила Линси. – Но это было…по-домашнему, - попыталась найти нужное слово девочка. - А благородные дамы не ругаются, они… эти-кет-ствуют. Мне мисс Каллиста рассказывала, что даже если посторонней даме не идет её жуткая блузка, то все равно надо похвалить вкус. Мисс Каллиста всю жизнь благородным прислуживала. Поэтому во всех их причудах разбирается. А как по мне: высшее общество – это кучка чокнутых.
Нет, быть дочерью (добрые духи, она все еще не может поверить!) лорда-защитника имело свои плюсы. Например, ей теперь не нужно было мыть посуду. Правда, если бы ученые изобрели такой ящик, который сам мог мыть её, то девочка бы только обрадовалась. Ибо слишком хорошо помнила: какое это нудное занятие. Или она впервые попробовала шоколад. Или узнала, что есть на свете столько интересных книг.  Но не меньше было ограничений. Одним, из которых было соблюдать столько глупых и странных правил, каковых раньше не было в жизни приютской сироты.
Линси вздохнула. В словах мисс Фанни была своя правда. Но все равно это было не справедливо.
- Когда я вырасту, то изобрету…построю…словом, сделаю такую библиотеку, чтобы её могли посещать любые дети города, - пылко пообещала Линси, совершенно не задумываясь над реальной возможностью.  – И школу.
И засмеявшись, показала язык Варе:
- А ты будешь там директрисой. Только не такой, как миссис Минога, хорошо?
Несмотря на шутливый тон, Линси была серьезна как никогда.
При напоминании о мистерах Кроули и Слекджо маленькая фантазерка снова вздохнула. Все же в «Ракушке» было веселее. И она так и осталась домом, каким не смогла стать Башня.
- Да ну эти танцы. Жаль, стрелять все равно не научат. Даже не попроситься. Я боюсь, лорд Аттано испугается…Он и так вспоминал про казну, когда я… ну…училась из рогатки стрелять. 
Ни про стекло, ни про виски Линси так и не рассказала.

+1

5

- Ваша миссис Метьюс тупа, как пробка, - сказала Фанни, ничуть не смутившись. – Ты сама решишь, какой тебе быть. Но вот, что я тебе скажу. Чем больше ты умеешь и знаешь, тем  лучше. В жизни может пригодиться все: и рукоделие, и лазанье по деревьям. А пока слушайся мисс Каллисту, ведь тебе нужны друзья. Вот и будь хитрее.
Фанни и не думала ругать Линси за разбитое стекло. Что было, то прошло. Ей, наверняка, и так досталось от воспитательницы. К тому же, Фанни не без смеха думала о том, сколько шума, должно быть, теперь в Башне. Этому месту немного веселья и простого беспокойства о шкодливом ребенке пойдет на пользу.
- Благородные дамы в совершенстве владеют этикетом, - машинально поправила она Линси и, не удержавшись, рассмеялась. Вот уж точная характеристика, ничего не скажешь. – Да уж, ты права, милая. Но когда-нибудь ты поймешь, что этикет – очень полезная штука. Вот увидишь!
Фанни воротило от таких, как Метьюс. Они воспитывали в девочках раболепное отношение к мужчине и, из приютов выходили послушные ханжи, которые безропотно сносят побои. С ней самой воспитание и жертвенная любовь к мужу сыграли дурную шутку. Но о Каллисте Фанни судить не спешила. Если та женщина умная, то, можно считать, что Линси повезло – девочка научится производить нужное впечатление, но не потеряет ни себя, ни чувство собственного достоинства.
- Хорошее дело. Не забудь о своих словах, когда вырастешь, - тепло улыбнулась Фанни. Варваре же идея сделать ее директрисой не понравилась.
- Не хочу! Хочу быть художницей, как Эдди!
- Как Эдди не надо… - Тихо проговорила Фанни и прикусила язык. – Этому нужно много учиться, Варя. А денег толком и не заработаешь.
- А я буду самой лучшей и заработаю кучу денег!
Фанни вновь улыбнулась. Горячность Линси передавалась ее тихой и послушной дочери. Дурной пример заразителен.
- Про казну? – удивилась Фанни. – Что, лорд Аттано сильно строг с тобой?
Она не знала, чего в поступке Корво больше – искреннего сочувствия девочке или желания отомстить ее отцу.  В последнем стремлении Фанни не видела ничего постыдного. В конце концов, Берроуз заслуживал душевной боли, а Корво был достаточно благороден и добр, чтобы любить Линси, как родной отец, а не отыгрываться на ней за чужие грехи.

+1

6

- Ага. Только она заведовала нашим приютом, а мы – мусором общества, как она нас называла, - проницательно заметила Линси. И хмыкнула: - Видела она меня бы сейчас.
Однако, поддержка мисс Фанни девочку несказанно обрадовала.
- Рукоделие у меня паршиво выходит, - вздохнула Линси. – Вот готовить неплохо получается. Мисс Анна даже хвалила. Она, единственная, нас обнимала. Правда она уме… исчезла самой первой. А потом стали остальные…Точнее, их забирали…  - воспоминаниями о закончившейся чуме, девочка почти не делилась. Она тогда каждую ночь боялась, что в Затопленный квартал заберут её. Правда, никогда не снились страшные сны. Кроме одного. Где леди Эсма почему-то была ею матерью.
- Я слушаюсь. Я просто не знала, что меня засекут, - поморщилась юная леди и, не удержавшись, гордо призналась:  – Да я и так хитрая. Меня служанка леди Коры сначала за благородную приняла.
Состроить невинную мордашку и показать себя скромной и воспитанной девочкой Линси умела еще в детстве. Почему-то действовало не на всех. Например, лорд Корво не верил её уловкам. Видимо, мисс Фанни была права: надо было тренироваться. Перед которой Линси не играла. Та ей нравилась.
Почему этикет  полезный, приемная дочь лорда-защитника понимала плохо. Разве что, правила помогали быть милой. У Линси был целый список вещей, которые не делают юные  леди, включающий «не грызут ногти» или «не показывают язык в спину гофмейстерине». «Не стреляют из рогатки» там значилось пока последним.
- Не забуду.
И засмеялась, слушая, как Варя хочет стать художницей.
- Тоже неплохо. Будешь, как Карера – жила раньше такая художница на Серконосе. Портрет их принца нарисовала.
Однако, поддерживала сводню, что как Эдди становиться не надо. Понимание, кто живет в этом доме пришло довольно резко: подслушивающая взрослые разговоры Линси услышала, как солдат охраны навещал одну из девиц «Ракушки». И воспоминания того были довольно далеки от объяснений «рыбешек». Мерзость! Хотелось выскочить и заорать, что Дженни хорошая, а не та, которой её назвали. Однако девочка удержалась: взрослый мужчина ей бы точно не поверил. То, что добропорядочные люди – ханжи еще те, она пока понимала плохо.
- Да нет, мисс Фанни. Он…-задумала девочка. – Он замечательный. И рогатку мне тогда отдал. Это не моя была, чужая. Я просто пострелять хотела попробовать. Он, оказывается, на Ботлл-стрит не один раз приходил. - И посмотрела на Варю, не решаясь спросить. Однако любопытство переселило: -  А в «Ракушку» он сперва пришел, как стражник к Дженни?

+1

7

Фанни слушала и улыбалась. Линси была сильной, возможно, благодаря своей непосредственности. Виделась в этом ребенке и решительность, которой не всем взрослым хватало. И можно было не сомневаться, что все будет в порядке. Она приспособится к дворцовой жизни, как приспосабливалась в приюте, на улице и в «Ракушке».
- Все позади, милая, - Фанни пересела поближе к девочкам и, отложив вязание, погладила обеих по макушкам. – К миссис Метьюс тебя не вернут. Ну а розги уж терпи, - она хитро хмыкнула. – Благородные леди воспитываются строго.
- А что такое розги, мам?
- Это такие прутья, которыми учителя бьют по попе или по рукам, если ребенок провинился.
- Но ты же говорила, что детей бить нельзя! – возмутилась Варвара.
- Нельзя, но иногда бывает нужно. Тебя вот не секли ни разу, и ты избаловалась.
Фанни шутила. Она и впрямь была против телесных наказаний, но верила, что немного строгости в воспитании Линси не помешает. При этом Корво не допустит ничего дурного.
Услышав вопрос о лорде регенте, Фанни волей-неволей опустила глаза. О чем Линси уже догадывалась?
- Нет. Он… Он пришел случайно, а потом по делам, - ответила хозяйка «Ракушки». Это была почти правда. – Варенька, сбегай-ка на кухню. Надо попросить Клару поставить чайник. Будем чай пить. И помоги ей…
Когда Варя вышла, Фанни посмотрела на Линси.
- А почему ты спрашиваешь?

+1

8

Обратно её не вернут. По-хорошему, следовало уже перестать опасаться призраков прошлого – мисс Фанни ей никогда не врала. По крайней мере, девочка этого не замечала. Однако часть души – та, которая жутко не любила мерзопакостный взрослый мир – все же нашептывала, что от доверия кошка сдохла. И при этом у Линси была куча доказательств, что не все взрослые злые и вредные. Даже среди богачей.
- Мррр, - неожиданно, даже для самой себя, откликнулась девочка на ласку мисс Фанни. Кошки ей очень нравились. Девочка любила сравнивать себя с этим свободолюбивым и грациозным животным. Пусть до грации ей было так же далеко, как до Пандуссии. - Розги? – недоуменно глянула на сводню. – А!  То есть: поймают. Мисс Карноу сама на дух не переносит таких наказаний.
Временами Линси так и продолжала сбиваться на приютский и уличный жаргон и переставала говорить языком аристократии. В воспитательном доме любая замеченная шалость обещала наказание сорванцу. Проблемой было то, что шалостью считалось любое действие, которое не укладывалось в рамки сотен правил. Поэтому слово «засечь» стало иметь сразу два значения.
- Варя не избалованная, - смело возразила Линси, защищая подругу. – Она маленькая и добрая.
Если бы Линси умела читать мысли, то лишь недоуменно посмотрела на мисс Фанни: о чем она может догадываться. Несмотря на то, что межполовые отношения перестали быть для неё быть секретом, который прятали ханжи-воспитательницы, тем не менее, девчонка пока не разбиралась в психологии и физиологии мужчин (да и женщин не особо). И говоря по правде, та мужская болтовня и книга «Дочь Тивии», проясняли далеко не все и непонятными словами. Например, откуда появляются дети, так и осталось полной загадкой. Линси продолжала считать, что тех море приносит. Словом, про отношения между хозяйкой борделя и ночным гостем Линси совершенно не догадывалась. Однако, слово «случайно» привлекло внимание девочки. Лорд-защитник же говорил лишь про дела тайной службы! Впрочем, может он сперва решил посетить улицу незаметно и осмотреться?
- Да просто….стражник говорил, что Дженни…- замялась девочка, не особенно понимая значение слова, - …тся хорошо. Минет, какой-то, еще хорошо делает. Мол, мужики…мужчины, специально идут сюда, в «Ракушку», только из-за. Хотя лорд Аттано говорил, что  был на Боттл-стрит из-за того, что дурак Берроуз врал. А он же тоже мужчина. Вы, взрослые, какой-то странной гадостью занимаетесь, - вспомнила Линси прочитанную книжку. Прочитанную в полном недоумении. – И совершенно не понятные. Мужчина же тяжелее: зачем ему ложится на женщину?
Задумчиво почесав нос:
- Или, вот, еще: в одной книжке написано, что Амелию били розгами, и ей это нравилось. Это как? Больно же!

+1

9

Фанни надеялась, что этот разговор состоится только через пару-тройку лет, но Линси была невероятно любопытна и к тому же схватывала на лету. Ирония состояла в том, что она узнала о том, чем занимаются взрослые, не в борделе, в котором прожила много дней, а в библиотеке Башни. Фанни подумалось, что надо будет переговорить с Корво о книгах, которые у них там хранятся.
Может быть, все было к лучшему. Чем раньше Линси поймет особенности отношений между мужчиной и женщиной, тем меньше вероятность того, что она вырастет ханжой, не говоря уже о том, что она будет морально подготовлена, когда придет время. Вот только как все объяснить? Фанни попросила девочку сесть поближе.
- Это не гадость, милая, - она погладила Линси по волосам. – Ты знаешь, как на свет появляются дети? Нет? Вот отсюда, - Фанни приложила руку к животу. – Внутри женщины появляется маленькое-маленькое зернышко. То есть что-то вроде того. Оно растет-растет и вырастает в маленького человека. Ты когда-нибудь видела младенцев? Но для того, чтобы это зернышко попало внутрь женщины, нужно, чтобы она легла в одну постель с мужчиной и они занялись тем, о чем ты слышала. Этот процесс называют по-разному. Половой акт, соитие или так, как сказал стражник.
Фанни внимательно посмотрела на Линси. Новой информации было, пожалуй, слишком много и, вместе с тем, недостаточно. Она приготовилась к тому, что вопросов будет море.
- Но так уж мы, люди, устроены, что процесс этот приносит удовольствие. Ну, это как для тебя съесть что-нибудь особенно вкусное. Поэтому мужчины и женщины занимаются этим не только для продолжения рода, но и чтоб было хорошо. Хотя некоторые приходят в «Ракушку» не только за этим. Кому-то хочется поговорить или, чтобы его обнимали. Тебе ведь нравится, когда тебя обнимают? Ну вот, так и тут.
Про розги Фанни решила пока ничего не говорить. Однако она подозревала, что и эту тему не удастся обойти стороной.

Отредактировано Фанни (2015-05-17 13:22:16)

+1

10

- Почему нет? – невежливо перебила она тивианку. – Конечно, знаю: их море приносит. А туда они попадают из самого сердца Океана.
Дальше она слушала молча, с все возрастающим недоумением и открытым ртом, слушала объяснения мисс Фанни. Заговорила девочка лишь, когда женщина замолчала.
- Так ведь младенцы очень большие. Это же больно…наверное.… когда они вылезают, - она вспомнила младенцев, которые были в приюте.  Там была целая комната. Представить,  что даже самый слабый малыш мог поместиться в животе, например, мисс Фанни никак не получалось. – А почему они не появляются каждый раз, когда занимаются сексом? Или люди сами решают, что хотят ребенка? Тогда откуда появляются сироты? – неожиданно вырвалось у девочки. - Нет, если умирают родители – это понятно, а вот почему дети растут с младенчества в приюте?  Или сначала хотели продолжить род, а потом взяли и передумали?
Девочка нахмурилась. То, что процесс якобы приносил удовольствие, заявляла еще та книжка. Но даже мисс Фанни не объяснила: раз это что-то вкусное, то почему об этом не говорят? Ведь про шоколад говорить разрешалось. И почему «Ракушка» в разговорах окутана туманом тайн и недомолвок? В мире Башни прямо говорили лишь мужчины (и то только между собой), при женщинах или детях они переходили на погоду, историю, географию – словом на что угодно, кроме рассказанного мисс Фанни и книжкой.  Про мир приюта говорить совсем не о чем: чуть побольше остальных воспитанниц знали лишь старшие девочки. Да и те выходили во взрослый мир только с мыслью о собственной недоделанности, которая теперь будет напоминать раз в месяц. А если брать мир улиц, то тут было все по-другому: на эту тему не говорили лишь с девочками. Как взрослые в борделе разговаривают между собой, Линси еще не открыла: при ней они нередко замолкали и меняли тему разговора. Когда Линси подрастет, она окончательно утвердится в мысли: люди ненормальные, раз блюдут целую кучу глупых и нелепых правил. Лицемерие  окружающих станет вызывать лишь иронию. Но пока девочка недоумевала и пыталась найти объяснения.
- Если это хорошо, почему об этом нельзя говорить открыто? Я ни разу не слышала, чтобы взрослые об этом говорили: разве что те стражники между собой. И в книге…
Линси вспомнила отношение миссис Морлидж к мисс Фанни и её реакцию на это заведение, несколько случайно брошенных фраз и связала все в одно.
- Неужели «рыбешкам» это настолько нравится, что они тут постоянно живут? – выпалила она озарившую её мысль. – Ведь та аристократка, миссис Кора, когда увидела наш дом, - случайно оговорилась девочка, - не поверила, что я отсюда. Хотя я такими странными вещами не занималась.

+1

11

- Больно. Но женское тело мудро устроено, - Фанни откинулась на спинку дивана. Оказалось, не так-то просто объяснить ребенку, что творится за альковными дверьми и что бывает потом. Новые вопросы посыпались градом – только и успевай подбирать слова, чтобы ответить. – Ты же видела, каким большим был живот у миссис Морлидж? Так вот она не объелась. Это в ней был ребенок. Сейчас, наверное, он уже родился, и у Эдмунда теперь есть братик или сестричка.
Фанни вспомнила аристократку с легкой грустью. Их разделяли статус и правила приличия, но беседуя, они во многом понимали друг друга. Так или иначе, Фанни приходила к выводу, что ей подчас не с кем поговорить. Проститутки были хорошими собеседницами лишь до определенного предела.
- Чтобы в теле женщины зародился ребенок, надо чтобы в нее попала особая жидкость, которую вырабатывает мужское тело. Иногда взрослые делают так, чтобы этого не случилось, иногда забываются и бывают неосторожны. Раз уж ты так наловчилась добывать взрослые книжки, попробую найти ту, в которой говорится, как устроен человек. Там должны быть картинки.
Фанни не хотелось врать Линси, рассказывая, что все дети ожидаемы и заранее любимы. Девочка сама была примером обратного.
- Некоторые люди просто хотят получить удовольствие, а не возиться потом с детьми. Но не всегда это получается, тогда они бросают малышей, - тиха сказала она жестокую правду. – А есть матери, которые вынуждены оставить новорожденного в приюте, потому что им нечем его накормить. Всякое бывает.
Тихо засмеявшись, Фанни поцеловала Линси в белобрысую макушку.
- Конечно, не занималась. Тебе еще рано. А вот почему нельзя говорить… - хозяйка «Ракушки» помолчала, обдумывая ответ. – Видишь ли, по правилам… Ты уже выучила Семь запретов? Так вот по правилам спать вместе должны только муж и жена, и только ради продолжения рода. Селедки же делают мужчинам хорошо за деньги. Они так на жизнь зарабатывают. Отчасти поэтому об этом не говорят. А некоторые стесняются, - добавила Фанни. – Ну, представь, будто ты бегаешь по улице голышом, а вокруг все смотрят. Причин на самом деле много.

Отредактировано Фанни (2015-05-17 13:24:09)

+1

12

- Значит, у меня никогда не будет детей, - вздохнула Линси. Боли девочка боялась больше любых мерзких крыс или страшных ведьм. – Угу. Видела….
Последнее слово ребенок произнес шепотом, будто хотел расплакаться. С маленьким Эдмундом было весело. Он понимал и поддерживал Линси в её стремлении открыть новый остров. Ну, или сделать еще что-нибудь великое. И он не был занудой. Как и Варя. Как и приютские девчонки, даже злючка Шарлотта.
- Я их даже в Башне не вижу, - не удержалась от тихой жалобы Линси. Как объяснишь взрослому свое одиночество, учитывая, что сама в него влезла?  – Леди Морлидж, конечно, сейчас не до походов в гости, но у Эдмунда же есть папа.… Наверное, другим  детям посещать Башню нельзя.… А там такой огромный-огромный сад, где можно прятаться. Там бы все поместились: я, Варя, Эдмунд…девчонки из приюта. Они, наверное, переживают за меня. Я все-таки плохая, мисс Фанни.
Раньше Линси никогда не признавалась, что в глубине души её очень сильно грызет совесть. Что бросила подруг и даже не пытается с ними связаться. Капитаном ей точно не быть. Разве настоящие капитаны бросают первыми корабль? Да и путешественники своих друзей не оставляют.
- Просто мисс Карноу не проверила, какую книгу я взяла. Она тоненькая была – спрятать в учебниках можно было.
Линси задумчиво начала грызть ноготь на указательном пальце, даже не заметив этого. Внезапный разговор дал столько интересных знаний, о которых не рассказывали на уроках.
- Лучше бы – убивали, - внезапно произнесла Линси. С другой стороны, если взять саму незаконную дочь леди Бойл, то сейчас девочке было хорошо, тепло и сытно. И в мире было столько всего интересного. А если посмотреть под другим углом… - Ведь если бы я не убежала…Если бы меня не спас Мужчина-в-страшной-маске… . Да и вообще….=объяснить, почему Линси считает любую смерть лучше существования в приюте, у девчонки не получалось. – Даже богатые оставляют? Им же есть чем кормить,…да и ненужных малышей можно отдать…не знаю…. Ну точно же есть кому-нибудь? – посмотрела на мисс Фанни. Варя рассказывала, что когда-то давно её мама родилась в безбедной семье. – Вас…Вас тоже оставили?
Смутившись, Линси не удержавшись, снова мурлыкнула. После всего, мисс Фанни все равно целовала её. И хоть девочка считала себя не очень достойной, но поцелуи были приятны. И принимались гораздо легче, чем объятия леди Эсмы.
- Я уже почти взрослая, - ответила девочка на слово «рано». – Мне скоро целых двенадцать лет. Правда, до шестнадцати еще долгих четыре года…
В шестнадцать Линси уже могла официально не спать ночами, читать взрослые книжки и даже уехать в Куллеро. Подальше от этого гадского города. Интересно, мисс Фанни согласится уехать вместе?
- Да. Выучила. Они нелепы. Вот видите: только муж и жена. А, получается, занимаются им кто попало. Зачем нужны правила, если их не соблюдают? А… селедкам самим хорошо? – глянула на женщину бывшая сирота. – Если из-за этого не говорят, то это выходит вранье, = упрямо припечатала взрослый мир Линси. – А врать плохо. Хотя… если стесняются.
Девочка представила себя раздетой, ну, хотя бы при мистере Слекджо или лорде-защитнике, и сильно покраснела. Такое объяснение было вполне понятно. Представить себя бегающую голышом перед кучей уже совершенно незнакомого народа пытаться она не стала.

+1

13

- Все будет, - тихо произнесла Фанни, прижав девочку к себе. – И дети у тебя будут, но еще не скоро, так что не стоит об этом думать. И с Эдмундом еще увидишься.
По крайней мере, у Линси было больше шансов встретиться с семейством Морлидж, чем у них с Варварой. Конечно, для детей, как правило, не устраивают светских мероприятий, но Императрица еще так юна, что может пожелать, чтобы ее окружали сверстники. Это было бы верным шагом. Государству нужны свежие умы, а новой правительнице нужна своя команда преданных помощников. Человек же, который сможет их направлять и удерживать от ошибок уже есть. Лорд Корво Аттано.
- Ты можешь узнать, где живет миссис Морлидж и написать письмо Эдмунду, - посоветовала Фанни. – Поговори с лордом Аттано, расскажи ему о своих переживаниях по поводу приюта. Уверена, тебе позволят навестить подруг. К тому же, именно ты можешь позаботиться о том, чтобы их жизнь стала лучше. Обрати внимание Ее Величества на приют. Только не слишком усердствуй. У нее сейчас очень много дел, не так ли? Вы с ней ладите?
Линси пока не понимала, что такое власть и какие преимущества она дает. Возможно, это и к лучшему.
- У богатых свои проблемы, - сухо ответила Фанни. Она не хотела оправдывать Эсму Бойл. – Поверь мне, приют еще не самое плохое место, - осторожно положив подбородок Линси на макушку, Фанни добавила. – Оставили. Но я в ту пору была уже взрослой. А детство мое было счастливым, бед я не знала.
Фанни вновь поцеловала Линси, как родную дочь. Ей казалось, что расстаться с ребенком добровольно немыслимо. Если только так не будет лучше для него.
- Мир несовершенен, малышка, - Фанни улыбнулась. – Ты сама скоро все поймешь. Люди придумывают правила, чтобы в нем был хоть какой-то порядок. И есть не мало тех, кто искренне верит в Семь запретов, как есть и те, кто доверяет только своей совести. А вранье… Да, милая, вокруг полно вранья. Но я ведь не лгала вам с Варей, верно? – Фанни заглянула Линси в глаза. – Есть вещи, о которых просто не стоит говорить вслух. Всегда или пока их время еще не пришло, - она приподняла лицо девочки за подбородок. – Ну? Может, хватит вопросов на сегодня? А то твоя головенка взорвется прямо у меня на плече. Бум – и нету. Пойдем пить чай.

+1

14

Будет. Конечно, будет. Лет через десять.
Вечность.
А Варя? А Варя увидится? – хотелось спросить Линси. Но она промолчала. По правилам взрослых дети были неравны. Варя не могла увидеть Эдмунда: маленького мальчика, просто мечтающего о Великом океане. Варя также теперь была неровня Линси, Линси – Варе. По глупым, нелепым и жутко важным правилам. И девочка была резко против. Младшая сестренка также боялась страшных ведьм и любила сказки. Сестра? Да. Линси сама не заметила, когда перестала именовать ту подругой. И пусть кто-нибудь вякнет про их отношения, что так не бывает. У неё, в дневнике, сохранены загадочные слова взрослых, которые те произносят, когда тяжелый ящик на ногу уронят. И вот она их с выражением зачитает любому, кто посмеет заявить, что семья теперь это лорд Аттано и дворец. А мисс Фанни и Варю она должна забыть, как сон. И жизнь в приюте. Да пусть эти взрослые богачи идут к Чужому со своими фальшивыми улыбками и снисходительными словами! Она что-нибудь обязательно придумает.
- Да.…Пожалуй, я так и сделаю, мисс Фанни, - задумчивым голосом произнесла Линси и неуверенно продолжила. – Думаете, так можно? У милорда тоже много дел.… Ладим. Правда…я стесняюсь подружиться, - еле слышно призналась она на ухо мисс Фанни.
И жутко обиделась за ту, когда догадки про брошенную маму Вари подтвердились. На миг в глазах девчонки мелькнул упрямый опасный огонек, который появлялся в минуты сильной злости. Черный список явственно расширился с воспитателей, на огромное количество новых имен. По иронии судьбы, имя бывшего лорда-регента уверенно заняло первую десятку. Как и имена многих аристократов. И когда этот ребенок вырастет, то он обязательно спросит. За себя – приютский отброс, Варю, которая не может увидеть Башню, мисс Фанни, которую оставили  взрослой…. Лорда Аттано, в глазах которого Линси увидела такую тоску, что на месте Берроуза она бы давно удавилась.
Только «хорошую» леди Эсму продолжала оправдывать девочка. Возможно, в будущем она про неё тоже узнает. Когда посмотрится в зеркало.
Впрочем, к тому времени, Линси Хоунд поймет, что такое власть и с чем её едят. И что такое положение дочери далеко не последнего человека в Империи.
Злопамятность явно семейная черта даже у бастардов Берроуз-Бойлов.
- Нет, конечно, - открыто заулыбалась юная леди. И внезапно почти призналась: - Это одна из…этих…тьху! Ну, вообщем: это одно, мне нра,.., - смутившись, ребенок не стал договаривать и пояснять, что честность подкупала. И то, что от вопросов не отмахивались, как от мух. И прямо заявила: - Значит, надо сделать его совершенным. Потому что – иначе нечестно. Я даже готова это Верховному смотрителю сказать или самому Чужому!
Последнее служило хорошим индикатором, учитывая, что и того и другого девчонка боялась до дрожи в коленях. И было странно, что даже хорошая рассудительная мисс Фанни не понимала этого.
- Хватит, - шутливо согласилась Линси. Информации сегодня явно хватало. – Не, моя голова, мне еще понадобится. А то, как же я без головы открою новый остров?
И у самой двери быстрым шепотом прошептала:
- И все же, вы, простите мисс Фанни, но…ваши родители плохие. Своих не бросают. Никогда, никогда.

+2

15

Фанни стало немного жалко юную Императрицу. Одни будут всеми правдами и неправдами искать ее  дружбы, другие – опасаться стать к ней ближе. По тем или иным причинам.
- Чего тебе стеснятся, Линси? – мягко спросила Фанни. – Ты приветливая, умная девочка. Может быть, Ее Величество и сама не против с тобой подружиться? Не узнаешь, пока не сделаешь первый шаг.
Задатки характера говорили о том, что в будущем Линси станет очень деятельной натурой. Но пока, несмотря на все пережитое, она оставалась наивным ребенком. Фанни не стала говорить, что сделать действительность идеальной невозможно, потому что у каждого свои представления о совершенстве. К примеру, отец девочки, бывший регент, тоже решил, по всей видимости, создать идеальный порядок, такой, каким он себе его представлял и принялся без сожаления избавляться от нищих и больных.
Фанни улыбнулась, кивая. Незачем было сейчас же разбивать мечты девочки. Со временем она сама все поймет. А еще ей было интересно, что бы на это сказал пресловутый Чужой.
Поднявшись, Фанни стала собирать клубки шерстяных ниток. Она неожиданно серьезно глянула на уходящую Линси.
- Не спеши судить, малышка, - говорить о смерти не хотелось. Как раз вовремя забежала Варвара, краснощекая и запыхавшаяся.
- Чай давно готов. Ну, идемте!
- Ступайте. Я приду попозже, -  сказала Фанни и скрылась в спаленке, чтобы убрать вязанье.

+1

16

- Она же Её Величество, - вздохнула Линси, будто это что-то объясняло. Правда леди Эмили была тоже девочкой и учила ту же скучную историю. И тосковала…. Линси как-то заметила выражение её гла, когда один из аристократов стал чуть ли не ластится у ног, как пес. И у неё убили маму. Наверное, ей было одиноко. – Хорошо, я попробую.
Леди Эмили Дрексел Леле Колдуин I все же было также одиннадцать лет.
На кивок мисс Фанни девочка просияла. Ей, действительно, казалось, что достаточно, чтобы каждый сытно ел, мог ходить в школу и умирать в собственном доме, среди родных.
- Но…, - возразить бывшая сирота не успела. Да и биографию женщины, девочка не знала. Впрочем, и дяди, и братья, и мужья тоже входили в категорию «своих». И «свои» не расплачиваются женой, как товаром. Или не травят мужа ради каких-то амулетов. - Идем. Хочешь, расскажу тебе про трусливую леди Амелию?
Уже на подходе к Башне Линси вспомнила, что не спросила про голос лорда Аттано, и как он странно похож на голос того Мужчины-в-страшной-маске.  Может ей это просто кажется.

+1


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Желанной гостье. 1837 год, 4 день месяца леса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC