Дануолл. Пир во время чумы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Чем бы дитя ни тешилось. 1837 год, 2 день месяца леса


Чем бы дитя ни тешилось. 1837 год, 2 день месяца леса

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

1. Название: "Чем бы дитя ни тешилось".
2. Дата: 1837 год, 2 день месяца леса
3. Место: Башня Дануолла.
4. Действующие лица: Корво Аттано, Линси Хоунд.
5. Краткое описание: случайно разбив окно, Линси ближе знакомится со своим приемным отцом.

0

2

«Вышли мышки как-то раз…» Почему-то именно эта детская считалочка мысленно крутилась в голове у Линси, пока она тихо кралась на кухню. Не то чтобы девчонка была голодна, просто именно с кухни можно было незаметно прошмыгнуть  на задний двор, где девочка могла испытать украденную у Ники рогатку. Мальчишка был на год старше Линси, и пользовался авторитетом у местных детей. Однако Линси с ними не дружила. Нет, её не прогоняли, когда девчонка, ускользнув от заботливого внимания мисс Карноу, присоединялась к развлечениям, но сами играть, естественно, не звали. Даже чума не смогла окончательно уничтожить все сословные предрассудки в Даннуоле. Раньше Линси была простолюдинкой и могла совершенно спокойно носиться со всеми, но теперь, когда девочка внезапно стала приемной дочерью лорда-регента, такая жизнь превратилась в роскошь. А перед леди Эмили робела уже сама Линси. Она могла «тыкать» мальчику-аристократу и играть с ним в китобоев, но не могла это предложить своей сверстнице. Потому что последняя была Её Величеством. Только в «Ракушке» белобрысая была полностью собой: Линси Хоунд. Увы, мисс Фанни она посещала не так часто, как хотела бы.
Спустившись по небольшой лестнице, девочка с большой предосторожностью заглянула за угол. Если её тут увидят – сразу отведут к Каллисте. А уж та найдет, чем занять беспокойные руки, ноги  и остальные части тела. Да и рогатку отберут: Ники тогда Линси точно убьет.
Чисто.
Рванув было к двери, девочка, однако, задержалась возле стоявшей на полке бутылки – такие она видела у мисс Фанни – из них еще пили охраняющие их добрые разбойники. Тогда попробовать напиток ей никак не удавалось, но теперь, когда над душой не стояла кухарка Клара, можно было сделать глоток виски…. Если бы Линси не боялась того, что на кухню в любую минуту мог войти слуга или того хуже, мисс Карноу. Поэтому девочка плюнула и ничтоже сумняшеся захватила бутылку с собой. И поскорее скрылась за дверью.
«Три, Четыре…»
Благополучно добравшись до черного хода, девочка выбежала из Башни. Пересекла небольшой п-образный служебный дворик и села на большой деревянный ящик. Со стороны входа её убежище загораживалось несколькими похожими ящиками. Правда девочка не учла того, что из дворцовых окон было хорошо видать, как белобрысая девчонка открывает бутылку и смело делает большой глоток…
- Мерзость! – стала откашливаться от обжигающей жидкости Линси. Как её взрослые пьют?! Через несколько минут, когда горло перестало жечь, девчонка, наконец, продышалась. С отвращением посмотрев на бутылку, Линси спрыгнула с ящика, прошла пару шагов и поставила виски на землю. Захватила несколько камешков, вернулась на место, прицелилась…
«Вдруг раздался страшный звон».
- Линси! – голос мисс Карноу не предвещал ничего хорошего. От испуга Линси вздрогнула и случайно выстрелила. Послышался звон разбитого стекла. И гневный вопль. Однако теперь он принадлежал не гувернантке, а служанке. И раздался из окна, которое теперь щерилось разбитыми осколками. Мисс Карноу же просто потеряла дар речи. Упс…
- Простите, мисс Каллиста, - покаянно буркнула Линси. В отличие от мышат, девочка никуда убежать не могла. И только тут к молодой женщине вернулся дар речи: она высказала все что думает, о непослушной девчонке, которая пьет, хотя ей всего одиннадцать лет, стреляет из рогаток, выбивает стекла и вообще ведет себя, как хулиганистый мальчишка из Ткацкого квартала. Вспомнила мисс Карноу как Линси «подправила» себе прическу: раньше длинные локоны, теперь еле дотягивали до середины лопаток; как девочка «спасла» крысу, которая почему-то оказалась в тарелке супа (хорошо хоть не у самого лорда-регента или Её Величества); как она залезла на дерево и до сих пор не выучила Период объединения Островной империи. Прервалась Каллиста только от робкого возражения девочки, что, предки умерли и не обидятся из-за нескольких неверных дат. Молодая женщина долго молчала, а когда заговорила, девочке захотелось обратно к Ведьме. Уж лучше к ней, чем объясняться с самим лордом-регентом Корво Аттано. Просто потому что, Линси робела перед ним и так и не могла понять, почему, именно её, ничем не примечательную приютскую девочку, усыновил такой человек.
Так что утром второго дня месяца леса Линси стояла перед Его милостью, слушая, как гувернантка рассказывает тому о проступках белобрысой хулиганки. Звук захлопнувшейся двери прозвучал, как выстрел. Орудие преступления находилось на столе, всем видом укоряя девочку: отвлекла милорда от его важных дел. Посмотрев на лорда-защитника, Линси состроила самую виноватую мордочку, какую смогла.

Отредактировано Линси Хоунд (2015-01-28 23:09:25)

+3

3

"А утро так хорошо начиналось..." - думал Корво, созерцая рогатку, лежавшую на его рабочем столе.
Вероятно, мисс Карноу ждала от него строгих замечаний, но лорд-защитник, глядя то на Линси, то на вещественное доказательство ее преступления, старательно сдерживал улыбку.
Угольная чернота сюртука подчеркивала бледность, заостряла черты его лица. С тех пор, как вернулся в Башню, лорд-защитник, казалось, облачился в непробиваемую броню, и стал еще более немногословным. Исключение составляли Эмили и Линси, да Пьеро с Каллистой. Но как бы он ни старался скрыть метку или следы пыток, чумной кошмар не удавалось забыть. Напоминания о нем были повсюду. Может, поэтому Корво поторапливал парламент и чиновников, стремясь восстановить Дануолл поскорее.
Конечно, еще одно разбитое окно никак этому не способствовало.
- Ну и как вам то, что вы сегодня попробовали, юная леди? - взяв рогатку со стола, Аттано сунул ее себе в карман, чтобы глаза не мозолила.
Лорд-защитник прекрасно помнил собственные детские приключения, а также имел честь наблюдать забавы императрицы Джессамины и так похожей на нее Эмили, чтобы понимать - тягу к движению и познанию так просто не унять.
- Уверен, было очень горько, и виски не понравился.
Подойдя к девочке, Корво снял перчатку с правой руки и мягко взял Линси за подбородок. Понимающе улыбнулся.
- Надо отдать вам должное, виноватый вид получается отменно.

Отредактировано Корво Аттано (2015-01-28 14:52:46)

+3

4

Вот еще одно напоминание её резко изменившегося положения: к ней теперь обращались на вы. И так же как все остальное: окружение, слуги, сама Башня, говорило: «чужачка!».
- Гадость, - поморщилась Линси. Во рту до сих пор ощущался противный металлический привкус. Горячий шоколад был гораздо вкуснее. И пах приятно.  – Как мужчины это пьют?
Отпираться смысла не было. Мисс Карноу уже всё рассказала. Про себя девочка подумала, что больше точно не прикоснется к этому отвратительному напитку.
Проследив взглядом, как исчезает рогатка в кармане лорда-защитника, Линси вздохнула. Каллисту еще можно было упросить вернуть игрушку, но милорда Аттано было страшно. Молодая женщина была вполне терпелива с девочкой и даже её строгость не напоминала равнодушную отстраненность воспитательниц в приюте.  Да… с крысой тогда явно неловко получилось.
«Вот Чужой! Не вышло!» - пронеслось в голове у Линси, когда она услышала слова про «виноватый вид». Тем не менее, так быстро сдаваться девочка не собиралась.
- И…извините, лорд Аттано, - может если она быстренько извинится, то её не станут сильно песочить.  Раскаяния девочка не чувствовала: она же не хотела специально окно разбивать.
Что-то было знакомое в этом движении руки и голосе, но девочка выбросила пока это из головы. Тот мужчина был в страшной маске и не напоминал собой ворона: скорее Чужого из Бездны. И не улыбался.
- А почему Вы всегда в перчатках? – неожиданно вырвалось у Линси. – И постоянно с саблей?
Прикосновение руки к лицу оказалось неожиданно теплым. Совсем не подходящим призраку, каким казался милорд.

Отредактировано Линси Хоунд (2015-01-29 03:04:13)

+2

5

- Не только мужчины, но и некоторые женщины, - заметил Корво, невольно вспоминая леди Бойл. Линси и не догадывалась о том, что лорд-защитник хорошо знал ее мать и стал причиной ее исчезновения.
Леди Бойл и ее стакан - крепкая дружба. Еще более крепкая, чем леди Бойл и лорд Берроуз, во сто крат крепче так и не проявившейся материнской любви.
- Кто-то находит горечь приятной, кто-то нет. Но она явно не полезна для детского организма. На Боттл-стрит можно заметить мальчишек, им по тринадцать-пятнадцать лет, и от них разит выпивкой. Многие не доживают до шестнадцати, - спокойно и обыденно, без намека на нравоучения, заметил Корво. Он был уверен, что Линси, будучи смышленой и наблюдательной девочкой, без труда поймет все сама. Тем более, учитывая, что какое-то время ей довелось пробыть в "Ракушке".
- Я знаю, что вы не хотели разбивать стекло, ведь так? Просто промахнулись. Стоит придумать какую-нибудь более безопасную забаву, а то на стекла нам не хватит казны. И... как вы относитесь к танцам?
Неуемную энергию Линси нужно было куда-то девать. Корво понимал, что зубрежка и прогулки по саду будут вызывать такую же тоску, какую в свое время вызывали у юной Джессамины.
Однако следующий вопрос Линси почти застал Аттано врасплох.
- В тюрьме Колдридж есть умельцы, которые отменно обращаются с каленым железом и ломают пальцы. А саблю я ношу уже много лет, с тех пор как стал лордом-защитником, - говоря об этом, он почти не кривил душой. Просто не упомянул о метке. Руки Аттано были все еще крепкими, но иной раз невыносимо крутило запястья, особенно в сырые дни. Хорошо, что аристократия Гристоля так предана этикету.

Отредактировано Корво Аттано (2015-01-29 15:04:12)

+2

6

В «Ракушке», несколько раз, Линси слышала хмельной женский смех, доносившийся с верхних комнат. Но это случалось вечером и детям запрещалось туда ходить. А вот пьяных мужчин и мальчишек ей видеть приходилось. Шатающихся, блюющих, лежащих в грязной луже, совершенно не помнивших себя… Жалкое зрелище.
А вот раскрой ей отношение к алкоголю леди Бойл – не поверила бы. Разве блистательная леди может любить выпивку?
- Зачем же они тогда пьют?
Однажды Линси уже задавала этот вопрос Кларе. Однако ответа так и не получила.
При напоминании о казне Линси лишь виновато вздохнула. На судьбу Империи ей было плевать с моста Колдуин, однако, как начал понимать ребенок, от денег в казне зависела плата людей, которые трудились в Башне, на фабриках и улицах Даннуола. Это были первые уроки ответственности.
- Танцам? – удивленно глянула на лорда-защитника Линси. – Не знаю…. Я ими не занималась.
В приюте девочек учили лишь шить, убирать дом, заботится о младенцах, но никто не пытался им дать знания сверх того. Правда миссис Метьюс любила пустить пыль в глаза благодетелям приюта, поэтому несколько девочек умели петь и играть на старинном клавесине, стоящим в гостиной. Были попытки научить этому и Линси, однако сразу выяснилось, что девочка совершенно не приспособлена к музыке. Это окончательно утвердило миссис Метьюс во мнении: девочка полная неумеха. А рисование.… Только благодаря тому, что леди с интересом разглядывала рисунки девочки, ей разрешалось иногда порисовать.
В «Ракушке» она научилась начальным азам письма, чтения, счета, географии и истории. Но этого всего было столь мало, что когда девочка попала в заботливые руки Каллисты, гувернантка схватилась за голову. Приемная дочь лорда Аттано знала меньше, чем даже девочка из семьи буржуа. Так что Линси пичкали пока лишь одними науками, оставив этикет и танцы на потом. В носу за столом не ковыряет – и то хорошо.
- Вы были в тюрьме?.... Это после неё Вы так говорите?*.... Ой! – про лорда-защитника, которого обвинили в  убийстве императрицы, и сбежал из Колдридж, знала даже последняя глухая собака. И об этом она совершенно забыла. Плохо, Линси. Мисс Фанни и Каллиста не раз говорили, что, полезно иногда промолчать.
Произойди этот разговор раньше, Линси уже забросала бы бедного Корво вопросами. Но сейчас ей показалось, что эти воспоминания неприятны для милорда.
- А Вы умеете танцевать?  - поскорее перевела разговор девочка. – Так же хорошо, как …фех…фух…фехтухфех…тьху! Фех-ту-ете? – по слогам произнесла последнее слово Линси. Лорд Аттано явно ошибся, удочеряя её. Юная леди – это Эмили, которая точно знает много умных слов и умеет их произносить.
- Я лишь рисовать умею. Но Её Величество рисует гораздо лучше, - неожиданно призналась Линси.

*(пер. «Сорвали голос»)

Отредактировано Линси Хоунд (2015-01-29 17:27:33)

+2

7

- В небольших количествах спиртное возбуждает аппетит или подчеркивает вкус блюд, но для этого его следует употреблять умеренно. Пьяный уже не чувствует вкуса. Что же касается пропойц, то они пьют чтобы согреться, забыться и не думать о том, что совершили или о том, что им не повезло. Со временем это становится болезненным пристрастием, из-за которого эти люди теряют почти все, а потом и жизнь. Страшная участь.
И все же Корво старался не обременять воображение Линси неприглядными подробностями. Незачем девочке раньше времени разочаровываться в людях.
- Значит, подыщем вам учителя. Юной леди нужно хорошо танцевать, иначе на балах и праздниках придется стоять в уголке, а это совсем не весело.
Услышав вопрос о тюрьме, Аттано коротко кивнул и грустно улыбнулся. Ирония состояла еще и в том, что отец Линси находился в той же тюрьме и в той же камере, где когда-то был Корво. Правда, бывшего лорда-регента содержали там с куда большим комфортом, чем его. Старику был нужен уход, поэтому за ним тщательно следили, равно как и за тем, чтобы в его распоряжении не оказалось средств, годных для самоубийства.
Корво знал, насколько это мучительно для Берроуза. На видном месте, так, чтобы Хайрем не мог его убрать, висел медальон с портретом леди Эсмы. Иногда Аттано заглядывал к своему "подопечному", вежливо и доброжелательно справлялся о здоровье, интересовался не прислать ли очередную партию книг. Раз в неделю заключенного кормили его любимыми акульими плавниками, приготовленными по специальному рецепту. О Линси лорд-защитник не торопился рассказывать.
- Говорят, все серконцы хорошо танцуют, - ответил Аттано. - Почему вы спросили?

+2

8

Ответ лорда-защитника показался Линси не полным, но продолжать расспрашивать она все же не стала. А вопросов осталось много. Что ж, как-нибудь сама отыщет ответы.
Взгляд юной леди оживился:
- Я не стану стоять в уголке, а буду читать интересную книгу по нашим островам,  - в отличие от истории, география у девочки шла гораздо лучше. – Например, мне давно интересно: почему в Тивии, я могу замерзнуть, а в Серконосе – у меня без шляпы «нос облупится», - вспомнила она слова того странного спасителя. – Или почему мы не можем жить в Пандуссии.… Хотя, - она рассмеялась, - наверное, танцевать тоже весело. Спасибо.
Жаль, конечно, что не бывает женщин-путешественниц; но, в крайнем случае, можно же выйти замуж за ученого.
Да, про серконцев ходили такие слухи, как и то, что, якобы, те умеют колдовать и поклоняются Чужому. Линси не могла с точностью сказать, так это или нет. Магита (при воспоминании о давней подруге царапнула совесть: она так и не узнала, что с той) всегда смеялась и говорила, что глупости.
- У нас в приюте, - впервые, с  того первого разговора в «Ракушке», сказала Линси про свое прежнее обиталище, - была девочка с того острова. А танцевать она не умела.
И про леди Эсму она не интересовалась. А ведь подслушала разговоры взрослых, что та помогала предыдущему лорду-регенту. И не удержавшись, хоть и собиралась закрыть тему про тюрьму, спросила, нахмурившись:
- А бывший лорд-регент был злой? А почему тогда его не казнили?

+2

9

- На балах не принято читать книги, - улыбка Корво сделалась шире. Может, причиной тому была непосредственность Линси, а может, сказанные им слова, которые девочка, оказывается, очень хорошо запомнила. Правда, в следующий момент лорд-защитник сделался снова серьезен. - Крысы, что принесли чуму, были завезены из Пандуссии. Многие, кто отправлялись туда, погибали, а некоторые сходили с ума.
"Как та старуха, которую вам "посчастливилось" встретить на улицах", - мысленно продолжил Корво, взяв маленькую ладонь Линси в свою.
Наверное, другой на его месте сказал что-нибудь поучительное о правосудии и милосердии, однако Корво решил объяснить все иначе.
- Когда-то он был преданным слугой Ее Величества, потом захотел власти большей, чем смог бы удержать. Можно сказать, что он скорее был жадным и жестоким. Теперь у лорда Берроуза есть свое государство и время подумать о том, что он совершил. Мертвые не могут раскаяться, поэтому иногда имеет смысл оставлять в живых преступников.
Вспомнив упреки в том, что содержание такого заключенного может дорого обойтись казне, Корво тяжело вздохнул. Люди совершенно естественно жажадали крови тирана после того, что он с ними сделал, но лорд-защитник теперь почему-то не испытывал прежней ненависти, лишь саднящую тоску и горечь.

+2

10

- Значит, придется придумать бал-где-читают-книги, - шутливо парировала девочка. И тоже перестав улыбаться, замолчала, обдумывая ответ. Смотрители говорили, что в дальних землях нет ничего интересного, а бродяжные ноги приносят лишь погибель и вред. Но если бы не нарушение четвертого запрета, Линси бы попала в работный дом. А оттуда худенькая девочка точно не вышла бы. Если бы не многократное нарушение второго – то пострадали бы её подруги. Рисование почему-то относилось к Беспокойным рукам.  А полуголодное существование помогало в обуздании чревоугодия. Хотя именно тогда Линси была готова есть, все, что не приколочено. Следовательно … смотрители…ошибались. Но делиться этой внезапной мыслью с лордом-защитником девочка не спешила. Боялась костра.
- Получается, нам доступны только острова? Но… Антон Соколов вернулся. А крыс едят кошки, - нашла в себе смелость возразить лорду Аттано девочка.  В этот момент она как никогда напоминала родную мать. Только, если Эсма спрашивала это у одного мужчины, то Линси, с такой же лукавой улыбкой, бросала вызов миру: - Неужели этого хватит?
И вздохнула, пойдя попятную:
- Я пошутила, лорд Аттано. Пожалуй, лучше бал, чем схождение с ума.
Лживый язык. Не привыкать. Если взрослые хотят, чтобы она была милой и послушной, то она будет.
- А почему Её Величество окружила себя такими людьми? Думаете, лорд Берроуз жалеет? Когда меня запирали в подвале – я наоборот мечтала, о том, как только вырвусь и поколочу всех обидчиков. Кстати, даже среди нас, жадность считалась плохим поступком. Значит…он просто дурак…- неожиданно заключила Линси.

+2

11

Корво хотел было заметить, что раньше такие чтения устраивались в домах аристократов, в салонах или в Академии натурфилософии, но не стал. Любопытная Линси, когда подрастет, сама все узнает. Благо, книги - не выпивка.
- Антон Соколов был исключительным человеком, хоть и редкостным брюзгой, - вздохнул Аттано. - Не каждый способен на такое.
Но Соколов был не первым "счастливчиком". До него в Пандуссии побывала блистательная госпожа Вера...
Несмотря на то, что лейб-медика Корво не жаловал, лорд-защитник сожалел, что его не удалось спасти. Теперь Пьеро Джоплин распоряжался научным наследием Соколова, как будто и не был долгие годы его заклятым врагом.
- Если вы помните, полчища крыс извели всех кошек на нет. Теперь по улицам Дануолла гуляют серконские кошки. Но их должно быть значительно больше, чем крыс, - в отличие от Линси, Корво волновала не Пандуссия, а Гристоль. Гристоль, где навсегда останется чужаком и о котором он должен был теперь позаботиться. Дануолл, по которому ходил ночами и который знал от и до.
- Если бы вы знали, как огромен этот город... - сказал лорд-защитник, глядя в окно. - Здесь не меньше загадок, чем в Пандуссии.
В "пошутила" Корво не верил, но кивнул и промолчал. Детство - это когда все маленькие хитрости удаются, потому что взрослые старательно прикрывают глаза.
- Лорд-регент служил еще императору Юхорну и достался... "в наследство". Поначалу он зарекомендовал себя очень хорошо и исправно нес службу, не было никаких причин ему не доверять. Императрица хотела, чтобы у рабочих и бедняков было больше возможностей, но некоторым аристократам это не нравилось. Поэтому Берроуз решил, что крысы и чума убьют жителей бедняцких кварталов, эпидемию локализуют и все спишут на естественные причины. Когда Ее Величество начала догадываться, он нанял убийцу... - Аттано было нелегко рассказывать это и потому он говорил нарочно отстраненно, будто пересказывал статью из исторического справочника. - Этот человек не был дураком, но допустил множество серьезных просчетов.

+2

12

Линси пожала плечами. Даже если они и были обязаны многим господину Соколову, ну так и мир не стоит на месте. Линси уже знала, что раньше жгли уголь, а до этого – дрова. Теперь же место  ворвань. Завтра придумают или найдут какую-нибудь улучшенную ворвань.  Может они солнце научаться использовать и люди, наконец, смогут летать как птицы.
- Ну, так на Серконосе много, много солнца. А кошки им питаются и становятся сильнее. Именно такие кошки помогают против чумы! - уверенно воскликнула девочка, нечаянно перебив лорда Аттано. – И если их запустить в Пандуссию, то никаких огромных крыс  там давно бы не осталось! Так как они боятся солнца!
Фи, Даннуол…Девочка проследила за взглядом лорда-защитника, но не увидела в окне ничего интересного, кроме дымящихся труб, светло-серых зданий, серовато-кирпичных фабрик  и мрачного монолита тюрьмы. Постоянно пронизывающий ветер, приносящий со стороны реки смрад и сырость. Более гнусного и жалкого места, по мнению Линси, было не найти на свете.
-Угу, - буркнула она. – Ведьма, которая живет в нищете. Да ни одной настоящей ведьме такое в голову не придет.
Очень внимательно прослушала, что рассказал ей милорд о лорде Берроузе, но мнение о нем свое не поменяла:
-И он решил обвинить Вас?  Кто же ему готовил бы тогда и убирал комнаты, если он решил избавиться от…, - легкая заминка. Кто же она сама теперь? - …бедняков?

Отредактировано Линси Хоунд (2015-01-31 08:07:59)

+2

13

- Кошки? Солнцем? – удивленно переспросил Корво, услышав детскую теорию о том, почему серконские кошки должны истребить всех панудссийских крыс. – Вот так новость. Надо сообщить об этом открытии господину Джоплину.
Замечание о ведьме вызвало у Аттано снисходительную улыбку. Он знал, на что способна старуха Ветошь и знал, почему Слекджо не спешит прогнать ее с улиц. Леди Вере было в сущности плевать на нищету и грязь, потому что она танцевала с самим Черноглазым.
В следующий момент Линси сказала нечто такое, чего лорд-защитник никак не ждал услышать из уст ребенка. Девочка была права и понимала то, чего не понимали некоторые взрослые. Еще более удивительным было то, что это говорило дитя, происходящее из двух влиятельнейших и знатнейших родов империи. Дитя, которое выросло в приюте и не знало своих родителей.
- Все верно. Но смысл не в том, чтобы эти люди продолжали убирать и подавать, а в том, чтобы они могли заплатить за жилье и хлеб, учить детей в школе, спокойно доживать до старости и умирать не в канаве или ночлежке.
Корво вздохнул, машинально потер руки. Правда, это означало бы сокращение дистанции и потерю привилегий. Именно то, чего аристократы так боялись. Ради сохранения этих мнимых благ можно было решиться на самое гнусное преступление. Правда, теперь Аттано не смог бы с точностью сказать, что было страшнее – убить императрицу или замучить тысячи ее подданных, заставляя их страдать от голода и неизлечимой болезни.

Отредактировано Корво Аттано (2015-01-31 03:07:08)

+2

14

Линси надулась. В голосе лорда Аттано, ей явственно послышалась насмешка. Однако переубеждать мужчину не стала. Взрослые часто берут на веру то, что произносится в переносном смысле. И считают верными только свои решения.
Собственно, узнай Линси, что та нищенка променяла собственную жизнь на какой-то танец, то очень долго хохотала. Пусть даже это танец с Хозяином Бездны. Впрочем, кто его там знает? Может он танцует настолько хорошо, что жизнь не жаль отдать?
Объяснение же лорда лишь только заставило хмыкнуть Линси.
- Лорд Аттано – я совсем запуталась, - помотала головой девочка. Кажется, не зря она не любила богатеньких. -  Разве это настолько плохо? Если человек сыт – он ведь и дом уберет лучше голодного? И разве есть что-то плохое в том, что Варя, например, пойдет в школу?
Внезапно, Линси встрепенулась:
- Вы ведь даже не спросили о нищей Ведьме…

Отредактировано Линси Хоунд (2015-01-31 08:11:14)

+2

15

- Кое-кто ошибочно считает, что залог усердной службы – голод и страх, и они лучше всего держат людей в повиновении. Так было всегда. Но времена изменились… Больше так не будет.
Корво было трудно объяснять маленькой девочке, в чем состояла суть реформ, но Линси, кажется, сама неплохо понимала, что сытые и довольные жизнью люди с большей охотой работают на заводах и фабриках. Вероятно, косвенной причиной этого стал ненавистный Линси приют.
Обещая перемены, Аттано знал, ничего не меняется по щелчку пальцев, и на осуществление задуманного уйдет не один год.  Тем не менее, первый шаг уже был сделан. Став регентом при юной императрице, Корво собрал максимально лояльный парламент, из людей, в чьих интересах было изменить существующий веками уклад.
- Слишком много вопросов, моя милая. И я должен был ответить на них все, - лорд-защитник погладил девочку по волосам, таким же светлым, как и у ее матери. - А что ведьма?
До гибели Джессамины Аттано мало верил в мистику. До момента, пока однажды собственными глазами не увидел Чужого и не получил от него силу, которая до сих пор тяготила его.
Но об этом лорд-защитник точно не собирался рассказывать, равно как и о знакомстве с Ветошью, которая когда-то подарила ему руны. Тем не менее, было интересно послушать, что помнит Линси о том вечере, когда он ее спас.

+2

16

- Точно? – обеспокоенно спросила девочка. – А если что-нибудь случиться с Вами?
Линси уже знала, что многими изменениями жители империи обязаны человеку, который сейчас находился напротив. И который даже не стал лупить, орать или, хотя бы, ворчать на нее за выбитое стекло. Только ведь и погибшая императрица тоже хотела простым людям добра. Впрочем, опасения девочки имели под собой и чисто практический характер.  Возвращаться, из Башни, ей, по сути, было некуда.  Если только, мисс Фанни приютит – даже дом, который не находил одобрения у окружающих (вспомнить хоть миссис Кору), казался Линси лучше работного дома. В приют же её явно уже не возьмут. Где тоже было не лучше. «Если что – убегу на Серконос», - решила про себя Линси. Только надо было для этого добраться до родного приюта и как-нибудь вытащить оттуда Магиту.  Хоть подкопом. Просить лорда Аттано, чтобы близкая подруга жила с ними, девочка не решалась. Линси еще не знала: забирать уже некого.
- Просто, когда я… перед тем, как я попала к мисс Фанни, я встретила старуху. И она приглашала меня к себе домой – погреться.… Ну, просто было холодно…. а я в одной блузке была, - пояснила девчонка, ощущая себя не в своей тарелке. К ласке она так и не привыкла. – Но из темноты  вышел мужчина в очень страшной маске. И сказал, что колбаса из меня не выйдет. Или котлеты… - задумалась Линси, пытаясь вспомнить подробности. - А бабушка особо и не опиралась, что съесть хотела. Тогда я поверила, словам того странного спасителя: настоящая ведьма – это же так интересно! У Вас, лорд Аттано, с ним голоса очень похожи. Вы, наверное, тоже добрый дух, как тот спаситель.  А сейчас…. Ведьмы же не живут в бедных квартирках? Хоть и говорят, что ведьмы предпочитают пыльное и грязное жилье, но я считаю, что у них обязательно должен быть большой особняк или, хотя бы, пряничный домик. Была бы я ведьмой… - и замолчала. Вспомнив, что и так живет в богатом доме. Пусть он ей и не принадлежит. Кстати, когда она решит делать ноги, надо будет хотя бы еды захватить. Мысли Линси как-то незаметно перешли от Ведьмы к побегу. Про тот она думала частенько. Однако, спохватившись (милорд же слушает!), девчонка продолжила:
- В общем, мне кажется, я духа доброго встретила, а та Ведьма просто ест детей. И никакая она на  деле не колдунья. А жаль… Я бы не отказалась встретить  самую настоящую ведьму, - со вздохом заключила Линси. - Кстати, тот мужчина был великим путешественником. Он сам сказал. И сказал, что чтобы «нос не облупился» на южном острове, нужно одевать шляпу.
То, что Ведьму зовут леди Вера, и та бывала в месте, где киты плавают в небе, но туда нет пути «замарашкам» Линси не сказала. Обидно на ту, дуру, было до сих пор. Сама та леди такая. И не упомянула, как визжала при виде мужчины. Чтобы милорд Аттано не решил, что Линси трусиха.
- А откуда Вы знаете мисс Фанни?- наконец подобралась Линси к одному из самых важных, для неё, вопросов.

Отредактировано Линси Хоунд (2015-01-31 23:24:19)

+2

17

- Значит, это сделает кто-то другой, - ответил Корво, пожав плечами. - Когда появилась ворвань, люди поначалу сопротивлялись, особенно те, чьи доходы зависели от продажи угля. Но поглядите теперь, кто пользуется углем? Когда мир вокруг меняется, почти невозможно этому сопротивляться, потому что рано или поздно это произойдет.
Корво неожиданно замолчал, опасаясь, что Линси его рассуждения могут показаться скучными, и не стал говорить о том, что архаичный уклад, к которому так привыкли и которым так гордились жители Гристоля, уже никак не вязался с тем, что требовала новая, все более ускоряющаяся жизнь. Прогресс, который одни приветствовали, а другие проклинали - требовал иного темпа и иных ресурсов, нежели те, которые были до того. Рано или поздно с незнатным и рабочим большинством придется считаться.
Внимательно выслушав рассказ про ведьму, лорд-защитник покачал головой. На просторечье внимания и не обратил. Решил, что это работа Каллисты. К тому же, важным было не это.
- Нет, я не добрый дух, я обычный человек. Но вам действительно очень повезло, в том числе и с... добрым прохожим. На улицах Дануолла очень много опасных людей - бандитов и сумасшедших.
Пусть лучше Линси пока не знает о том, на что в самом деле способна старуха. Пусть это так и останется приключением, страшилкой, которой пугают детей. Однако с леди Верой, рано или поздно, придется что-то решать. Об этом маленькой мисс Хоунд знать было не обязательно.
- Больше вас никто не тронет и не нужно бояться ведьм, - пообещал Аттано. - Теперь все по-другому, Линси.
Для того, чтобы ответить на следующий вопрос девочки снова пришлось слукавить, хотя Корво этого не любил. Впрочем, он не слишком погрешил против истины, когда рассказал о своем походе на Боттл-стрит вначале эпидемии.
- Императрица опасалась, что донесения тайной службы не соответствуют действительности. Я был на Боттл-стрит, чтобы увидеть все собственными глазами и знать, что нужно делать. Никто не думал, что нам помешают и... Ее Величество вскоре убьют. Там я разговаривал с некоторыми людьми, так познакомился с мисс Фанни.
О том, что в действительности это были люди Слекджо и мисс Фанни Корво узнал гораздо позже, Аттано снова умолчал.  Он не сомневался, что при необходимости рыжая хозяйка "Ракушки" подтвердит его версию.

+2

18

Прогресс Линси казался совершенно далекой вещью.  Она просто хотела Пандуссию, острова,  китов и весь мир. И уметь летать.
- Не, не надо, - покачала головой девочка. – Я не хочу, чтобы с Вами что-нибудь случалось.
И дело было далеко не в расчете.
- А я всегда везучая. Меня даже леди Эсма навещала. Только, говорят, она пропала…  - забавно наморщила нос незаконнорожденная дочь леди Бойл и, неожиданно, чихнула.  – А жаль. Леди Эсма все же мне плохого не делала.
Сложно резко поверить взрослому человеку, если большую часть своей жизни ты провел самым пинаемым членом общества. Линси ощущала себя, как щеночек, которого забрали с улицы, но который все же еще ждет от людей пинков и зуботычин.
Однако, человек, который удочерил Линси, ни разу не отлупил её, не наорал и не называл тупицей и лживой тварью.
Поэтому Корво она поверила.
- Понятно, - по-взрослому кивнула Линси. После рассказанного сегодня, умершая Императрица показалась не символом в учебнике, каким она была для всей Империи, а живым человеком. И, пожалуй, главным сюрпризом этого разговора, для гристолийки стало осознание, что и лорд-регент Корво Аттано не страшилка, а… такой же, как они. А еще говорили, что он любил Джессамину Первую. – Вы…любили? Её Величество?
Однако окончательная детская проверка требовала своего:
- А… можно забрать рогатку? Она не моя – мне вернуть надо. Пожалуйста. И можно навестить мисс Фанни?

+2

19

- Как скажете,  - Корво слабо улыбнулся. Откуда было Линси знать, что самое страшное в его жизни уже случилось? Все, чем жил Аттано теперь, это - надежда. На будущее, на Эмили. И он, как прежде, когда прятался за маской, был готов сделать все для того, чтобы эта надежда сбылась.
На свое счастье, Линси не имела представления о том, что сделала ее мать. Знай она всю подоплеку, то леди Эсму хорошей бы не считала. Впрочем, решил Корво, пусть все остается как есть. Добрая леди Эсма, ненастоящие ведьмы, безоблачное будущее. Пусть, наконец, оно станет таким.
Только вот на вопрос Линси лорд-защитник не смог так легко ответить. Короткое "да" застряло где-то в горле, заставляя сделать выдох, а потом вдох.
Корво посмотрел в сторону, скрывая волчью тоску во взгляде и коротко кивнул. Он не просто любил Джессамину. Эта женщина когда-то была всем смыслом его жизни. А теперь таким смыслом была дочь и... еще одна девочка, которая сейчас просила вернуть ей рогатку.
- Постарайтесь... не расстраивать мисс Каллисту, - хрипло попросил лорд-защитник, доставая из кармана маленькое и грозное детское оружие. - Она заботится о вас. Что же до мисс Фанни, вы помните уговор - инкогнито, потому что "Ракушка" не слишком приличное место и Боттл-стрит все еще бандитский район. С охраной и под присмотром мисс Карноу.
Условие, поставленное Линси, было нелегко соблюдать, но Корво и здесь удалось выкрутиться. Девочку привозили на лодке, тайком провожали через черный ход. К сожалению, аристократы не могли открыто общаться с людьми плусвета. И хоть эти люди были ничем не хуже их, приходилось соблюдать видимость, чтобы не вызывать недовольства, не нарушить хрупкого равновесия.
- Теперь ступайте, моя дорогая, - Корво тронул девчушку за плечо. - Не шалите чересчур и будьте готовы встретиться с учителем танцев.

Отредактировано Корво Аттано (2015-02-01 17:19:01)

+2

20

Взгляд девочки явственно выразил сочувствие. Однажды, она приручила крыску. В то время девочка еще не боялась крыс. Крысеныш, по прозвищу Храбрый Хвост, прожил в приюте несколько недель, пока на Линси и её зверька не донесли директрисе.  Миссис Метьюс, истошно визжа, прибила животное прямо на глазах у девочки. А милорду Аттано, наверное, пришлось еще хуже. Однако, как утешить лорда-защитника Линси не знала.
Увидев, что ей возвращают оружие, девочка просияла. Ник её не убьет. И делать новую, по милости Линси, тому не придется.
- Я не специально, - снова смутилась девчонка. Пожалуй, перед мисс Карноу следовало бы извиниться. И кивнула: - Хорошо. Большущее спасибо. И…за рогатку тоже.
В глубине души, она надеялась, что когда-нибудь сможет посетить мисс Фанни совершенно открыто.
Кивнув головой, Линси повернулась, чтобы уйти. Однако обернулась, посмотрела на лорда Аттано и улыбнулась. Искренне и совершенно открыто.
- А знаете лорд Аттано? Вы просто обалдуйственный, - наградила юная леди лорда-защитника. Между прочим, в приюте, среди детей, это считалось высшей оценкой.
И быстро шмыгнула за дверь.
Придут новые дни, будут новые вопросы. А они обязательно будут.  Но это будет потом: завтра, послезавтра, в 1838 году, в 1840, в 1847.… А пока одиннадцатилетняя Линси Хоунд безмятежно неслась по коридорам дворца.  С рогаткой в руке.

+2


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Чем бы дитя ни тешилось. 1837 год, 2 день месяца леса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC