Дануолл. Пир во время чумы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Кровь указывает путь. 1837 год, 5 день месяца жатвы


Кровь указывает путь. 1837 год, 5 день месяца жатвы

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Название: "Кровь указывает путь".
2. Дата: 1837 год, 5 день месяца жатвы.
3. Место: Затопленный квартал.
4. Действующие лица: Корво Аттано, Дауд (npc).
5. Краткое описание: оказавшись в Радшоре после свержения лорда-регента, Корво ищет возможность выбраться и расквитаться с убийцей императрицы.

0

2

Дауд знал, что рано или поздно это случится. Он знал: даже если тогда вышел сухим из воды, Бездна затянет его, как зловонная трясина. Он прекрасно понимал, что имел в виду Чужой, говоривший с ним в поместье Бригмор. Королевский защитник не станет слушать, а Дауд не будет оправдываться. Это означало конец.
Он не привык бежать, поэтому двигался вперед, осторожно и ловко, доверяя только своему чутью. В последний раз встречаясь с лордом-регентом, Дауд знал, что тот уже проиграл. Ни радости, ни сожаления убийца не испытывал. Раскаяние? Какой от него теперь прок?
Он выполнил свою работу, получил плату, а потом смотрел, как Дануолл стремительно погружается в пучину хаоса. Случилось то, что случилось, и теперь оставалось ждать, когда сделает свой решающий шаг Аттано - человек с мертвыми глазами. Тот, кто потерял свою драгоценную почти-жену.
В том, что и на этот раз лорда-защитника предали его же союзники, не было ничего удивительного. Королевский телохранитель вообще отличался редкостным талантом влипать в дерьмо. Правда, попадал он туда не по своей воле. Наверное, не шибко приятно все время оказываться пешкой в чьих-то руках, но такова уж была его судьба.
Когда мутные воды реки Ренхевен принесли лодку с полумертвым Аттано, Дауд воспринял это как подарок Чужого. Подарок с подвохом, своеобразный знак. Он догадывался, что будет дальше, и теперь, как и всякий азартный игрок, был не прочь поиграть. Напоследок. Тем более, что ставки оказались невероятно высоки.
Его люди шептались между собой, недоумевая, отчего Дауд не прикончил Аттано сразу. Но убийца делал вид, что не слышит их. Несколько дней назад он расправился с Далилой и теперь ждал, когда Корво сделает финальный ход. Может, потом он продаст Аттано очередному регенту и выпьет за здоровье новой императрицы. Если повезет.
Осознавая возможный проигрыш, Дауд умереть не боялся, хотя где-то глубоко внутри, придавленное множеством отговорок, ворочалось чувство вины. Пару раз до этого убийца видел кошмары. Во сне они с Корво сходились лицом к лицу, а потом Дауд чувствовал, как от крови намокает одежда, немеют руки и его тело, прежде сильное и крепкое, покидает жизнь. Так странно... Он просыпался в холодном поту.
Дав указание охранять пленника как следует, китобой ждал. Ждали его люди, получившие приказ патрулировать Затопленный квартал. Дауд не сомневался, что Аттано выберется из темницы. Если будет так же умен, как раньше, то - живым. И если так, то он придет сюда. Через день или два, не больше. И тогда поединок, который Дауд видел во сне, обратится в явь.

+1

3

Мутноватый белый свет пробивался сквозь щели между досками, которыми было прикрыто круглое отверстие ямы, служившей Корво темницей. Серконец думал, что разучился чувствовать боль. Так ему казалось до сего момента, пока, придя в себя, Аттано не открыл глаза.
В круглом каменном мешке было тесно и сыро. Вездесущие крысы копошились где-то наверху. Лорда-защитника колотил мелкий озноб. Плюс был в том, что он все еще дышал этим затхлым, сырым воздухом. Минус - в том, что с полученным накануне ранением его шансы были невелики.
В памяти, словно воспроизводимое при помощи аудиографа, звучало признание лорда-регента. Последние слова ныне беспомощного и сломленного старика. Неподалеку, в куче мусора, валялась маска, сделанная мастером Пьеро. Железный череп насмешливо скалился. Вникуда смотрели линзы-глаза.
Корво помнил, как на подходе к "Песьей Яме" они с Самуэлем угодили в засаду, устроенную людьми Хевлока. Помнил, как лодочник, оставшийся невредимым и пытавшийся Аттано спасти, извинившись, отдал его на милость реки. Помнил маски китобоев и сосредоточенное лицо Дауда. А потом пришла темнота. Такая же черная и бесконечная, как Бездна. Только в ней не было ни звезд, ни Чужого, ни осколоков привычной реальности, ни китов.
Оставалось надеяться, что Билли выполнит уговор, а ему удастся вернуться.
Пошарив рукой, Корво попытался найти хоть что-то отдаленно напоминающее оружие, но не обнаружил ничего, кроме нескольких осклизлых и покрытых плесенью кирпичей. Ими, подбрасывая вверх, можно было попытаться расколотить доски. Это была глупая затея, но далеко не безнадежная. Благо, чтобы, используя перенос, выбраться наружу, у него пока что хватило сил.
Что ж, думал Аттано, надевая маску, раз река привела его в Затопленный квартал, значит, встретиться с Даудом сам Чужой велел. Невесело усмехнувшись, Корво стал швырять кирпичи. Доски, как сломанные кости, влажно трещали, сыпалась вниз труха.
Наверху пока не наблюдалось ни малейшего намека на присутствие китобоев, но серконец знал - они где-то здесь. Идти с боем было опасно - так он рисковал никуда не дойти. Поэтому оставался единственный выход - скрытность. Колба с эликсиром, словно в насмешку оставленная кем-то, немного увеличивала его шансы.

+1

4

Оставался час до полудня. Солнце, скрытое серыми дануолльскими тучами, было уже высоко. Снаружи, далеко внизу, в зеленоватой грязной воде плескались миноги. Чуть подальше поскрипывали подрастающие хрустаки. Двое людей Дауда, охранявших единственный выход - через балкон, лениво бродили по периметру. Изредка переговаривались, поджидая серконца. Маски, защищающие от вездесущей вони, приглушали голоса.
Обоим не терпелось. Хотелось посмотреть, как беглец попытается преодолеть преграду и поймает железо в живот. Куда лучше, чем смерть от потери крови, которую встретил смотритель с перебитыми ногами там, внизу.
Поскорее бы покончить с этим, принести господину голову Корво Аттано, бывшего королевского защитника и дважды неудачника, потом пообедать тем, что есть.
Продукты в этой дыре портились практически мгновенно. Хлеб не черствел, покрывался черной порчей и разваливался на глазах. Фрукты за день превращались в серую дурно пахнущую слизь, в мясе заводились треклятые мушиные дети и кислющим до зубной боли становился знаменитый гристольский сидр.
Вопреки ожиданиям китобоев, пока что все было тихо. Ни разу не скрипнули ржавые балки - все, что осталось от лестницы. Только шелестел ветер, постоянно гулявший среди потрескавшихся, зеленых от плесени стен. Тишина - плохой признак. Она порядком нервировала охранников, заставляя беспокойно озираться по сторонам.

0

5

Корво терпеливо ждал, прячась внизу, в тени полуразрушенной металлической конструкции. Медленно и ровно дышал, наблюдая за китобоями и готовясь к рывку. Если он неправильно рассчитает время, этот ход станет последним и Эмили, которой лорд-защитник обещал вернуться во что бы то ни стало, больше никогда не увидит его.
Люди Дауда ходили назад, вперед и по диагонали, изредка приближаясь к балкону, похожие на любых других часовых. Когда один из них краем глаза заметил движение, было уже слишком поздно.
Полыхнула бледно-голубая вспышка. Затем еще одна. Тот, что был повыше и покрепче, бросился следом, чтобы схватить тень. Пальцы беспомощно сжали воздух.
Корво использовал остов балкона как трамплин. Внизу послышался глухой и тяжелый всплеск. Падение в воду на несколько секунд лишило его зрения и слуха. Одежда мгновенно намокла и тянула ко дну. Серконец дернулся и практически по наитию поплыл вперед.
Теперь Аттано необходимо было уйти от миног, привлекаемых вкусом крови, и как можно быстрее выбраться хоть на какое-то подобие суши, чтобы бесславно не потонуть. Он почувствовал острую кинжальную боль там, где в ногу вцепилась прожорливая, толстая рыба, и вынырнул на разбитый порог дома, торчавший из воды.
Вспомнилась лодка, в которой они с Джессаминой несколько лет назад скользили по затопленным улицам Радшора и бледное, напряженное лицо императрицы, освещенное светом фонаря. Из воды невидящими глазами пялились утопленники. Офицер городской стражи, сопровождавший Джессамину и лорда-защитника, прикрывал платком нос и рот.
Распрямляясь и делая шаг, Корво пошатнулся, поскользнувшись на речной тине. Огляделся по сторонам. Вокруг было пустынно и тихо, но серконец не сомневался, что китобои за ним следят. В памяти неясными очертаниями маячила разрушенная дамба. Кажется, на жироварне Гривза Дауд отнял его арбалет и клинок.
Нужно было проплыть еще немного, чтобы добраться до следующего выступа. Потом подняться на крышу одного из домов. Хрустаки, почуяв приближение человека, отчаянно плевались едкой слизью. Аттано повезло. Вскарабкавшись по обрывку грузовой цепи и обнаружив вверху нескольких погибших смотрителей, он позаимствовал у мертвецов склянку эликсира, саблю и пистолет. Корво подумал о том, что ради его смерти Хевлок решил поступиться спасением сильнейшего союзника - лорда Трауда, но, если повезет выбраться отсюда живым, королевский защитник найдет и его.

Отредактировано Корво Аттано (2014-10-22 01:58:48)

+1

6

- Хорошо, - улыбнулся Дауд, когда спустя некоторое время один из людей сообщил ему о том, что Аттано сбежал из темницы.
Может, именно этого жаждал убийца, как человек, сознательно идущий на смерть. Сейчас было излишне расспрашивать себя о том, что это на самом деле - азарт или раскаяние. Важно было другое: Корво не терял времени даром и пока что был жив.
- Можешь идти, - бросил Дауд принесшему дурную весть, и молодой китобой невольно попятился назад, встретившись с ним взглядом.
Вероятно были правы утверждавшие, что их предводитель постепенно выживает из ума и теряет хватку. Слова о том, что убийство императрицы навлекло на ассасинов беду, звучали все чаще и чаще. Убийца уже привык отмахиваться от них как от назойливых мух. Особенно после того, как к плакальщикам отправилась Лерк, его любимица.
В последние дни он вел себя холодно и отчужденно и все больше зло шутил. Досада выплескивалась с иронией, горькой как пряности, привезенные с Серконоса.
- Господин... Какие будут приказания?
- Продолжайте охранять, на рожон не лезьте. Убивайте, как подойдет.
- А если он доберется сюда?
- В этом я почти не сомневаюсь. Встретите его, когда доковыляет.
- Если...
- Когда он объявится здесь, я самолично вспорю ему брюхо.
"Разве мало тебе, Корво? Разве ты еще не понял, что проигрывают только один раз? Ты можешь отыграться и имеешь на это право, но Джессамину уже не вернуть".
Словно немой упрек, призрак, на который Дауд был вынужден смотреть денно и нощно, огромное изваяние мертвой императрицы белело за окном. Слабый ветер доносил до слуха плеск воды, нетерпеливый скулеж собак, звук шагов китобоев, ревниво охранявших дом и учителя.

+1

7

В окрестностях жироварни и внутри разрушенного завода было полным-полно плакальщиков. Окруженные роем мух и издающие нечеловеческие стоны, они походили на живых мертвецов, которые вернулись, чтобы мучить живых, а потом забрать их с собой в могилу. От этих звуков кровь стыла в жилах, и даже крысы, готовые сожрать любое живое существо, уже не трогали их. И хоть Корво прекрасно понимал, что это всего лишь несчастные люди, чьим телом и разумом завладела болезнь, рука рефлекторно тянулась к пистолету. Он не мог рисковать. Ему нужно было вернуться к Эмили.
Пробравшись в жироварню и, по счастью, никого не убив, Аттано вернул свое снаряжение. Рассовал по карманам запасы бальзама и эликсира, приготовил усыпляющие дротики и арбалет. Выбросив саблю смотрителя, Корво пристроил на поясе складной клинок. Этого было вполне достаточно, чтобы добраться до Дауда и временно нейтрализовать его людей. Правда, рана в боку, которую он получил накануне, была серьезным препятствием, вынуждая идти медленно, делать короткие передышки и время от времени, мелкими глотками, пить эликсир. Хотя бы для того, чтобы избежать заражения и унять накатывающую волнами, обжигающую боль. Ветер, пробираясь под мокрую одежду, холодил кожу, вызывая мелкую дрожь.
По небольшому мосту он пробрался к центральной части. Здание Торговой палаты было хорошо видно издали. Затопленные улицы, позеленевшие от тины, полуразрушенные дома, медленно подтачиваемые водой. Несколько лет назад Радшор словно стал предвестником бедствия Дануолла. И все же, несмотря на гниль, плесень и сырость, он был идеальным укрытием для Дауда и его людей. Мало кто сунется сюда по собственной воле. А с тем, кто сунется, будет то же, что и со смотрителями, чьи трупы, словно весомое предупреждение, Аттано находил здесь и там.
Пару раз серконец чуть не наткнулся на людей Дауда. Оказавшись опасно близко, Корво слышал, что они говорят о нем. Одни китобои обосновались на крышах и балконах, другие поджидали беглеца внизу. Затопленный квартал был похож на муравейник, полный злых и ядовитых муравьев. И тем не менее, цель, к которой упорно шел лорд-защитник, была уже близко. Он не сомневался, что Дауд с нетерпением ждет его.

+1

8

Застыв у письменного стола в большой зале, служившей ему одновременно библиотекой, рабочим кабинетом и спальней, Дауд размышлял о том, что еще три дня назад мог бы бежать. Добровольно сложить оружие, сменить красную кожаную куртку на потертый пиджак, натянуть на брови кепку, как у портовых работяг, и исчезнуть из Дануолла навсегда. Люди из банды теперь уже мертвой Лиззи Страйд помогли бы ему перебраться на Серконос или Морли, а из Морли в Тивию - стоило только захотеть, и старушка "Ундина" сослужила бы добрую службу снова.
Начать жизнь сначала - интересная и лучшая перспектива, как ни крути.
Но Дауд не хотел бежать, он хотел закончить начатое. Этим утром он собрал все письма и дневники, упаковал вещи и сбережения, как будто собирался в долгий путь. Если Аттано найдет их, то узнает о ведьмах Бригмора и о Далиле Копперспун - женщине, которая хотела править империей от имени Эмили, влезть в шкуру Эмили, стать ею самой.
Интересно, насколько сильно удивится лорд-защитник, узнав об этом? Убийца императрицы спас ее дочь. Дочь Аттано, может быть. Потому что на долю этого города уже хватило тиранов и безумцев.
Дауд знал, что китобои недооценивают Корво, но сознательно поддерживал иллюзию непобедимости. Страху не место в их сердцах, пусть лучше думают, что Аттано - легкая добыча. Человек, ведомый жаждой мести, способен на многое, но Дауд надеялся, что лорду-защитнику хватит благородства сохранить жизни его людей. В конце-концов, не они придумали хитроумный план - свалить вину на любовника императрицы и не они предложили так удачно бросить его в тюрьму, раз уж Корво угораздило вернуться на три дня раньше положенного срока. Улыбка лорда-регента, поддержавшего эту мысль, на мгновение снова промелькнула перед глазами. Услышав шорох, Дауд обернулся и достал клинок:
- А вот и ты, Корво.
Усыпленные дротиками, его люди лежали у дверей. Убийца мог позвать подмогу, но не стал.
- Посмотрим, чью жизнь спасет Чужой: твою или мою.
Один на один. Пусть хоть на этот раз все будет честно.
Несколько секунд они стояли друг напротив друга, обнажив клинки. Потом почти мгновенно сблизились, и взгляд Дауда уткнулся в стеклянную пустоту глазниц.

+1

9

Корво не проронил ни слова. Двигался легко и молниеносно. Так, будто правда был призраком и не чувствовал боль. Теперь он не замечал ее, как и то, что из бока вновь засочилась теплая липкая кровь.
Под одеждой, рядом с его собственным сердцем, билось другое, данное Чужим. В разуме метался загнанной птицей голос Джессамины, повторявший одно и то же: "Не заставляй меня на него смотреть!"
Даже после смерти, там, где, казалось, все теряет прежнее значение, императрица не могла ни забыть, ни простить. Не мог простить и Корво.
Аттано понимал, что китобои - всего лишь орудие, но Дауд был волен отказаться от предложения Берроуза и щедрую награду не принимать. Спрашивать, почему Клинок Дануолла поступил так, а не иначе, не имело смысла. Теперь Корво не хотел знать причин. Все, что его интересовало - это смерть Дауда, его позор и беспомощность. Такая, какую чувствовал когда-то парализованный Аттано, глядя как убийца пронзает Джессамине живот.
Дауд резал ее умело и ловко, как заправский мясник, не обращая внимания на оцепеневшую в ужасе Эмили. А потом, вытирая клинок, оглянулся на Корво. Эмили пыталась что-то крикнуть, когда ее оттаскивали от умирающей матери, но принцессе заткнули рот.
Воспоминания, прежде изматывающие и не дававшие Аттано покоя, теперь предали сил. Он не собирался щадить убийцу и не мог позволить тому уйти.

+1

10

Было ли Дауду жаль императрицу? Да, было. Особенно потом, когда он понял, куда катится Берроуз и империя вместе с ним. Но Клинку Дануолла платили не за то, чтобы он кого-то жалел. Он не зря был лучшим. Был и будет им, что бы там ни лепетала малышка Билли Лерк.
Убийца постарался сделать свою работу быстро и чисто. Он мог гарантировать, что, упав на холодный мрамор ротонды, Джессамина не чувствовала ничего кроме отчаяния человека, которого предали. Глядя на обездвиженного телохранителя, жалея, что не может добить, Дауд знал - сердце Корво умерло вместе с ней. Но не они первые. Не они последние. В этом проклятом городе было полно мертвецов.
Так пусть все катится в Бездну! К черноглазому ублюдку, улыбающемуся в темноте.
Сейчас, мастерски отбивая молниеносные атаки Корво и тесня его, Дауд искал брешь в технике лорда-защитника. Не может быть, чтобы у человека не было слабых мест. Аттано был ранен и измучен, это означало, что рано или поздно он выдохнется. Пусть пока Корво скользит как тень и умело уворачивается, скоро у стойкого солдатика кончится завод.
- Прыгнуть мне за спину - это все, на что ты способен?
Спрашивая об этом, Дауд не надеялся на ответ. Корво молчал так упорно, словно в застенках Колдридж ему вырвали щипцами язык.
"Просто удивительно, - думал убийца, - одних пытки безвозвратно ломают, других закаляют, будто сталь".
Кем бы до этого ни был Корво Аттано, он стал другим. И этот другой хотел крови. Не обязательно было снимать маску, чтобы увидеть знакомое и вместе с тем уже иное лицо человека, прошедшего через смерть. По правде говоря, Дауд не горел желанием его видеть. Все, чего он хотел - победить. Раз и навсегда покончить с мертвой императрицей, ее обезумевшим от горя любовником, политическими дрязгами и всеми остальными участниками этой грязной истории. Гореть бы им всем в огне.

+1

11

Сквозь нарастающий гул и звон в ушах Корво слышал свое участившееся дыхание. Медленно подкрадывались глухота и головокружение. Сталь ударялась о сталь, бойцы то сходились, то расходились. Дауд какое-то время держал противника на безопасном расстоянии. Потом, приблизившись вплотную, начинал отчаянно теснить.
Корво понимал, что долго в таком темпе не продержится. Совсем немного и ему будет крайне сложно устоять на ногах. А ведь еще предстояла долгая дорога назад, в "Песью яму". Не будет никакого проку, если он убьет Дауда и свалится замертво рядом с ним или будет настолько слаб, что его тут же добьют китобои.
Мысль об Эмили помогла сосредоточиться. Но окружающая реальность, будто на картинку плеснули воды, размазывалась и начинала плыть. Мир словно выцвел, стал похожим на черно-белую акварель.
Аттано не мог сказать точно, являлось это следствием его состояния или таковы были способности Дауда, который тоже связан с Чужим. Пространство вокруг казалось вязким и время очевидно замедлялось, когда убийца отпрыгивал назад или вбок.
Дауд чувствовал себя просто отлично и у него были все шансы Корво измотать. Поэтому при очередном сближении Аттано намеренно двинулся навстречу удару и сделал то, что когда-то взбесило Берроуза, - обезоружил противника, выбивая клинок. Дауд успел увернуться от смертельного удара. Потом Корво увидел вспышку. Сумрак неожиданно рассеялся, а китобой исчез.

+1

12

Убийца должен был предвидеть такой поворот. Умирающий зверь кусается больнее и слишком отчаянно защищается слабый. Аттано слабым не был, но он ходил по краю и был к поражению намного ближе, чем Дауд.
- В нас больше сходства, чем может показаться. Мы убиваем для других", - китобой усмехнулся, делая прыжок.
"И ты не отвяжешься, Корво, пока не выклюешь мне глаза. Слишком долго ты этого ждал".
Дауд потерял оружие и был ранен. Не смертельно, но сражаться уже не мог. Побег выглядел позорным, но лорд-защитник не оставил выбора, лишив убийцу клинка.
Куда разумнее было бы сдаться, однако инстинкт выживания брал свое. Прикрывая рукой рану, китобой отползал назад, неизвестно на что надеясь, пока не прижался взмокшей спиной к растрескавшейся стене. Корво найдет его по запаху, в этом убийца не сомневался.
"Клинок Дануолла обезуржен. Экий каламбур", - думалось Дауду. И еще о том, что черноглазый хозяин Бездны, а вместе с ним удача, навсегда отвернулись от него. Все-таки проигрыш.
Глава королевской тайной службы. Хайрем Берроуз. Тощий, нервный человечек. Сколько раз он хотел всадить лезвие ему в глаз? Бесчетное количество интриг и заговоров. Сколько людей он убил для него? А теперь придется платить. За проклятое золото. За предательство. За мертвую императрицу.
И хоть Дауд был давно готов к смерти, теперь, в этот самый момент, жить хотелось особенно сильно.
- Я все же удивлю тебя еще раз, - прохрипел убийца, вскидывая руку, когда лорд-защитник снова возник перед ним. - Я раскаиваюсь в том, что убил ее.
Эти последние слова звучали искренне и дались Дауду так же легко, как недавние проклятия.

+1

13

Не нужно было видеть лицо Аттано, чтобы понять, что он не слышит. Дауд слабо улыбнулся и прикрыл глаза, когда притянув к себе, Корво перерезал ему горло. Кровь была ценнее всяких слов. Только ей, в случае с такими как Берроуз, Салливан или Дауд, можно было верить.
Потом пришло странное оцепенение. Сделалось тихо и пусто. В голове - ни единой мысли. Сердце покойной императрицы билось с его сердцем в такт. Больше не звучал в голове срывающийся на крик голос. Только ветер шелестел где-то вдалеке.
Делая шаг назад, Аттано пошатнулся словно пьяный, но удержался на ногах. Нужно было поторапливаться и уходить через подземелья, если он не хотел столкнуться с китобоями опять. Теперь, они пока еще о том не знали, это были люди Лерк. Корво очень хорошо помнил уговор и знал, что Билли выполнит свою часть сделки. В том, что ей удастся подчинить себе оставшихся убийц королевский защитник не сомневался.
Вытерев о штаны мертвеца, серконец сложил клинок. Взяв только дневники и ключ, спустился вниз. Решетка, в отличие от всего остального, заржавленной не была. За лазом, ведущим в город, китобои тщательно следили и откачивали воду, когда она начинала пребывать.
Если бы этот проход обнаружили смотрители, кто знает, может быть, затея Кембелла увенчалась бы успехом.
Аттано шел вперед практически на ощупь. Бесконечным казался узкий подземный тоннель. Нестерпимая вонь ударила лорду-защитнику в лицо, когда он выбрался наружу. Над подтопленной низиной дряхлыми великанами нависали почерневшие от копоти дома. Когда-то это был рабочий район, а теперь - карантинная зона. Рядом находилась одна из чумных ям. Вверху, похожий на гигантский катафалк, ходил по рельсам огромный поезд.
Может быть, лорд Трауд прячется здесь, в одном из домов?
Присев на корточки и сняв маску, Корво откупорил склянку с эликсиром. Сделал жадный глоток. Потом обхватил руками колени и уткнулся в них влажным от пота лбом. Нужно отдышаться перед тем, как идти дальше. Дорога была неблизкой, а он прошел лишь часть пути.

+1


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Кровь указывает путь. 1837 год, 5 день месяца жатвы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC