Дануолл. Пир во время чумы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Торжество справедливости. 1837 год, 2 день месяца жатвы


Торжество справедливости. 1837 год, 2 день месяца жатвы

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Название: "Торжество справедливости".
2. Дата: 2 день месяца жатвы, 1837 год.
3. Место: Башня Дануолла.
4. Действующие лица: Корво Аттано, Хайрем Берроуз
5. Краткое описание: За все нужно платить. Рано или поздно. Корво Аттано навещает лорда-регента в Башне, чтобы окончательно свергнуть с незаконно занятого места.

0

2

Время медленно, но верно приближалось к полуночи.
Несмотря на свою болезнь, Берроуз продолжал работать, так как после исчезновения Эсмы его преследовало неотвратимое чувство того, что он может просто не успеть сделать слишком многие вещи.
Разве можно ощутить тень возмездия?
Он сидел за столом, записывая собственные мысли. Это был второй том его политических трудов. Первый был издан еще три недели назад довольно большим тиражом. Конечно, в чумном городе некому было покупать книги и идти они могли разве что на растопку холодных помещений, но он хотел оставить свое наследие.
То самое неотвратимое чувство подгоняло его, заставляя работать как можно быстрее, и почти все свое свободное время он посвящал написанию новой работы.
«Никакая слабость никогда не станет достаточным аргументом. Нужно искоренить их все из своей души и жить исключительно собственной силой».
Шторы, как и всегда, были плотно задвинуты, не впуская в помещение отблесков луны. Комнату освещали только настольная лампа и потрескивающий камин, огонь в котором весело пылал, съедая только что положенные туда неудачные страницы рукописи. Он казался неизменным.
«Вся жизнь – борьба. И погибает тот, кто не умеет бороться. Кто слишком часто проигрывает. Каждый способен на ошибку, но не каждый может учиться на них и сделать так, чтобы их больше не возникало».
Большие настенные часы мерно тикали напротив стола лорда-регента, показывая неотвратимость времени и смены суток. Из дыры в стенной панели вылезла крыса и нерешительно ступила на ковер, поведя усами. Заметив ее движение, Хайрем вскинулся, про себя извергая поток проклятий, и швырнул в ненавистную тварь пресс-папье, которое до этого мирно стояло на столе. Крыса с писком ретировалась с поля не начатого боя. Не попал. Хотелось все спихнуть на то, что бросок был сделан полупарализованной рукой, но Берроуз понимал, что просто слишком устал.
«Любовь – ничтожна. Настоящий политик никогда не позволит себе столь низменного проявления чувств. Чистый разум – вот что является залогом победы».
Мысли его раз за разом возвращались к Эсме. Он вновь опустил руку на стол. Сжав в пальцах легкий платок, которой до этого забрал в поместье Бойл той самой ночью, когда она пропала. Его девочка.
На столе, помимо бумаг, разложенных строго по определенным стопкам, стоял бокал вина, но Хайрем к нему не притронулся. Пить не хотелось. Хотелось уже как можно быстрее закончить эту главу и отправиться спать, так как пять минут назад вновь начались боли в спине.
Думал ли он раньше о том, насколько ему дорога эта женщина и что с ним сделает ее исчезновение?
«Чистый разум достигается предельной концентрацией, добиться которой можно только отказавшись от всех ненужных, низменных вещей».
Взгляд его скользнул по уютным креслам у камина. Хотелось бросить все и устроиться у огня, накинув на ноги плед, и смотреть на бушующее пламя. Кажется, он слишком сильно постарел после недавно перенесенной утраты. Посмотрев на висевший на стене собственный портрет, Хайрем убедился в том, что морщин действительно значительно прибавилось. Или же придворный живописец хотел польстить его самолюбию?
Покалеченная рука стала нестерпимо ныть, но Берроуз продолжал писать, не давая себе никаких послаблений.

Отредактировано Хайрем Берроуз (2014-09-12 23:32:27)

+2

3

Чтобы уничтожить врага, нужно отнять у него надежду. Направляясь в Башню, Атано знал наверняка, что идет добивать Берроуза, и будь тот хоть чуточку менее жесток, заносчив и более благороден, Корво сделал бы это с должным уважением. Но о каком уважении может идти речь в случае с тем, для кого все остальные всего лишь безмозглый скот или средства для достижения цели? Что бы этот тиран-неудачник не мнил про себя и как бы ни брыкался, ему оставалось лишь принять то, что должно.
Распрощавшись с Самуэлем, Корво довольно споро миновал осушенный шлюз, после чего оказался на одной из охранных башен. Значительное время потребовалось на то, чтобы обезвредить охрану. Толлбоев, гордо вышагивающих перед парадным входом, лорд-защитник попросту обошел. Они вместе со стражей, засевшей в охранных будках, еще пригодятся, чтобы арестовать человека, которому не так давно были верны.
Ровно так же, как когда-то дворцовая стража выкручивала руки оглушенному и обведенному вокруг пальца королевскому защитнику, в чьей преданности до недавнего времени не сомневался никто.
Странно, но в этот момент, делая последние шаги к цели, Аттано не чувствовал ничего, кроме разве что усталости. Она стала его привычной спутницей, не покидала даже после хорошего и крепкого сна. Благо, теперь кошмары приходили реже, и раз через раз получалось высыпаться. Боль Корво научился попросту не замечать, хотя иногда она напоминала о себе чересчур настойчиво. Тогда он просто стискивал зубы.
Не было дрожи, которую люди чувствуют в предвкушении. Не было возбуждения, которое случается перед дракой. Не было радости. Только лишь холодное и темное "ничто". Такое же безграничное как Бездна. И это "ничто" мелькало во взгляде, спрятанном за линзами маски.
Бросая пресс-папье в крысу, лорд-регент не слышал осторожных шагов серконца, потому что они были невесомы и легки. Корво не стал прикрывать за собой дверь, потому что Берроузу уже некого было звать на помощь. Гвардейцы, словно бревна уложенные в небольшой комнатке с генератором, услышать его крик не могли.
Старик с упорством графомана царапал бумагу пером, наивно полагая, что кому-то пригодятся его труды.
Вместо приветствия накидывая на шею лорда-регента удавку, Корво невольно усмехнулся. Дернул, заставляя Берроуза хрипеть и извиваться, выползая из-за стола.

Отредактировано Корво Аттано (2014-09-13 17:28:22)

+1

4

«Выбор всегда сложен. Как бы ты не хотел не принимать решения – если оставляешь их на других – никогда не обретешь настоящей власти. Рука всегда должна быть тверда. Несмотря на все последствия, нужно думать о будущем, о том, какие ростки даст та или иная ситуация».
Перо летало над бумагой, только успевай обмакивать его в чернила. Мысли опережали руку, но Берроуз заставлял себя не торопиться. Любая ошибка – и лист придется переписывать заново, что еще дальше уведет его от соседней комнаты, где располагалась приготовленная ко сну кровать.
В какой-то момент показалось, что перед глазами мелькнула тень, но Хайрем не обратил на это внимания. Наверняка та же крыса. Отвлекаться не хотелось.
Удавка и последующее за ней удушение застали его врасплох. Будь он не после сердечного приступа – смог бы среагировать быстрее, не теряя драгоценных секунд. Руки инстинктивно потянулись к шее вместо того, чтобы взять пистолет, который лежал на столе.
Момент был утерян, он начал медленно падать вниз, увлекаемый неведомым убийцей.
Впрочем, можно было легко догадаться, кто это был.
Возможности здраво мыслить и действовать наконец к нему вернулись, лорд-регент постарался найти хотя бы какой-то упор и, оттолкнувшись от стола, придал ускорение себе и противнику, при этом пытаясь ударить его головой.
Умирать просто так старик не хотел.
На пальцах, судорожно вцепившихся в удавку, уже блестели капли его крови.

Отредактировано Хайрем Берроуз (2014-09-15 23:22:26)

+3

5

Они боролись в абсолютной, мертвой тишине. Только слышалось сбитое, переходящее в хрип, дыхание Берроуза, да неуместно уютное потрескивание огня. Естественное стремление - выжить, главный инстинкт. Все это было хорошо знакомо. Лорд-регент пока что не понимал, что смерть стала бы для него самым лучшим вариантом, и Корво намеревался в скором времени это доказать.
Когда Хайрем дернулся назад, Аттано просто отклонился вбок, не давая себя ударить и провоцируя тем самым потерю равновесия. Так, задыхаясь, падают чумные. Так, не менее отчаянно, они цепляются за жизнь. Корво хотел, чтобы лорд-регент хорошенько прочувствовал это. Равно, как беспомощность и страх.
Серконцу нужно было, чтобы старик ненадолго затих, прежде чем он дотащит его до радиоузла, откуда транслировались все официальные сообщения. Около десяти минут назад офицер, дежуривший там, руководствуясь соображениями здравого смысла вкупе с давним желанием отомстить, любезно покинул свой пост. Он, уставший изо дня в день читать лживые прокламации лорда-регента, нисколько не собирался препятствовать затее Аттано.
Терпения у последнего было хоть отбавляй. Лорд-защитник никуда не спешил и, придавливая Хайрема, наблюдал за ним примерно с таким же вниманием и тщанием, с которым Соколов наблюдал за теми, над кем проводил эксперименты.
Берроуз сдирал кожу с пальцев. Аттано по-прежнему молчал.

+1

6

Падение оказалось очень не удачным. Рефлекторная попытка вырваться не удалась. Теперь он был на полу и не имел никакой возможности освободиться, кроме как оттягивая собственными пальцами удавку.
Дыхание сбилось, каждый вдох давался с трудом и приносил боль. В глазах сначала помутнело, а потом начало темнеть. Ухнуло, провалилось вниз сердце, отдаваясь гулким эхом в барабанных перепонках. Рука опять начала неметь. Сил на сопротивление становилось все меньше. Глоток воздуха вмиг стал ценнее самых редких мировых богатств. Берроуз затих. Экономил силы, решив попробовать совершить последний из возможных обманных маневров. Сделать вид, что теряет сознание.
Глаза его медленно закрылись, а тело начало обмякать.
Все же совсем не так он представлял себе эту последнюю встречу. Но такой подлец, как Корво Аттано не был способен на то, чтобы уважительно отнестись к своему противнику.
В конце концов, он не пощадил даже Эсму, о чем еще можно говорить?
Газовый платок лежал здесь, рядом. Нужно будет не забыть забрать его с собой, куда бы ни направились его стопы. Хоть в Бездну, хоть в пучину жизненных передряг.

Отредактировано Хайрем Берроуз (2014-09-17 13:25:56)

0

7

Для больного, страдающего сердцем, старик оказался на удивление крепким. Правда, недолго. Лорду-защитнику даже стало интересно, а не очередная ли уловка этот пресловутый инфаркт. Впрочем, какая теперь разница?
Корво дождался пока Берроуз затихнет, после чего довершил начатое нажатием пары точек, чтобы наверняка. Тот самый "тивианский прием", расспросами о котором в беззаботные дни донимала лорда-защитника леди Эмили. Если до этого Хайрем мог притвориться беспомощным, то теперь действительно являлся таковым. Аттано дождался, когда пропадет напряженность мышц, присущая тем, кто находится в сознании, а дыхание Берроуза замедлится и выровняется. Убивать предателя раньше срока и так легко серконец не хотел. Корво умел ждать, впереди у обоих было предостаточно времени.
Очнулся лорд-регент уже в рубке, накрепко прикрученный к креслу офицера связи. Аттано бережно похлопал Хайрема по щекам, освежил его лицо, плеснув воды из бутыли, промокнул лоб. Ни раскаленных прутов, ни чадящих жаровен, ни единого слова угроз не было. Куда мучительнее всего этого для Берроуза стало осознание того, что он проиграл.
Впустую все мечты и чаяния, в Бездну все интриги и политические труды. Крепко держа старика за мокрый от пота затылок, Аттано ткнул его лицом в передатчик, разбивая белесые губы в кровь. И держал крепко до тех пор, пока, задыхаясь, Берроуз не выдавил из себя признание.
Тяжелое дыхание лорда-регента, как и его позор, этой ночью услышал весь Дануолл. Еще страшнее оказалось то, о чем не подозревал ни сам Аттано, ни столичные жители, уже привыкшие считать проклятием пандуссийских крыс и чуму.
Убийство императрицы, тысячи зараженных, не имеющих надежды на излечение, плакальщики и уличные бойни, сожженные заживо и сосланные в Затопленный квартал - вовсе не напасть, пришедшая из-за моря, а хитроумный план. Берроуз хотел абсолютной власти, а вместе с ней - заполучить сердце леди Бойл.
И если до этого момента Аттано намеревался просто оставить старика гнить за решеткой, то теперь не смог удержать гнев.
Лишать Берроуза жизни или просто отправить под суд было бы непростительным милосердием. Милосердием, которого лорд-регент не заслужил. Когда через несколько минут после прозвучавшего признания офицеры дворцовой охраны ворвались в рубку, они нашли там перепуганного, парализованного, но все еще живого старика. Вокруг суетились крысы. Арбалетный болт, повредив позвоночник, сделал лорда-регента беспомощным навсегда. Газовый платок леди Эсмы так и остался лежать на рабочем столе, рядом с недописанной рукописью.

Отредактировано Корво Аттано (2014-09-17 16:46:43)

+1


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Торжество справедливости. 1837 год, 2 день месяца жатвы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC