Дануолл. Пир во время чумы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Не ищи беды: беда сама тебя сыщет. 1837 год, 1 день месяца жатвы


Не ищи беды: беда сама тебя сыщет. 1837 год, 1 день месяца жатвы

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Название: "Не ищи беды: беда сама тебя сыщет".
2. Дата: 1837 год, 1 день месяца жатвы.
3. Место: дом Кроули.
4. Действующие лица: Билли Лерк, Томас.
5. Краткое описание: рано или поздно Билли должны были найти свои. И первым сделал это Томас. Самое время свести счеты?

Отредактировано Билли Лерк (2014-09-10 21:35:29)

0

2

Билли не знала наверняка, но чувствовала - слухи о ней поползти должны были. Не о ней как о ней. В конце концов, о том, что она была той самой Билли Лерк знало не так много людей: пропавший Соколов, Корво Аттано, Вэллисмит, смотритель Этвуд, да еще Кроули со Слекджо. Ни один из них трепать бы не стал.
Но о ней как о невесть откуда взявшейся, но хорошо дерущейся женщине, вполне могли начать говорить. Конечно, Билли ни секунды не сожалела о том, что напросилась с Кроули на дело. Его там знатно порезали. И кто знает, чем бы все закончилось? Конечно, она не думала, что прям вот жизнь ему спасла, и, все же, отлеживался бы Кроули куда как дольше, не зашей они так быстро его бок.
Он мог не успеть сказать своим, что о ней не стоит говорить. Но спрашивать Билли не хотела. Боялась не столько того, что может услышать в ответ, сколько того, что заставит Кроули волноваться за нее - опять.
И все же теперь она снова спала очень чутко. Просыпалась от каждого шороха. В привидений Билли не верила, и потому мстительного духа матери не опасалась. Но китобои ступали так же бесшумно, как и призраки. А их бояться как раз стоило.
Дауд не повторит своей ошибки дважды. В следующий раз он точно убьет ее.
В эту ночь она проснулась просто так. Хотя никакого шума не слышала. Билли полежала с открытыми глазами, пока не привыкла к темноте. Прислушалась: тихо.
Но уснуть все равно не могла. Окончательно попрощавшись со сном - Билли привыкла доверять тому, что подсказывали ей инстинкты - она тихо, чтобы не потревожить Кроули, забралась на чердак. Просто, чтобы убедиться, что ночь будет спокойной.
Что ее все еще не нашли.
Пока что не нашли.

+1

3

Билли Лерк. Это имя Томас вспоминал с противоречивыми чувствами. С одной стороны, когда-то она была его соперником в их вечной эстафете "Покажи себя лучше перед Даудом". Соперником, достойным уважения. По большей части она, конечно, раздражала тем, что всегда старалась поучать "малыша Томми", который в ее уроках, собственно, не нуждался. Но были моменты, когда чувствовалось - она надежный союзник, способный прийти на помощь в трудную минуту. И это вторая сторона: она когда-то была китобоем, когда-то была сестрой по оружию. Однако, третье ее звание перечеркивало два остальных: она была предательницей. Одно дело - вызвать Дауда на дуэль, победить в схватке не на жизнь а на смерть, а затем возглавить китобоев. Ненадолго, конечно же, если вдруг тебе не явится сам Чужой, чтобы даровать уникальные нечеловеческие способности, которые вновь бы вернули китобоям их силу, утраченную в случае смерти Дауда. Да... Чтобы осмелиться попытаться убить Дауда, нужно наплевать не только на уважение и почет за его опыт, которым он делился со всеми нуждающимися, но и на тот факт, что он единственный среди них, кто носит метку Создателя (по мнению Томаса), кто является источником тех навыков, которых нельзя добиться простой тренировкой... Убийство Дауда даже на дуэли сама по себе глупая затея. Но в ней наблюдается хоть какое-то отражение понятий о чести...
Совсем другое дело - обратиться за помощью к смотрителм, привести их в свой дом, и нанести удар исподтишка, воспользовавшись всеобщей суматохой и погубив нескольких братьев. В принципе, это то, чему их обучали - незаметно и хитро убивать врагов. Но убивать своих... Коул считал так: если враг достоин уважения, он достоин большего, чем незаметной и непонятной смерти, вызывающей недоумение. А Дауд, для кого бы он ни был врагом (а таких людей, даже не нужно было спорить, нашлось бы немало), был достоин уважения. В том числе и со стороны тех, кого он обучил. К сожалению, не все китобои его уважали. Кто-то его боялся, а кто-то даже ненавидел. Но, скорее всего, все от того же страха. Томас же не боялся, а значит, и не ненавидел. Он был благодарен за новую жизнь, а потому и уважал своего предводителя. И даже если были сомнения насчет его приказов - кто он такой, чтобы их оспаривать?
Тем не менее, Билли была первой и единственной, кто хоть как-то пошел против Дауда. И она поплатилась за свою ошибку. А теперь... Теперь в городе появилась таинственная женщина, что умела постоять за себя. При чем... Это еще мягко было сказано... Несмотря на всю занятость в связи с делом Далилы Коперспун, Томас все же нашел время провести небольшое расследование и собрать некоторую информацию. И важным фактом было то, что эта женщина была знакома с Кроули. Спрашивать бутлегера о ней, конечно же, не хотелось. Да и зачем впутывать его, если все окажется слишком плохо?
Будь это Билли, она вряд ли перед чем-то остановится. Эта целеустремленность была знакома и Томасу, и множеству других китобоев. И даже сам Дауд понимал - выберись Лерк из той ямы, она приползет в виде плакальщика в затопленный квартал, лишь бы убить его. Она представляла опасность. И устранять эту опасность пошлют, обязательно, его - Томаса, как только поместье Бригмор опустеет. Или же просто останется без предводительницы, на что Коул и надеялся.
Ему было плевать, что случится с ведьмами. Это путь Дауда, он касается тридцатилетнего убийцы только в плане разведки. Ему было достаточно, если там останется одна-единственная определенная ведьма. И день вышел весьма удачным в плане того, чтобы обезопасить именно ее. А теперь... Теперь предстояло разобраться еще с одной женщиной, что могла оказаться проблемой...
Кроули - огромная зацепка, с которой китобой и решил начать. Найти дом бутлегера было несложно. Всякая информация имеет свою цену. Но вламываться в дом громилы мужчина не спешил. Не было необходимости кого-то будить ни поблизости, ни в самом доме. Ему всего лишь нужна была информация, какие-нибудь следы, указывающие на то, кто же та таинственная женщина. Будить и допрашивать Кроули будет... бестактно. Потому все требовалось провернуть незаметно и крайне осторожно.
Он был без оружия и без маски. Все осталось в тайнике. Сейчас не было необходимости кого-либо убивать или с кем-либо сражаться. Нужна была лишь информация. В крайнем случае, оружие можно было отнять у противника, или же просто сбежать...
Дануолл крепко спал. Казалось, что под луной бодрствует лишь мистер Коул, которому необходимо было еще забрать свои вещи и вернуться домой, чтобы подготовиться к спасению Лиззи Страйд из тюрьмы Колдридж.
"Олдридж-Колдридж..." - промелькнуло в голове у убийцы... Нет, эта зеленоглазая никак не желала уходить из его головы. Или это Томас не желал ее выпускать?
Так или иначе, в дом Кроули китобой вошел через парадный вход, открыв замок отмычкой. Тут было тихо, как и на улице. Никаких признаков активной жизнедеятельности. Дом спал... Проходя по комнатам, Коул жадно поглощал взглядом все, что было вокруг. Интерьер его не интересовал. Его интересовали улики. Вещи, которые не могли принадлежать бутлегеру. И такая вещь нашлась почти сразу же...
Шарф... Гребанный шарф, подобный тому, что однажды не дал Томасу истечь кровью. Такие шарфы носила Билли... И, хотя улика косвенная, проверить все равно стоило.
В комнатах не нашлось никого, кроме храпящего Кроули. И китобой отправился на чердак - туда, где он еще не был.
Билли была там...
Несколько секунд она и он просто смотрели друг другу в глаза. Томас не знал, с чего начать, как правильно подобрать слова... И он был не рад от своего открытия.
- Я пришел просто поговорить, - сразу предупредил он. Приближаться к Лерк он не стал. От нее можно было ожидать чего угодно.

Отредактировано Томас (2014-09-13 20:13:16)

+1

4

Билли даже не вздрогнула. Все шло, как и должно было идти. Теперь ее нашел Томас. Теперь о спокойной жизни у Кроули можно забыть.
Это его "просто поговорить" могло значить что угодно. То, что он первым нашел ее, и никому о своей находке рассказать не упел. То, что все уже знают, и он пришел предложить ей сдаться тихо, без боя. То, что Дауд знает и самое позднее через несколько часов придет, чтобы закончить начатое.
Все ее "то, что" Билли не нравились. Но жаловаться было некому. Она сама виновата во всем, что происходило. Глупо было надеяться на то, что никто из людей Кроули не упомянет о ней, никто услышанное не запомнит, и никто не сложит два и два.
Так же легко сама Билли когда-то поняла, что под маской прячется лорд-защитник. Опознать в ней - да еще без маски - ее было делом трех секунд.
- Малыш Томми, - Билли улыбнулась, будто не происходило ничего странного и даже раскинула руки, как если бы хотела обнять Томаса, но передумала в последний момент. - И как тебе живется на моем месте? Ведь Дауд выбрал тебя, правда? Больше и некого. Всегда были только ты и я.
В любой другой день тянуть время Билли не стала бы. Но она была связана обещанием. Она должна была защитить маленькую императрицу - и пока она не сделала этого, умирать Билли было нельзя. Как и нарываться. Как и отвечать за свои дела.
Она подтащила к себе один из пустых грубо обтесанных ящиков, села на него, как на табурет.
- Когда мне ждать остальных? - спросила она. - Как скоро после твоего "просто разговора" они тоже захотят увидеться со своей чумной сестрой?

0

5

"Малыш Томми" жутко бесился, когда его так называли. Называла его так только Билли. И поэтому бесился он только в отношении нее. Но не сейчас. Сейчас не было злобы, раздражения. Какая-то тоска, наверное.
Мужчина лишь невесело усмехнулся, а затем сказал:
- Мне никогда не нравилось это прозвище. Но, кажется, я даже начал скучать по этому, - он еще раз усмехнулся.
- Спасибо, что поинтересовалась. Ты знаешь, вполне хорошо. Только вот с последним делом хлопот прибавилось. Зашиваюсь на работе. Но я не жалуюсь, нет. Так или иначе, это то, чего я хотел, - он беззаботно пожал плечами. Все это китобой говорил так, будто Билли до сих пор была его другом, и ей на самом деле было интересно, как он поживает. Притворство... Его Коул не любил. Но второй раз за день он почему-то менял свои привычки в общении. Наверное, все дело в том, что Лерк не до конца стала для него врагом. Точнее, она не стала таковой вовсе. Лишь перестала быть надежным соратником. Но ее смерти он не желал, нет. Несмотря на те потери, что они понесли из-за нее. Хотя, друзей у Томаса не было даже среди китобоев, потому он никого и не оплакивал, и мстить ему ни за кого не хотелось.
"Всегда были только ты и я", - мысленно повторил мужчина фразу женщины. Правдивую фразу. Ведь, получается, ему никто не был ближе, чем она - его извечный соперник. Та, что заставляла его становиться лучше день за днем. Достойный противник, от чьей руки он бы и хотел умереть в честном бою. Возможно, когда-нибудь так и случится... Мужчина, конечно же, не хотел умирать. Но если бы пришлось выбирать, он бы выбрал именно такой способ: борьба с умелым воином, которая может стать последней, если он не окажется достаточно хорош. Куда лучше незамеченного стилета под ребро в тихой библиотеке...
- Никогда, они еще не знают о тебе, - честно ответил Томас. - Глупо было бы приходить к тебе сюда в одиночку, без оружия, если бы я желал тебе смерти. Даже если бы я вышел отсюда, и ты бы осталась жива, то пока я возвращаюсь домой и сюда добирается тот, кого Дауд пошлет, ты успеешь десять раз смыться куда подальше, - он пожал плечами. - И хоть сегодня никто не планирует тебя навещать, да и никто не знает, собственно, где ты, - возможно, было ошибкой упоминание этой детали, - тебе все же следует подумать о переезде. Например, на Серконос. Как я говорил, сейчас у нас полно работы, но вскоре все дела будут решены. И Дауд вспомнит о тебе. И, думаю, в следующий раз мы можем встретиться не для простой романтической беседы тихой лунной ночью, - он еще раз усмехнулся. - И эта перспектива мне не нравится.
Он молча присел на пол, свесив ноги в лестничный пролет, оставаясь лицом к Билли.
- Кстати, - вдруг вспомнил он, - насчет "чумной"... Ты выглядишь весьма здоровой для зараженной. Да и Кроули вряд ли настолько глуп, чтоб приютить ходячий труп. Поведаешь свой секрет? - поинтересовался он.
Коул давно уже ни с кем не разговаривал по-человечески, кроме Роны. Но то был другой случай. А вот Билли... Хотелось забыть, что она сделала, и просто поболтать. Как-то даже глупо и наивно, но... Он хотел с ней поговорить, как раньше. Как с другом, с которым у Вас вечное пари, вечные споры и вечная притворная ссора с кучей подколов и шуток.

Отредактировано Томас (2014-09-13 22:58:06)

+1

6

Никто не знает, значит… Билли кинула быстрый оценивающий взгляд на Томаса. Они оба сидели расслаблено, но она слишком хорошо знала и себя, и его, чтобы понимать, что это ничего не значит. Стоит ей пошевелиться с намерением причинить вред - и Томас поймет это и тоже станет опасным. Сразу, в одну секунду, как они это умеют с ранних лет.
Значит, ей все же придется менять убежище. Радовало в этой ситуации только что, что Томас, по всей видимости, знал Кроули. Значит, знал и кто он такой. Даже ради нее Дауду не захочется становиться на ножи с кем-то из боттл-стритской банды. И если исчезнуть быстро, вреда Кроули это не принесет.
- Я выгляжу здоровой потому, что выздоровела, - сказала Билли.
Занятно. Она вдруг поняла, что, кажется, говорит с первым человеком со времени визита в Бездну, кому может рассказать все и знать, что ее поймут правильно. Даже Аттано, который знался с Чужим, был слишком осторожен и недоверчив. Будто метка тяготила его, а не освобождала.. Будто это было клеймо, а не знак избранных.
- Чума убила меня за тринадцать дней, - сказала Билли так, будто рассказывала какую-то увлекательную и забавную историю. - Должна была убить, вернее. На тринадцатый день меня забрал к себе в Бездну Чужой. И это не форма речи, Томас. Я была в Бездне и виделась с Чужим. Он вылечил меня, вернул назад. Пообещал кое-что. Кое-что довольно приятное, - она улыбнулась, снова вспомнив это "твою смерть заберет Дауд".
Билли против воли скосила глаза на левую руку. Все еще чистую, без чужих отметин.
- Дауд не придет за мной. Не успеет. А вот я… я скоро вернусь домой. В Радшор. Все будет даже лучше, чем прежде.
Она говорила так, словно ни секунды не сомневалась в своих словах. Хотя на деле это было не так. Дауда должен был убить Корво Аттано. Но он сам не был уверен даже в том, что выберется из Башни. Если так и случится, маленькая Императрица останется на ней. И в городе, возможно, будет слишком опасно - даже опаснее, чем сейчас. Что делать тогда, Билли еще не знала. Успеет придумать.

+1

7

Она выздоровела. Избавилась от чумы, которая сгубила множество невинных. А ее пощадила. И все это благодаря Чужому. Было немного завидно, что он явился к ней. Хотя, Томас и не жаждал увидеться с хозяином Бездны, он ему не поклонялся и никогда особо не задумывался, что он, кто он и почему дарует свои силы определенным людям. Билли его видела. А это значит, что у Коула может и не быть преимущества в виде сверхчеловеческих способностях, если вдруг это преимущество понадобится. Хотя... Метки на руке женщины заметно не было. На чердаке вообще было довольно темно, так что вряд ли бы мужчина что-либо заметил.
После того, как Лерк рассказала о своем выздоровлении и об обещании Чужого, Томас нахмурился.
- Гребаное чудо, - невесело усмехнулся он.
Зная Билли, китобой точно был уверен, что она не остановится ни перед чем. И бежать она не собиралась. Скорее всего, попрется в Затопленный Квартал, в самое пекло, чтобы закончить то, что она не смогла провернуть при содействии смотрителей. И именно эту догадку женщина подтвердила своими следующими словами.
- Значит, это не последняя наша встреча, - Томас улыбнулся. Но не так вяло и уныло, как обычно. Нет. Он был рад. На самом деле.
Внутри каждого человека в той или иной ситуации всегда происходит диалог, столкновение, спор или борьба различных интересов, общественных ролей или просто убеждений. С одной стороны, китобой не хотел, чтобы Билли к ним совалась. По крайней мере, пока они не разберутся с Коперспун и Аттано. А с другой стороны... Они наконец-то скрестят клинки, если Дауд ему позволит, чтобы выяснить наконец, кто же из них лучше. Последнее испытание... Экзамен, проверка знаний и умений, что они приобрели за свою насыщенную жизнь.
- Я разрываюсь между понятиями чести и преданности, - он задумчиво хохотнул, уставившись чуть в сторону. - С одной стороны, если ты бросишь вызов Дауду... Прямым текстом, а не как в прошлый раз, то, думаю, никто не будет против, чтобы Дауд сам тебя встретил. А с другой стороны, - он недовольно скривил губы. - Ты ведь придешь одна, верно? - главный вопрос. Хотелось бы, чтобы Лерк ответила на него честно. От этого зависит график работы.
Да... Работа есть работа. Дауду грозит опасность. Не только со стороны бывшего лорда-защитника, что уверенно идет к своей цели - наказать всех своих обидчиков, но и со стороны Билли. Вряд ли глава китобоев сможет удостоить аудиенции сразу обоих, если они заявятся к нему в один день. И тогда на сцену придется выходить Томасу. Неизбежное стечение обстоятельств... Билли - проблема Дауда. Она наточила зуб лишь на него (по крайней мере, самый острый зуб), а не на кого-то другого из братства. И хоть каждый из них был готов броситься на нож за своего господина, будет как-то неправильно с его стороны отказываться от дуэли. Потому Билли должна пройти беспрепятственно. Вряд ли кто-то сможет оказать ей достойное сопротивление, кроме самого Дауда и, наверное, Коула. Так что, любые попытки бросить против нее людей закончатся лишь их гибелью и ее злобой... Однако, важно было еще и время... В ближайшие двое-трое суток у них все распланировано. И завтра глава китобоев проникнет в Колдридж...

Отредактировано Томас (2014-09-18 17:36:37)

+1

8

Билли с опозданием поняла, что от нее ждут мести. Забавно. Раньше она думала, что, если - или, вернее, когда - ее найдут, речь будет идти только о том, чтобы завершить начатое. Убить предательницу. Но по всему выходило, что ее даже опасались. Боялись, что она сама решит вернуться. Конечно, можно было бы списать все на личные опасения Томаса. На его страх, что она отберет назад свое место или еще чего похуже.
Да только она слишком хорошо знала, что Томас - не из пугливых. Он, возможно, был таким же бесстрашным, как и она - но если Билли заставляло переступать через страх неуемное любопытство, то Томаса - просто любовь нарушать правила. Да, старик подобрал себе заместителей как на подбор. Хотя, возможно, именно этим они двое ему и нравились. Тем, что не боялись его и не спешили беспрекословно подчиняться каждому слову, на любой случай имея собственное мнение.
- Да, не последняя, - согласилась она. - Но только я пока что не собираюсь в Радшор. Я приду одна, но я приду не раньше, чем освободится мое место. Ну, ты знаешь, - она улыбнулась, влажно поблескивая в темноте белыми зубами, - место главы китобоев. А пока я очень занята.
Она пожалуй что верила Томасу. По крайней мере его словам о том, что он не станет говорить о ней. Конечно же, не станет. Он всегда любил честную игру. А если о ней будут знать другие, о поединке придется забыть. Билли видела, как отчаянно Томас его хочет. С этим стоило разобраться. Томас был умен и хорош. Он мог бы пригодиться ей - и пригодился бы. Но только если бы их старое детское соперничество осталось бы позади.
Похоже, взять Радшор совсем без боя ей бы не удалось. Но пока об этом говорить не стоило. Лучше было бы сразу показать, что ждет их обоих.
- Когда я вернусь, посмотрим, как ты справляешь с моей работой, - сказала она. - Возможно, я даже оставлю тебе должность. Как тебе идея? "Правая рука Билли Лерк". Звучит неплохо.

+1

9

Опасались ли Билли в Радшоре? Да, наверное. Ни один китобой, конечно, не признается в этом, но Лерк была опасна. Один на один она могла многим хорошенько надрать задницу. А накидываться на нее толпой... Что же, придется поискать добровольцев на место смертников, кто кинется на Билли первыми и кого она точно уж прикончит, пока остальные незаметно не прирежут ее сзади, пока она отвлекается. Людей потратится немерено... А результат... Так себе. Да и какое удовольствие смотреть на все со стороны из "Самой Высокой Башни"? Зачем подвергать опасности столько жизней, когда самому можно решить проблему?
Кажется, все шло к этому с самого начала. Дауд будто знал, что так и будет, что одна из взращенных им машин для убийства в итоге убьет вторую. Вечное соперничество, вечное противостояние... Не было вражды. Было бесконечное уважение, осуждение за некоторые поступки и восхищение навыками. Единственно возможный друг, который не раз поддерживал тебя, каждый раз заставлял становиться лучше... Именно им для Коула и была Билли. В принципе, он никого больше и не знал так, как знал ее, ни с кем больше не проводил столько времени. А теперь их вечное соревнование подходило к своему грандиозному, но немного грустному финалу. Не было страха перед смертью, хотя Рона и могла заставить ее бояться, не было жалости к Дауду или той же Билли, что могли умереть... Было лишь ощущение какой-то пустоты, чувство, что все как-то неправильно, что возможен и другой вариант развития событий. Будет очень жаль потерять такого перспективного убийцу, как Лерк. Да и самому умирать, собственно, не хотелось. Но нельзя же просто так позволить занять "трон" девице, что предала их предводителя, а потом просто придет на освободившееся место?
- Что же, хорошо что у тебя есть дела. Нам тоже нужно закончить один заказ. Я даже не помню, когда спал в последний раз, - усмехнулся, пожаловавшись, Томас. - Времени все меньше и меньше, кто знает, что принесет нам этот Аттано. Его упрямству можно только позавидовать... Хотя, думаю, нам это всем знакомо, - что он, что бывшая сестра и сами не раз выжидали подолгу, находясь в не лучших условиях, чтобы затем начать действовать и, преодолев множество трудностей, наконец достигнуть своей цели и добиться чувства восстановленной справедливости. Если посудить, то сейчас Билли была в похожем положении, что и бывший лорд-защитник: обвинение, заключение, побег, устремление к заветной цели - к смерти своего врага. А кем же был Томас? Сторонним наблюдателем, что вместо того, чтобы защитить своего господина от одной угрозы, мило с ней беседует? Но... А что, если Аттано, прошедший Колдридж и весь чумной Дануолл не один раз, оставшись в живых, не пойманным, отомстивший своим врагам, все же окажется сильнее Дауда? Всегда нужно предполагать все самое худшее. И всегда нужен план на случай этого самого худшего. Если Билли была спасена Чужим, значит, она могла получить от него способности. Значит, она могла даровать их остальным, если Дауд падет. Неприятный план, но... Для китобоев это спасение.
- Пока никто не жаловался. Да и, как видишь, я жив и все еще на своем посту, - он пожал плечами. Услышав свою новую предполагаемую должность он театрально простонал-хохотнул, - ну нет-нет, это ужасно. Такой удар по самолюбию... Да и звучит как-то... Ты ж не многим старше меня!

+1

10

- Может и младше, - напомнила Билли, - мы же все никак не сосчитаем, в какой месяц кто родился.
Обычное дело для детей их с Томасом биографии. Повезет, если хотя бы год твоего рождения кто-то запомнит. О месяце и тем более дне речь идет далеко не всегда. Они вечно спорили об этом - спорили всегда, когда речь заходила о любой мелочи, которая может стать решающей в том, кто лучше, сильнее, взрослее.
- Ладно-ладно, - она подняла руки, словно сдаваясь, - сам решишь, как будешь называться, когда дело дойдет до этого. Думаю, не сразу.
Сначала ей придется удержать китобоев от развала. Если Томас будет на ее стороне - все пройдет легче, бескровней. Если нет… О "если нет" Билли старалась не думать. Там разберется, когда все начнется. Нечего перед работой забивать себе голову дурными предчувствиями и ожиданием худшего.
Почему-то она вдруг вспомнила свою первую встречу с Аттано. По нему было сразу понятно, что он китобоям - не друг. Опасный, умелый, равный им по умениям, а многих превосходящий. Она должна была бы рассказать о нем Дауду. Тем более, что вначале она еще не знала, чего он хочет, не догадалась, кто он. Он был просто опасным человеком, из тех, кого надо иметь в виду, что бы ты ни собирался делать.
Она так и не сказала о нем Дауду.
Билли представлялось, что Томас сейчас стоит ровно перед той же дилеммой. Рассказать или нет? Только вот Томас в точности знал и кто она, и чего хочет. Но она видела по нему, что он тоже оставит эту встречу при себе.
Не из любопытства, как тогда Билли. Из чувства собственничества. Скорее всего, он рассчитывал на поединок, который уже давно должен был случиться между ними, но по глупости все откладывался на потом.
Только вот убивать Томаса у Билли не было никакого желания. Он был нужен ей. С ним все будет просто, легко, бескровно.
- Постарайся выжить, ладно? - попросила она, на миг растеряв привычную насмешку в голосе. - Даже если будет очень жарко. Выживи.
Возможно, стоило бы сказать ему, что, когда дело станет плохо, он может назвать Аттано ее имя, сказать, что она просила не убивать его. Но Томас был таким же, как она. А Билли на подобное предложение оскорбилась бы - даже теперь, после всего пережитого. Она всегда была за честную игру и честный бой между равными противниками. Да и Аттано, насколько она могла судить, избегал лишних жертв.
- Ему нужен только Дауд, - сказала она. - Он убьет его - и Дауд знает об этом. Его наверняка уже давно предупредил Чужой. Не мешай ему, остальных он не тронет.

0

11

И ведь действительно... Томас не знал, когда у него день рождения. А Билли никогда не говорила, когда у нее. Среди китобоев у мужчины друзей не было, да и до этого как-то не находилось. Праздновать очередной пролетевший год не было ни нужды, ни желания. Сколько он уже живет в Дануолле - точно и не сосчитать. Почему же он считал, что Лерк старше него? Да потому что она с китобоями была дольше, на момент их встречи она умела больше, да и сейчас у нее есть чему поучиться.
Она согласилась дать ему право называться так, как он сам решит. Видимо, сомнений в том, что она станет новой главой у девушки не было. Целеустремленность. Это качество всегда было заметно в Билли. И это одна из причин, почему Томас ее уважал. Стремление к власти... Тут уже другой вопрос. Власть - это не только привилегии, но и ответственность, которая не каждому по силам. Коул знал вес этой ответственности, потому и никогда не стремился воткнуть Дауду клинок под лопатки. Но если придет Билли... А она обещала прийти только после смерти нынешней главы китобоев... Если Томасу удастся поддерживать влияние китобоев, если его личный авторитет и влияние будут достаточно высоки, если без способностей Лерк они будут справляться, то... То китобоям будет нужен лишь один из них.
Тем не менее, Чужой может и не избрать его своим последователем. И никого другого из братства. Тогда придется очень туго. Новая тактика, новые приемы, новое снаряжение... Наверняка, придется нанять каких-нибудь ученых-изобретателей, чтобы те хотя бы попытались сымитировать дары Владыки Бездны бездушными приспособлениями. Но это заберет огромное количество времени, которого у них не было. Именно поэтому Билли и была нужна им, китобоям, сейчас. На всякий случай. Именно поэтому Томас соврет Дауду, сказав что у Боттл-Стрит просто был симпатичный козырь в рукаве и опасаться нечего.
Однако, мужчина надеялся, что оказав Лерк такую услугу, оставив ее неизвестной для остальных ассасинов, он получит ответный жест доброй воли. Что даже в самом худшем случае Билли придет сама расправиться с ним, а не проявит свою хитрость в очередной раз, подослав кого-нибудь другого.
Она попросила его выжить. Значит, пока что он не является ее целью. И это не могло не радовать. А может, она просто беспокоилась за него?
- Да, конечно, - он кивнул, коротко улыбнувшись. Не скривив губы в саркастичной усмешке, а именно улыбнувшись. - И ты не дай себя убить. А-то я начну ревновать, - Коул попытался все обратить в шутку. Будто этот разговор не был жизненно важен, будто обсуждаемое - несерьезный пустяк. Возможно, тот раздолбай все еще жив где-то в глубине его души...
Коул сделал то, что хотел - убедился, что девушка не станет мешать им в деле с ведьмами, что она не заявится в Радшор с жаждой убить Дауда. Она не была проблемой. Проблемой был Аттано. Проблемой, которую Дауд должен был решить в одиночку, как воин, как мужчина.
- Да, хорошо, я и не планировал ему особо мешать, если честно, - признался Томас, пожав плечами.
Время было давно за полночь. Пора было возвращаться домой. Все дела на сегодня были завершены.
- Удачи тебе. Береги себя. Еще увидимся, - Томас почтительно кивнул своей бывшей сестре по оружию и спустился вниз, в темноту, что царила в доме Кроули. Вышел он так же, как и вошел. Амбал с Боттл-стрит так ничего и не узнает. Наверное... Если Билли ему не поведает. Но Коулу было все равно.
Уже сегодня его ждало третье свидание... С Лиззи Страйд...

+1


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Не ищи беды: беда сама тебя сыщет. 1837 год, 1 день месяца жатвы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC