Дануолл. Пир во время чумы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Время молчать и время говорить. 1837 год, 27 день месяца тепла


Время молчать и время говорить. 1837 год, 27 день месяца тепла

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

1. Название: Время молчать и время говорить.
2. Дата: 27 день месяца тепла 1837 года.
3. Место: улицы Дануолла, особняк Эштона Вэллисмита.
4. Действующие лица: Билли Лерк, Эштон Вэллисмит
5. Краткое описание: возвращение домой обернулось совсем не тем, чем виделось Билли раньше. Произошедшее задело ее слишком сильно. Настолько сильно, что, встреть ее сейчас кто-то, знакомый с обычной насмешливой собранной Билли, он вполне может решить, что она наконец-то сошла с ума.

Отредактировано Билли Лерк (2014-09-10 20:49:13)

0

2

Билли могла бы простоять в холодном Ренхевене еще вечность. Даже после того, как единственным, что она видела в волнах, осталось ее отражение. Даже после того, как она перестала видеть и его тоже. Даже во время чумы ей не было так плохо.
Тогда Билли хотя бы пыталась уцепиться за ускользающее сознание. Теперь она с радостью оттолкнула бы его от себя подальше. Ее удерживало от этого только обещание, данное Корво Аттано. Она не сможет его выполнить, если сдастся и умрет сейчас. Еще не сейчас.
Она выбралась на берег. Ноги грузли в неприятно мягком дне, словно река не хотела отпускать Билли, почуяв легкую добычу и скорый корм для миног.
Домой к Кроули она возвращаться не спешила. Тот стал бы задавать вопросы, а Билли не была уверена, что хочет говорить о случившемся с бутлегером - она просто не найдет нужных слов. А больше идти ей было и некуда. Теперь уже совершенно точно некуда. Поэтому она шла, не особо разбирая дороги. С нее текло, а взгляд, как подозревала Билли, был достаточно безумным, так что никто не останавливал ее, никто не заговаривал, никто даже близко не подходил. Мало ли в городе развелось сумасшедших. Это было на руку. Только вот зубы начинали стучать от холода, выбивая неуместно веселый ритм.
Этот стук и привел Билли в чувство - хотя бы отчасти. Она остановилась, резко, так, что несколько стоявших неподалеку прохожих вздрогнули. Осмотрелась, поняв, что бродяжные ноги занесли ее в один из богатых районов.
И даже тут никто не спешил ее остановить, выпроводить, убрать с разнеженных аристократских глаз. Чем хорошо безумие - безумных одинаково боятся везде, и одинаково боятся задевать, позволяя бродить, где тем вздумается.
Билли отрешенно подумала, что надо будет это как-нибудь использовать, и посмотрела на заходящее солнце. До темноты оставалось не так уж много времени.

Отредактировано Билли Лерк (2014-08-27 00:00:51)

+1

3

Сегодняшний день не должен был принести никаких впечатлений.
Обычная рабочая рутина, сдобренная мерзким настроением Берроуза. Эштон был рад, что все, наконец, кончилось, и можно было идти домой. Хотелось прогуляться, привести в порядок мысли.
Он думал о Корво Аттано, об отце, о Мадлен. Как там они? Лорд-защитник наверняка скоро будет штурмовать башню Дануолла. Оставалось просить добрых духов, чтобы ничего ему не помешало. Отец уже очень стар. Эштон все время боялся, что старика хватит удар или случится еще что-нибудь, а его не будет рядом. Не сможет поддержать. Мадлен. Как там она? Не случилось ли что? Всем ли довольна? Не заболела? Любит ли его? Он ее любил. Это чувство было почти болезненно. Особенно сейчас, когда их разделяло расстояние и невозможность видеться слишком часто.
Идти по кварталу особняков было спокойно. Он все еще неплохо охранялся, можно было почти не опасаться нападения со стороны. Вот только нищие и сумасшедшие, конечно, забредают. Как эта девушка.
Стоп.
Эштон обернулся, повнимательнее посмотрев на незнакомку, которую только что обошел. Одежда мокрая, взгляд остекленевший. Но вот лицо – очень знакомое лицо.
- Билли? Что с вами? Что вы тут делаете, посередине улицы? Вам нельзя тут оставаться.
Эштон приблизился к ней, осторожно беря за руки. Совсем холодные. Может простудиться. Он снял с себя плащ, не смотря на холодный ветер, и накинул их на плечи знакомой.
- Идемте ко мне. Я не могу оставить вас здесь в таком состоянии. Пойдете?
В глазах его было самое настоящее сочувствие.

+1

4

Билли не сразу почувствовала прикосновение и, почувствовав как кто-то берет ее ладони, повела было рукой в привычном ломающем запястье жесте. Но вовремя удержалась. Даже теперь узнавание работало быстрее инстинктов.
Ну да, конечно. Веллисмит. Его дом где-то неподалеку. С земли и при свете дня она не сразу узнала эти места. Да и, по правде, не стремилась их узнавать.
Уходить она еще не хотела, не теперь. Билли знала, что, вернись она к Кроули или вообще, покажись на глаза хоть кому-то знакомому - и из напавшей на нее черной меланхолии придется выныривать. Черная меланхолия и жизнь несовместимы.
Но теперь - только теперь - на них могли начать оглядываться. Сумасшедшие никого не привлекают, а вот аристократы, обращающие на них внимание и укрывающие своими плащами - вполне.
- Да, идем.
Голос был хриплый. Не от холода, от долгого молчания.
Билли закуталась в плащ, чтобы не так явно бросаться в глаза и послушно пошла за Эштоном. По привычке чуть не завернула к окну, через которое влезала раньше, потом вспомнила, что сегодня идет как гостья, и пошла ко входу.
Едва за ними закрылась дверь, плащ вернулся к хозяину. Она опять почувствовала холодный трупный запах, которым пахла ее собственная одежда.
- Мне нужно переодеться, - без особых эмоций, просто сообщая, сказала Билли и, по-мужски взявшись за ткань сзади, стянула с себя рубашку.

+1

5

К счастью, Билли согласилась на его предложение. У Эштона как камень с души свалился.
- Тут уже недалеко.
Действительно, всего ничего. Возможно, зрелище они из себя представляли странное, но не мог же он, в самом деле, оставить ее на улице в таком состоянии?
Вот и дом. Женщина сразу же отдала ему плащ и явно была настроена переодеться здесь и сейчас. Эштон и слова сказать не успел, а она уже стянула рубашку. Вышедшая навстречу служанка была немало удивлена открывшейся ей картине.
Вэллисмит стал пунцовым и старался смотреть куда угодно, но только не на Билли.
- Анна, моей подруге надо переодеться в сухую одежду. И принять ванную. Проводите ее, пожалуйста, и обеспечьте всем необходимым. Камин в кабинете растоплен? – Получив утвердительный ответ, Эштон продолжил. – Подайте нам ужин туда.
Было неудобно. Очень неудобно. К счастью, его слуги умели молчать.
- Я буду вас ждать. Если понадобится какая-либо помощь – только скажите.
Румянец не сходил. Он даже начал переминаться с ноги на ногу. Анна вежливо улыбнулась Билли.
- Пожалуйста, идите за мной.

+1

6

И еще слуги. Точно. Если не считать заданий, когда слуги проходили как возможные случайные жертвы, она всего один раз была в доме с прислугой. Причем прислугой в том доме - у сестер Бойл - была она сама. Но все когда-то бывает в первый раз.
В ванной она разделась до конца. Мокрая одежда слезала тяжело, будто вместе с ней она пыталась снять и кожу тоже.
Новый наряд уже ждал ее. Сухой. Теплый. Мягкий. Судя по всему, дорогой.
Билли почти все время молчала. Только раз - когда Анна пообещала выстирать и высушить ее одежду - Билли заговорила, резко, так, что служанка заметно вздрогнула.
- Нет. Не надо. Просто сожгите.
Когда она осталась одна, Билли с опасением посмотрела на воду. Снова вспомнила Ренхевен. Своего самого младшего, последнего - теперь уже точно - брата. Заставить себя заново надолго забраться в воду она так и не смогла. И, как только перестала ощущать запах сырости, выбралась, вытерлась, натянула чужую одежду.
Ждать возвращения служанки Билли не стала. За прошлый визит, ища нужную комнату, она неплохо освоилась в доме. Труднее всего было не замирать, услышав посторонние шумы. На этот раз можно было не опасаться того, что ее заметят.
Но с некоторыми привычками бороться трудно, поэтому в кабинет она зашла, ступая практически бесшумно.
Оказавшись за спиной у Веллисмита, Билли несколько секунд молчала. Не знала, что сказать. Потом нашлась:
- Спасибо, что передали Аттано то, что должны были.

+1

7

На самом деле Эштон уже был благодарен Билли. Он отвлекся от своих тяжелых мыслей и теперь куда более был озабочен тем, чтобы ужин принесли вовремя.
Что она делала одна, мокрая, посередине улицы? И какую беду могла найти, если бы Вэллисмит не узнал до боли знакомое лицо? Лучше об этом не думать. Так же, как и о том, какие вопросы могут его ждать, если кто-то обратит внимание на странный поступок секретаря лорда-регента.
Еда все же была принесена вовремя. Теплый камин уютно потрескивал дровами. Эштон переоделся в домашнюю одежду и курил у окна, смотря на серый город, который медленно погружался в ночную тьму. Оставалось надеяться на то, что Билли не решит теперь так просто его покинуть. Это может быть опасно для нее. Вэллисмит, сам не зная почему, беспокоился за нее. Хотя прекрасно понимал, что наемная убийца в состоянии постоять за себя.
Он вздрогнул от ее голоса, чуть не выронив сигарету и обернулся, встречаясь глазами, понемногу усваивая заданный вопрос.
- Ну… разве я мог поступить по иному?
Немного грустная улыбка. Вся эта ситуация слегка напоминала ему другую, после которой Эштон надолго остался лежать в кровати и с трудом выжил. Но Билли не было резона его убивать. Или были? Если да – то зачем столько лишних действий?
Нет, не стоит об этом волноваться.
- Давайте поедим. Грета приготовила очень вкусный суп. Присаживайтесь.
Эштон подошел к небольшому столу и отодвинул для женщины стул, гостеприимно улыбаясь и туша сигарету в пепельнице.
Сев напротив, он разлил вино и взял бокал, делая несколько глотков. Горло пересохло.
- Надеюсь, вы теперь чувствуете себя лучше. Скажите, Билли, что вы делали в районе особняков в такое время? Честно говоря, я был очень удивлен, встретив вас. Это могло быть очень опасным путешествием. Вы... чем-то расстроены? Что-то случилось?

+1

8

На этот раз она бы, возможно, даже выпила. Так что Билли взяла бокал, но едва поднесла его ко рту, как ей вспомнился запах браги, доносившийся от матери. Ее замутило, и Билли поспешно отставила бокал подальше. Есть тоже не хотелось, хотя для вида она в супе все же поковырялась.
Самым странным было то, что Билли, сделавшая убийства профессией в четырнадцать лет, прекрасно понимала, что так реагировать на произошедшее не должна. Просто не может. Даже смерть Дейдре ее задела не так сильно.
Дауд - даже теперь она все равно вспоминала его уроки - любил повторять, что независимо от того, что ты делал, главным в итоге оказывается то, чего ты не делал. На этот раз именно в этом и было все дело, но объяснение, казавшееся теперь Билли простым и естественным, как она понимала, любому нормальному человеку покажется очень и очень странным.
- Ноги занесли, - сказала она. - Я, как это… задумалась. Я была сегодня дома. Вы знали, что у меня тут, в Дануолле, есть дом? Я ведь ушла на улицу только в тринадцать, а до этого у меня была какая-то другая жизнь. Я старалась о ней не вспоминать все эти годы. Это было большой ошибкой.

+1

9

- Дома?
Еще несколько глотков вина. Эштон тревожно наблюдал за собеседницей, но все же взял ложку и начал есть суп, пока он горячий. Голод – не тетка. Есть хотелось очень сильно, а на сытый желудок и информацию воспринимаешь не в пример лучше.
- Хорошо, что у вас есть дом. Вы давно там не были? Увидели то, что не хотели увидеть?
Странно, что теперь они общаются на «вы». С другой стороны, прошлая встреча проходила совсем в другой обстановке. Теперь же оба оказались в несколько странном положении. Эштон чувствовал некую скованность, но она не мешала ему задавать вопросы.
- Все плохо, да?
Вот так просто. Он тоже давно не был со своими близкими и не представлял, как там жена и дети. Как там мама? Вдруг с ними тоже что-то случилось? Мысли о них принесли боль и тревогу. Отложив ложку, Эштон с искренним сочувствием посмотрел на Билли и взял в руки бокал7 Вино шло хорошо.

+1

10

- Семнадцать лет, - сказала Билли.
Она еще повозила ложкой в супе, потом окончательно решила, что есть сегодня - плохая идея. Пусть лучше завтра. Говорить о своих делах было тоже не лучшим решением, особенно говорить о них со служащим тайной канцелярии, но... Один раз Веллисмит ее уже не подвел, да и, как ей казалось, если она расскажет кому-то, картинка, стоявшая перед глазами, поблекнет и забудется.
- Познакомилась со своим самым младшим братом, - сказала она, пытаясь выглядеть спокойной. - Правда, он был уже мертв. Остальные мои, по всему, тоже умерли. И мать тоже. Ну, как умерла - я убила ее вот сегодня. А надо было сделать это еще тогда, давно. Вот вам бесплатный дружеский совет: если не знаете, убивать или нет, всегда убивайте. Оно так проще получается.

Отредактировано Билли Лерк (2014-08-29 11:03:46)

+1

11

Семнадцать лет. Это очень много. За семнадцать лет успеет произойти что угодно.
Еда тут стала не уместной. Эштон на самом деле был благодарен Билли за то, что она не стала скрывать от него причины своей грусти.
- Мертв?
Сказанное, наверное, даже его шокировало. Вэллисмит вытянулся струной, мотнув головой, осознавая сказанное Билли. Машинально потянулся за сигаретами. Закурил, смотря на нее, не зная, что сказать.
- Вы убили свою мать? Почему?
Это с трудом укладывалось в голове, но Эштон не спешил в чем-то винить Билли. Потому что во всем нужно разобраться. Все не могло быть так просто.
- Они погибли от чумы?
Погибли, не умерли.

+1

12

Билли пожала плечами:
- Не знаю. Брата, например, съели крысы.
Помолчав, добавила:
- Простите. Я, наверное, порчу вам сейчас аппетит.
В этой комнате и в этом доме ее слова звучали так, словно они - выдумка. Потрескивал камин, пахло теплой едой, и все тут было красивым и дорогим. В таком доме трудно поверить в то, что подобное не просто возможно, но действительно происходит.
- Так надо было. Я должна была ее убить - причем еще давно. Я все думаю, - Билли протянула пальцы к бокалу, покрутила его, - а сколько у меня было бы живых братьев и сестер, если бы я не побоялась тогда, давно, вернуться и сделать то, что должна? Целая уйма, полагаю.
Всех своих дочерей, как полагала Билли, мать сдавала в бордели, как когда-то хотела поступить и с ней. Что случалось с братьями, она даже не подозревала. Те, что были поумней, могли попытаться уплыть из Дануолла.
- Самое печальное, что я даже удовольствия не получила, - грустно сказала она. - Вообще ничего.
Билли, повторяя жест Эштона, потянулась за сигаретой. Просто чтобы был повод посмотреть на руки и отметить, что они так и не стали трястись. Так, словно ничто не может ее потревожить.
Затем аккуратно положила сигарету на край стола.
- Когда я убила впервые - мне тогда было четырнадцать - я чувствовала. Не радость, ярость, но иногда эти чувства подменяют друг друга. А тут… Так, будто это было просто заданием, которое надо было выполнить, и которое лично меня никак не касалось. Вот вы бы, - она посмотрела мужчине прямо в глаза, - смогли бы так? Убить кого-то, кого знаете, и ничего не испытать?

+1

13

- Крысы?
Эштон почти поперхнулся и довольно шумно сглотнул, нервно затягиваясь сигаретами. Если Билли видела все это, ее состояние более чем понятно. В его глазах появилось сострадание. Страшно. Очень страшно.
Он представил себе тело младшей сестры, поеденное крысами, и содрогнулся, прикрывая глаза.
- Почему вы боялись вернуться?
Хотя, возможно ответ ему был известен. Эштон вырос в другом мире, но знал, что такое жизнь в бедных кварталах Дануолла. Представлял себе, через что пришлось пройти Билли. И смутно догадывался, почему она убила свою мать.
- Не может быть удовольствия в убийстве матери. Простите. Это всегда грустно. Это та связь, разорвать которую тяжело всегда.
Он встал, затягиваясь табаков, выдыхая, заходил по комнате, потому что сидеть в такой ситуации не мог. Отследил движение Билли, подошел, предлагая огонь, если та все же решит закурить.
Он замер с огнем в руках, задумываясь над вопросом. Голос его был тихим и взволнованным.
- Я? Нет, не смог бы, Билли. Я убил всего один раз за свою жизнь, и мне очень не понравилось, хотя я понимаю, что временами без убийств жить не возможно.
Он помедлил, прикрывая глаза, стараясь найти ответ.
- Хотите я вас обниму? Мне хочется, чтобы вы знали, что все равно не одна. У вас есть друзья, которые поддержат и поймут. Даже сейчас.

+1

14

- Да легко ее разорвать. Вот так, - Билли прищелкнула пальцами. - Мне - даже маленькой - хватило на это нескольких фраз, а ей несколько пустых бутылок, брошенных мне вслед.
Веллисмит так волновался, будто она сделала невесть что. Странный человек. Если Билли о чем-то и жалела, то это о двух вещах: что не наведалась домой на несколько дней раньше, когда мальчик еще был жив, и что не убила мать раньше.
Она ведь не знала тогда, что в Дануолле от прошлого нельзя избавиться, что оно преследует тебя и настигает в самые неожиданные моменты. Ей казалось, обо всем можно забыть, а жизнь считать с того дня, когда она увидела Дауда. Ну, может дней на десять раньше того дня - чтобы в жизнь попали и Кроули со Слекджо. А все остальное, все, что было раньше - так просто, звезды летним утром. Глазом не моргнешь, а их уже и нет.
Билли смотрела на огонек в руках Веллисмита, и от этого чистого жара заслезился правый глаз. Она вытерла ладонью лишнюю влагу.
- Не думала, что вы хоть раз убивали. Выглядите совсем еще мальчиком. Но вы, видно, опасный человек.
По привычке Билли говорила, поддразнивая его, хотя голос ее звучал все еще слишком отстраненно для такого.
- Я знаю, что не одна. Иногда именно это меня и пугает, - сказала она, протянув руку и потушив огонек. Вдруг вспомнилось, как в Бездне, Чужому, она говорила совсем другое. Умирая она боялась именно того, что одинока. - Но хочу. Мне уже довольно давно не случалось никого обнимать.
Билли улыбнулась и встала.

+1

15

- Бутылок?
Эштон с трудом мог представить себе эту картину, но представил. По рукам забегали неприятные мурашки. Он видел эту девочку и мог разделить ее боль. В этот момент вся жестокость окружающего мира чувствовалась удивительно сильно.
- Я? Один раз – убил. И, наверное, не готов к этому до сих пор. Меня тоже один раз почти убили. Но я простил свою убийцу. Правда простил. Скорее, я наоборот не опасен, и это как раз – страшно. Потому что выживают – сильные. А сильный должен уметь убивать.
Огонек в его руке потух, он удивленно посмотрел на сигарету и все же отложил ее в пепельницу, Отходя от Билли. Наверное, его предложение действительно было слишком глупым и необдуманным.
- Разве это не главная ценность? То, что вы не одна, Билли? И сейчас вы, на самом деле, оборвали то, что связывало вас с прошлым. Конечно, это тяжело. Как оторвать часть себя, но… будущее ждет нас всех. А прошлое – тянет вниз.
Он замолчал, часто моргая и смотря на женщину, не зная, куда теперь себя девать.

+1

16

- Ерунда. Всегда можно нанять того, кто умеет убивать, - сказала Билли то, что говорила уже много раз, но в совсем по другому поводу - когда обсуждала заказ с клиентом.
Она, впрочем действительно не считала, что выживают сильные. Выживают живучие. Выживают цепкие. Выживают как раз те, кто знает, что полагаться им не на что, и, значит, надо хвататься за любой, пусть даже крошечный, шанс.
Ей казалось, что Веллисмит ее побаивался. Правда, непонятно - ее саму, совсем недавно забравшуюся к нему ночью в спальню, или того мира, который она запустила в его красивый богатый дом?
Нужно было сделать что-то, чтобы он чувствовал себя не так скованно - в своей же гостиной. И Билли сказала:
- Смотрите, меня вот месяц назад тоже почти убили. Правда, мой убийца скоро умрет. Так что сила ничего не значит. У вас вместо нее, например - умение оказываться в нужном месте.
Отчасти и Веллисмит был виноват в том, что Дауд все узнал. Без этой их встречи - кто знает, как долго старик собирал бы кусочки мозаики воедино? С другой стороны - без Веллисмита найти Корво было бы труднее. С третьей - кто другой остановил бы ее на улице, у всех на виду? Никто из сильных, осторожных так бы не поступил.
- Я… - Билли на мигу задумалась, и выбрала вместо привычного “пугаю” другое слово, - смущаю вас, Эштон? Хотите, я уйду?

+1

17

- Никто лучше тебя самого ничего не сделает. Да и если кого-то нанимать – тайна тайной уже не становится. Разве нет?
Эштон едва заметно улыбнулся и все же вернулся на свое место, задумчиво беря очередную сигарету, опять закуривая, смотря на Билли с той самой приязнью, что на самом деле растапливает очень многие вещи.
- Знаете, вы на самом деле очень добрая. Такая же, как и я. В вас есть сострадание и вы умеете любить. По крайней мере, я уверен, что если бы шел в таком же состоянии по улице – вы бы тоже не бросили меня. Даже убийства вас не поменяли, Билли. И это прекрасно. Вы все равно остаетесь человеком. Так что в данном случае мы – равны. И я рад этому и конечно не хочу терять такого редкого друга. Вы не смущаете меня, нет. Не уходите, пожалуйста. Мне правда очень приятно ваше общество, просто… мне тяжело воспринимать некоторые вещи, хотя я понимаю, что не воспринять их нельзя. И мне хочется вам помочь. Честно и всем сердцем. Чем смогу. Тем более, мы на одной стороне.
Он улыбнулся. Уже спокойно, безо всякой задней мысли и поднял бокал вина.
- Давайте за то, чтобы все самое страшное уже осталось позади.
А вдруг это действительно так? Хотя Вэллисмит не был полным дураком и прекрасно понимал, что кошмар еще будет продолжаться.

+1

18

Билли, не удержавшись, совершенно по-девчачьи фыркнула. Добрая, конечно. Как же. И Веллисмит, глазом не моргнув, предавший Берроуза - тоже добрый. Так они скоро дойдут до того, что и сам Берроуз - добряк каких мало, и вообще в городе в последнее время мрут исключительных душевных качеств люди.
Нет, играть в доброту Билли не любила. Она поступала так, как считала нужным - но зачастую желания делать добро там не было. Просто если какая-то услуга не стоила ей ничего, Билли всегда оказывала ее. Кто знает, что потом может проклюнуться из даже самого крошечного одолжения.
Она взяла со стола свой бокал, подняла его, салютуя Эштону:
- Имейте в виду - я позорно быстро пьянею, - сказала она.
Вино у Веллисмита, наверное, тоже должно было быть хорошим, но на ее вкус оно ничем не отличалось от бутлегерского пойла. Не то Билли испытывала отвращение ко всему алкогольному сразу, не то люди Слекджо варили не такую уж и табуретовку, как утверждал Кроули.
- Про тайны вы наверное и правы. Но ведь об Аттано вы пока что своему начальнику не рассказали, правда ведь? А будущее…
Она повела рукой и отставила бокал на стол.
- Вот вы, - вскинула она голову, - что, знаете, что вас ждет потом, дальше? Когда все это закончится?

+1

19

Вкус вина был привычно приятным. Собственные виноградники радовали позапрошлогодним урожаем до сих пор. Запасы, конечно, истощались, но еще на пару месяцев должно было хватить. А потом, как надеялся Вэллисмит, блокада будет снята и он увидит мать, жену и детей.
Он улыбнулся на замечание о быстром опьянении.
- Это даже хорошо. Я в последнее время пьянею с большим трудом. Да и нельзя много потреблять после отравления. Желудок прежним уже не станет.
Кажется, Билли отпустило, разговор перешел на новый лад, поменялся, хотя тема все равно была одна – этот город и то, что в нем происходит.
- Как же я могу рассказать Берроузу об Аттано? Во-первых, я не предаю своих друзей, во-вторых – слишком ненавижу лорда-регента, а в-третьих – думаете, он меня после этого не уничтожит? Точно так же намажет на хлеб, как подогретое масло и съест, не подавится. Несмотря даже на то, что сейчас сильно болеет.
Вэллисмит пожал плечами и задумался над следующим вопросом.
- Как минимум – я увижу всю свою семью. Посмотрю на сыновей, которые, наверное, так выросли, что я их уже не узнаю. Обниму мать. А потом – надо будет восстанавливать тайную службу, бросать работу я не собираюсь. А что будете делать вы? Продолжите убивать за хорошие гонорары?
Эштон улыбнулся. Действительно, какая доброта, когда они говорят о подобных вещах?

+1

20

Верный человек в тайной канцелярии. И кто бы мог подумать, что там такие водятся. Билли долго думала, что все они там - заодно. Как и все китобои. Но, видно, Берроуз ошибался в людях также, как и старик.
Она на секунду замерла, не поверив своим ушам.
- У вас… У вас что, есть дети?
Билли едва могла удержать улыбку. С первой встречи Веллисмит и сам казался ей ребенком. Умным везучим мальчиком, который не понимает, с чем и кем играет, и не понимает, как много может потерять - потому что терять ему особо нечего.
Дети, планы восстанавливать тайную службу… Кто бы знал, как он на самом деле серьезен. Билли невольно поймала себя на мысли о том, что, если он поднимется выше, его нужно будет опасаться. И на другой - о том, что ей очень повезло узнать это уже сейчас, а не потом, когда будет слишком поздно.
- Я пока больше не убиваю, - надеясь, что по глазам непонятно, о чем она думает, сказала Билли. - Меня ведь выставили из китобоев. Вы не знали? Заразили чумой в наказание за предательство. Впрочем… Я до сих пор считаю, что глава китобоев из меня получится отличный. Посмотрим, как звезды станут. Получится ли.

+1


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Время молчать и время говорить. 1837 год, 27 день месяца тепла


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC