Дануолл. Пир во время чумы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Бродяжные ноги. 1837 год, 24 день месяца тепла


Бродяжные ноги. 1837 год, 24 день месяца тепла

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

1. Название: Бродяжные ноги.
2. Дата: 24 день месяца тепла 1837 года.
3. Место: дануолльские развалины.
4. Действующие лица: Мадлен Бернацки, Билли Лерк.
5. Краткое описание: выбравшись в город, Мадлен решает прогуляться. Она не успевает вернуться до наступления вечера, забыв о времени, и забредает к развалинам. Такие прогулки ничем хорошим обычно не заканчиваются.

0

2

Через три дня после «бегства» из «Золотой Кошки», Мадлен снова вернулась в Дануолл. Нужно было приобрести кое-какие продукты и отправить письмо на родной Серконос. Девушка давно не отправляла никаких вестей домой, равно как и не получала их оттуда. Нужно было сообщить родным, что она больше не куртизанка в отеле и что с ней все хорошо. В своем письме она не вдавалась в подробности минувших дней, не называла имен и адресов. Письмо получилось несколько размытым, но информативным. Мадлен не сообщила, как с ней можно связаться, но зато пообещала, что каждый месяц, по возможности, будет писать.
Дорога от дома Вэллисмита старшего заняла достаточно много времени. И пока Бернацки бегала от одного заведения к другому, нагружая дорожную сумку пропитанием, день приблизился к своему концу. Она покинула город, когда солнце наполовину скрылось за горизонтом.
«Глупая Мадлен. Не могла выйти раньше. Старик будет волноваться»
С сожалением думала девушка по пути к новому дому. Ей очень не хотелось огорчать пожилого лорда, потому мысленно просчитывала наиболее короткий путь. Вариант подходящий нашелся. Если пройти через заброшенный квартал, который пришлось обходить по пути в Дануолл, то она существенно сократит путь и возможно даже вернется до темноты.
Ноги сами понесли ее по короткой дороге. Тревожное чувство не давало покоя с момента, как Мадлен покинула Винный квартал. И именно оно быстрее гнало ее к дому. Вдруг с лордом Вэллисмитом что-то случилось? Вдруг на убежище напали гвардейцы, выследив ее с Эштоном? Ей было бы спокойнее, будь она там.
Заброшенный квартал притаился меж хитросплетений дорог и улиц, половина из которых были давно затоплены. Он погрузился в тишину и мрак. Единственное, что было слышно – как гудит ветер в щелях домов и пищат крысы. Здесь Мадлен не доводилось бывать, с тех пор как началась Чума. Но когда этот квартал еще процветал, она приходила сюда к портнихе, которая шила для нее изумительные корсеты, а после заглядывала в кофейню, вон ту на перекрестке, и заказывала горячий шоколад и кексы. Удивительно, но витрины этого заведения были до сих пор целы, и вывеска все также висела над крыльцом. Разве что потеряла свой прежний вид, покрывшись пылью и грязью. Представить, что эта кофейня все еще работает было просто. Вот парочка сидит за столиком у окна, еще двое выбирают выпечку, а молодой официант суетится, собирая со столов грязную посуду на большой поднос
Стоп!
В помещении действительно показалось движение. Мадлен остановилась и присмотрелась. Никакой ошибки, там был человек. Сердце забилось, ладони взмокли. Будь это плакальщик или мародер – одинаково плохо. Что делать? Вернуться или изменить путь? Мадлен огляделась и повернула за угол. Кажется этот дом можно обойти с другой стороны. Таким образом срезать угол и выйти к следующей улице. Переулок оказалась пустым. Мадлен повернула еще раз и… остановилась как вкопанная. Она ошиблась, здесь не было прохода. Здесь был тупик и в этом аппендиксе слонялись из угла в угол трое…
Это были плакальщики. Они тот час заметили девушку. Их ноздрей коснулся потрясающий запах свежего мяса и твари бросились за потенциальной добычей, издавая при этом гортанные чавкающие звуки. Мадлен побежала назад по переулку к центральной улице, но ей навстречу уже плелись еще две, замотанные в лохмотья фигуры.
Она оказалась в ловушке.
Все, это конец!

+1

3

Ее всегда тянуло в Радшор.
Стоило Билли хотя бы на минуту отвлечься, как она ловила себя на том, что поворачивает в знакомом направлении. Она старалась не подходить близко к Ренхевену, чтобы не вспоминать болотистый запах дома.
А она ведь так долго повторяла себе, что ни к чему никогда не привыкает.
Билли Лерк, человек без привычек. Ну да, как же.
С этим нужно было что-то делать. Для начала Билли перестала отвлекаться - даже на минуту. Потом решила найти заменитель Затопленного квартала. Благо, заброшенных улиц в Дануолле было теперь полным полно. На всякий вкус и для всех нужд. Билли перебирала их одну за другой когда у нее было свободное время.
Сегодня оно было, и Билли выбралась на странную прогулку по развалинам, от которых обычные люди держатся подальше, а потому никто не заметит и не узнает ее.
Если закрыть глаза, тут действительно было как дома. Даже плакальщики так же суетились, чувствуя свежих заболевших, доставленных в карантинную зону… Вот только это была не карантинная зона. Билли перемахнула с крыши на крышу, ожидая увидеть расправу над неудачливым мародером… И опять ошиблась.
Это был не мародер.
Билли замерла, наблюдая сверху за тем, как к женщине внизу приближаются плакальщики. Любой нормальный человек - даже любой китобой - прошел бы мимо. Никто не станет лезть к плакальщикам, даже если ты пьешь эликсир и прячешься за маской.
Фокус был в том, что нормальным человеком ее больше нельзя было назвать. Чумой не болеют дважды, в этом она была уверена, хотя никакого подтверждения своей уверенности не имела.
Ну так самое время проверить, сработает ли догадка.
Билли спрыгнула вниз, подняла с земли камень поближе и оттолкнула женщину к стене. Красивая, жаль, если такая умрет.
Коротко  замахнувшись, она ударила плакальщиков, которые закрывали путь дальше. На тех, что были в тупике, тратить время не стоило. Тяжесть скрасила слабый замах - рука еще могла сегодня понадобиться - и Билли, обернувшись к женщине, велела:
- Не отставайте. Верьте мне, я помогу. И бросьте это, - она кивнула на сумку.
Вдали новых плакальщиков пока не было видно, но камень выбрасывать Билли не спешила. Она задержалась еще на секунду: прикрыв глаза, вспомнила, как выглядел квартал сверху, с крыш, и мысленно нарисовала карту. Новые тупики им были не нужны.
Затем схватила руку женщины левой ладонью и побежала, утаскивая незнакомку прочь из тупика.

+1

4

Плакальщики очень быстро наступали. Мадлен парализовал ужас. В ее хорошенькой головке начала складываться неутешительная картина – сегодня она не вернется домой. Вэллисмит решит, что она сбежала. Ведь даже тела не найдут (да и кому придет в голову?), плакальщики ничего не оставят.
Мадлен могла не бояться смерти как таковой, искренне полагая, что там за гранью гораздо лучше, чем здесь. Но, как и все, она боялась предсмертных мук. И именно в это в какой-то момент прогнало ступор и женщина, словно очнувшись, схватила палку с асфальта, о которую едва не споткнулась. Навряд ли этим она сможет причинить какой-то ощутимый вред тварям, но хотя бы попытается.
Чумные приближались, и паника постепенно начала отравлять разум Мадлен.
Вот и все!
Или еще нет?
Неужели чужой дал Бернацки еще один слабенький шанс?
Кто-то оттолкнул ее, выходя вперед, навстречу раскрывшим смрадные рты плакальщикам. Хороший удар камнем размозжил парочке черепа. Они завыли и повалились на землю, пачкая ее темной гнилой кровью.
Мадлен смотрела на все это, широко раскрыв глаза. Она была так поражена происходящим, что сперва даже не обратила внимание на спасителя. И лишь когда он, а точнее она, подала голос и схватила ее за руку, Мадлен пришла в себя.
Кивнула и, скинув с плеча сумку, побежала следом за спасительницей. Конечно, продукты и медикаменты были нужны. Но жизнь была дороже. Мадлен рассталась со своим грузом не задумываясь и секунды.
Они бежали прочь от переулка, пока голодный вой плакальщиков не остался далеко позади.
Не привыкшая к таким забегам, Мадлен очень быстро устала. Дыхание сбилось, воздуха катастрофически не хватало. Она поняла, что если не отдохнет немного, то скоро упадет.
- Стойте, пожалуйста, подождите. Я не могу больше, - Мадлен ощутимо сбавляла шаг, вынуждая спутницу остановиться.

+1

5

Билли не сразу услышала. Она скорее почувствовала, как женщина - груз - на конце руки остановился, и ее отдернуло назад.
Она торопливо огляделась. Плакальщиков поблизости видно не было. Старые безнадежно отстали, новые, если они были поблизости, еще не успели их учуять. И все же отдыхать в таком месте было неправильным, небезопасным развлечением.
- Ладно, - сказала Билли.
Посмотрела на приземистое здание с наполовину разрушенной стеной.
- А по крышам идти вы сможете? Так можно будет совсем не спешить, хотя придется попрыгать.
Билли впервые внимательно осмотрела женщину. На нищую оборванку та ничуть не была похожа. Тогда то же - самоубийца? Тогда она не стала бы кричать, завидев плакальщиков. Или испугалась в последний момент? К тому же, кто пришел бы убивать себя с сумками? Тут было что-то другое.
- Кто вы? Что делали тут? - спросила она. - Это не лучшее место для вечернего променада.
Те же слова с легкостью могли относиться и к самой Билли. Но, глядя на женщину, она понимала, что по сравнению с ней выглядит  очень опасной. Хотя, по правде, она и без сравнения с кем-либо выглядела очень опасной.
Женщина была красивая - такая белая нежная кожа, такие светлые волосы. Она выглядела ухоженной, но не настолько, чтобы походить на аристократку.
Билли подождала еще пару минут, затем сказала:
- Пора идти. Тут еще может быть опасно.

Отредактировано Билли Лерк (2014-06-30 13:15:46)

+1

6

Они остановились, и какое-то время Мадлен просто пыталась отдышаться. Ее заметно потряхивало от напряжения и вполне объяснимого страха. К такому женщина не была готова. Много раз она прогуливалась по заброшенным домам в Дануолле, но ни в одном из них ей не попалось ни одного чумного. Улицы в сердце города часто зачищались, плюс постоянные патрули контролировали ситуацию. Наверное, поэтому Бернацки даже не подумала о том, что может попасть здесь в такую передрягу. Очевидно, окраины оставались в стороне, сами по себе и никому не было дела, что тут происходит.
Лишь через пару мгновений Мадлен обнаружила, что все еще держит за руку незнакомку. И заметив это, крепче сжала ладонь.
Теперь она, наконец, смогла разглядеть ее. Это была темнокожая женщина, коротко стриженая, с глубоким уставшим взглядом. Она не была аристократкой, но судя по тому, как она двигалась и управлялась с плакальщиками, простой нищенкой или домохозяйкой она тоже не была. Руки ее на ощупь были грубыми и сильными. Она в принципе выглядела сильнее и увереннее, чем любая дама Дануолла. И вид у нее был достаточной грозный. Но Мадлен это не испугало. С людьми можно договориться, а вот с плакальщиками нет…
- Да, я могу идти по крышам. Я не боюсь высоты, - Мадлен затравленно оглядывалась, каждый шорох расценивая как потенциальную опасность. На крышах и правда будет спокойнее.
- Меня зовут Мадлен. Я домой шла. Решила сократить путь и пройти напрямик. Темнеет уже, ночами на улицах опасно. Но я тут давно не была. Я не думала, что этот район превратился в пастбище для мертвецов, - она немного виновато посмотрела на спутницу. Надо же, вступилась за нее, хоть и не обязана была. Сама могла пострадать.
- Спасибо вам, вы спасли меня.
Мадлен сейчас чувствовала себя все той же провинциальной дурочкой, какой десять лет назад приехала в Дануолл. Умным ее поступок нельзя было назвать. Отчаянным – с большой натяжкой. Прожив столько времени в уютной «Кошке» она совершенно разучилась выживать в реальном мире.
В соседнем доме послышался шум падающих досок и бьющейся посуды. Нужно было и правда уходить. Кто бы там ни был, он мог оказаться плохим спутником. Мадлен кивнула, соглашаясь с тем, что пора снова в путь.

+1

7

Иногда Билли решительно не понимала логику людей, которых принято было называть нормальными. У законопослушных горожан мысли работали как-то очень странно. Например, они боялись темноты - и именно поэтому забредали под вечер в опасные места. Давно не были где-то - но даже мысли не допускали о том, что что-то может измениться.
- Весь город сейчас - сплошное пастбище для мертвецов, - сказала Билли, оставив удивление при себе. - Странно, что вы не заметили.
В доме рядом послышался шум, но проверять, кто или что это. она не стала. Если плакальщик - бессмысленно, если мародер - тем более, если еще один заплутавший житель Дануолла… Свою долю чудесных спасений и добрых поступков она на сегодня уже выполнила.
Билли помогла Мадлен забраться на крышу. Вид отсюда был получше. Вдали виднелись покачивающиеся фигуры плакальщиков, но сверху страшными они не выглядели. Так, досадная помеха, портящая красоту разрушающихся зданий.
- Пустяки, я даже ничем не рисковала, - сказала она и, наконец-то, представилась. - Меня зовут Билли.
Ей было интересно, где это в Дануолле можно не заметить того, как приходят в запустение улицы и вымирают целые кварталы, но она не была уверена, что стоит спрашивать. В конце концов, у всех свои секреты, и вряд ли кому-то было бы приятно, если случайный спаситель начнет выспрашивать всякое, пользуясь тем, что - как случайному спасителю - люди чувствую себя обязанными отвечать.
Билли перемахнула через узкую улицу и махнула рукой, приглашая Мадлен тоже последовать этому примеру.
- Где вы живете? - спросила она. - Я проведу, так будет безопаснее.

+1

8

Мадлен прекрасно понимала, как выглядят ее оправдания со стороны. Наверное, женщина, спасшая ее от верной гибели, мысленно крутила пальцем у виска, и куртизанка не могла ее в этом упрекнуть. Она видела город словно впервые, будто никогда здесь прежде не была. Куда делась вся эта роскошь и благополучие? За какие-то месяцы нависшая над Дануоллом угроза едва не стерла его с лица земли. Признаться, такое открытие немного шокировало Мадлен. Конечно, она была в курсе происходящего, но большую часть новостей она получала из сплетен и слухов. Ей не было нужды уходить от «Золотой Кошки» далеко. Единственное место, где она бывала - это пятачок в несколько улиц, всего в каких-то паре кварталов от борделя.
- Приятно познакомиться, - сказала Мадлен и улыбнулась, как только они оказались на крыше. С это, пусть и не слишком большой высоты, женщина увидела, что ее поджидало впереди. Только при беглом рассмотрении она заметила с десяток чумных тварей, а то и больше. Неприятный холодок пробежал по ее хребту. Одна бы она ни за что отсюда не выбралась.
Она перепрыгнула за Билли на соседнюю крышу, почти не испугавшись.
- Мой дом, - как же странно было произносить эти слова, - вон там, видите? – Мадлен указывала на небольшой квартал, схороненный в гуще виноградников и яблоневых деревьев, как раз за вымершим районом в центре, которого они находились. Очевидно, раньше там проживали аристократы со своими семьями вдали от городской суеты. Но теперь там никого не было. Все вельможные особы и промышленники, населявшие его, спешно уехали, как только началась чума. Мадлен не видела по близости ни одного окна, в котором горел бы свет. Единственным местом, где еще кто-то жил был особняк Вэллисмита старшего. Удивительно, что поблизости не было ни одного плакальщика. А может, и были, только Мадлен не попадались.
- Город очень изменился. Я не заметила насколько сильно, вы правы. Счастье, что вы оказались рядом. А вы, почему оказались здесь? Живете неподалеку?
Найти в таком опасном месте живого человека на самом деле было достаточно странным. Если Билли не дежурит тут по ночам, спасая заблудших дурочек, то, что тогда привело ее сюда?

+1

9

- Нет, я живу довольно далеко. Но такие места, как это, напоминают мне о доме.
Билли проследила за взглядом женщины и посмотрела вниз. Там копошились плакальщики. Почему-то она никак избавиться от одного странного наваждения. Каждый раз, когда она видела плакальщика, ей невольно казалось, что она смотрит на свое отражение. На возможную судьбу - пусть даже к этому моменту она уже давным-давно была бы мертва.
Так что она с нездоровым любопытством рассматривала обреченные фигурки внизу, и только потом взглянула в том направлении, куда указывала Мадлен. А, взглянув, не сразу поняла, что не так.
Только секунд через десять Билли поняла: в окнах не горел свет. Еще один заброшенный, хотя и приличный квартал. Впрочем, так ли он заброшен?
- Вы живете там одна? - спросила Билли и снова мельком осмотрела женщину.
Взгляд не цеплялся ни за что, что могло бы выдать в ней аристократку. Но он также не цеплялся ни за что, что могло бы выдать в ней не-аристократку.
Билли бы поставила на то, что это была шлюха - дорогая, элитная. И что в таком случае она делает одна, тут? Она понимала, что если ошибается, то, скорее всего, вопросом смертельно оскорбит женщину. С другой стороны - той все равно не выбраться без Билли.
- Простите мое любопытство, но… - и все же любопытство было сильнее, чем деликатность, - что, в каком-то из заброшенных домов открылся новый бордель? Ведь вы же… ну… - Билли попыталась вспомнить правильное, менее оскорбительное слово, - куртизанка, правда?

+1

10

Мадлен ожидала такого вопроса или подобного ему. В глазах Билли мелькало любопытство всякий раз, когда она смотрела на Мадлен. И особенно теперь, когда она узнала, куда белокурая незнакомка направляется. Действительно, не всякий раз встретишь на развалинах с виду приличную женщину, направляющуюся прочь из города одна, да еще и на ночь глядя. На нищенку Бернацки похожа не была, а до аристократки ей было еще далеко. Манеры не те, да и умение держаться.
- Вы угадали, Билли, - Мадлен улыбнулась и посмотрела на спутницу. В ее взгляде не промелькнуло и тени неловкости. Очевидно, женщина не считала эту профессию стыдным занятием.
- Там не открывается новый бордель. Я живу там. Не одна, - вполне распространенное мнение обывателей о том, что у шлюхи не может быть собственного дома, нисколько не удивило Мадлен. Как правило, это действительно было так, за исключением редких случаев.
- «Золотая Кошка». Там я работала. Теперь нет. Всего сутки я … на вольных хлебах, потому умудрилась попасть в такую скверную ситуацию. В том мире, в котором жила я было чуть более безопаснее, - она едва заметно пожала плечами. Наверное, ее признание, немного приподняло завесу тайн и у Билли больше не оставалось вопросов о том, как Мадлен попала сюда в такое время.
- Ну, а вы? – она внимательно посмотрела на Билли, все так же улыбаясь, но улыбка стала менее заметной.
- Вы не похожи на благочестивую домохозяйку или нищенку. Вы слишком смелы для абсолютного большинства женщин Дануолла. Кто вы и стоит ли мне вас опасаться?

+1

11

Мадлен улыбнулась, и неловко стало Билли. Кто бы знал, что она еще способна испытывать это чувство. Билли почти не общалась с куртизанками, но всегда думала о них как о несчастных забитых, только волею Чужого живущих существ. По крайней мере, она наверняка вышла бы именно такой шлюхой.
А Мадлен была какая-то совсем не такая. Она говорила и вела себя так, словно в ее занятии не было ничего странного или стыдного... Билли на миг замерла. Вот, значит, как должны чувствовать себя люди, узнающие, что она убийца, и замечающие, что ничего зазорного Билли в этом не видит.
- Повезло вам. Не думала, что из таких мест так просто отпускают.
"Не думала", как же. "Золотой кошкой" опекался Слекджо. Зная его дотошность в делах, Билли не сомневалась, что просто так из борделя уйти было невозможно. Но на беглянку Мадлен тоже не походила. Да и не могла она сбежать - не с тем, как вела себя раньше.
- Непохожа, значит? - улыбнулась она. - Видели бы вы меня недели три назад. Любой нищий от жалости отдал бы всю собранную милостыню. Нет, опасаться меня вам не стоит, вы в безопасности. А вот кто я... Довольно трудный вопрос. Я понятия не имею, как на него отвечать теперь.

0

12

- Вы правы, просто не отпускают, - Мадлен аккуратно шагала по крыше, глядя себе под ноги. Все здания здесь были полуразрушенными и потрепанными. Кое-где черепица отошла от крыши, можно было поскользнуться и скатиться вниз. Местами можно было разглядеть здоровенные дыры и щели. Конечно, на крыше было безопаснее, чем внизу, но опасность провалиться в какую-нибудь дыру прямо в крысиное гнездо была достаточно высока.
- Мне помог оттуда уйти один очень хороший человек, - Мадлен не спешила вдаваться в подробности. Все же она не знала, что за женщина эта Билли. Да и какой толк в этой информации? Разве что только интерес.
- Понимаю вас. Я тоже не знала, как отвечать на такой же вопрос от вас. Если подумать, то я больше не беру деньги за секс и не обслуживаю господ. Это в прошлом, но эта деятельность стала таковой только вчера. Получается, что я не куртизанка теперь. Но и не добропорядочная гражданка Дануолла. Тогда кто? Трудный вопрос. Но, я думаю, не стоит обманываться и пробовать найти себя заново. Вы та, кто вы есть. Я куртизанка. А вы?
Мадлен мягко улыбнулась. Эта темнокожая женщина выглядела растерянной и закрытой. Словно она действительно не знала кто она и что вообще здесь делает. Будто что-то терзало ее, а внутренняя пустота не давала покоя. Кажется, она была очень одинокой, даже больше чем Мадлен.

+1

13

"А я нет".
Вслух Билли этого не сказала. Вместо этого заметила, что до сих пор сжимает тот камень в руках. С одной стороны на нем была кровь плакальщика. Она коротко размахнулась и бросила его вниз и в даль.
Тот с гулким стуком ударился о мостовую. На звук из темных подворотен пошатываясь выходили плакальщики. Тупо смотрели на камень и снова уходили в темноту.
Довольно жуткое зрелище.
Но зато в небе над Дануоллом зажигались первые звезды.
- Если так, то я - убийца, - честно ответила Билли.
Она не боялась того, что Мадлен может кому-то сказать. Опять же - кому она скажет? Тому, скорее всего, еще сосунку, который вытащил ее из борделя? Вряд ли и его тоже стоило опасаться.
Было даже что-то забавное в том, как много лет она пряталась под маской только для того, чтобы теперь раскрываться почти что перед каждым встречным.
- Тут опасное место, - предупредила Билли, почувствовав, как под ногой задрожала крыша, и тут же убрала ее, - постарайтесь идти след в след со мной. Согласитесь: обидно выжить после встречи с плакальщиками только для того, чтобы сразу после этого расшибиться, упав с высоты.

+1

14

Мадлен какое-то время молчала, после сдержанного и сухого - «Я – убийца».
Вот так подарок судьбы.
Тем не менее, бояться она не торопилась. Убийца – не значит плохой человек. Она знала великое множество людей благородного происхождения, которых и хорошим словом то нельзя было охарактеризовать. Профессия Билли, если так можно было назвать ее деятельность, многое теперь объясняла. Ее бесстрашие в первую очередь. Отсутствие страха защитить кого-то слабее и просто сделать это, понимая, что можешь. Наверное, человек, единожды отведавший крови другого живого существа, не откажет себе в том, чтобы опробовать это снова. Мадлен знала это чувство.
- Много людей вы убили? – в голосе женщины не слышалось упрека. Слова прозвучали довольно буднично, будто она спрашивала «Что вы будете пить? Чай или кофе?»
Мадлен, правда, было интересно. Ей еще не доводилось общаться с людьми, которые называют себя убийцами в открытую, не прикрываясь при этом присягой или государственными титулами. Тем более с женщиной. Наверное, поэтому она такая угрюмая. Все же профессия или род деятельности откладывает заметный отпечаток на личность. Взять хотя бы Мадлен. Билли с первого раза угадала, то чем спасенная ею женщина занимается. Может быть, это интуиция или внимание к мелочам, как знать.
Мадлен аккуратно обошла прогнивший участок вслед за Билли. Упасть и разбиться ей совсем не хотелось.
- Да, глупая была бы смерть, - с усмешкой сказала Мадлен, перепрыгивая очередную щель. – А как вы относитесь к смерти? – не унималась белокурая спутница, зацепившись за явно интересовавшую ее тему. – Я имею в виду, у человека отнимающего жизни, должно быть свое видение. Может быть философское, м? Простите, что задаю такие вопросы. Мне правда интересно, - в голосе спутницы послышалась улыбка.

+1

15

- Первого я убила в четырнадцать, - ответила Билли так, слово речь шла о какой-то мелочи. - И с тех пор занималась этим, не переставая. Да, я убила много людей. Я довольно хороша в своем деле.
Билли одновременно и кривила душой, и говорила правду. Ей нравилось хорошо делать свою работу. Пусть даже работа у нее была странной и у большинства людей вызывала страх и отвращение. И все же: в последний раз она убивала почти месяц назад. Но не испытывала из-за этого ничего, похожего на сожаление. Так, слово в какой-то момент эту часть ее жизни просто кто-то отрезал.
Возможно, когда Дауд умрет, и она вернется к китобоям, возглавив их, все станет по прежнему. Хорошо бы, наверное. чтобы так все и было.
Мадлен много говорила, но в целом была куда более ловкой, чем ожидала Билли - особенно от кого-то, кроме мало где был кроме родного публичного дома.
- Думаю, я разочарую вас. Я редко задумываюсь о таких вещах. Единственное, что я знаю - я не особенно сильно боюсь умереть. Совсем недавно я даже искренне этого желала. Так вышло, что у меня был недолгий момент, когда жизнь казалась - да и была на самом деле - куда более мучительной, чем возможность не жить. Но в остальном… Думаю, когда занимаешься чем-то таким, перестаешь о нем размышлять. Это как… Вот вы, например, разве как-то по-особенному относитесь к любви?

0

16

- Я отношусь к любви точно так же как большинство людей, - солнце почти скрылось за горизонтом, и разбирать дорогу становилось все сложнее. Мадлен невольно сбавила шаг, повинуясь своим инстинктам, ступая предельно аккуратно и осторожно.
- Но я не так как другие отношусь к сексу. Для меня это не является табу, равно как и ряд способов получения удовольствия. Для очень многих дам нет секса без любви или без брачных уз. Некоторые, с позволенья сказать любят своих мужчин при выключенном свете и в одной и той же позе на протяжении многих лет, считая это допустимой нормой в обществе, где подобные развлечения вполне можно назвать постыдными. Просто потому, что их так воспитали. Думаю, от рождения ребенку не прививают и мысль о том, что убивать – это нормально. Вам, наверное, тоже этого не прививали, однако, согласитесь, что отношение к этой деятельности у вас совсем другое. Не думаю, что вы находите свою профессию рутиной, иначе перестали бы это делать. В отличие от бордельной девки, вы можете это сделать в любой момент.
Крыша заскрипела под весом путниц и кусок черепицы, отколовшись, опал на землю. Послышался писк крысиной стаи. Где-то позади завыл плакальщик. Сердце снова подпрыгнуло в груди. Было страшно. И чем гуще становилась ночь, чем крепче сдавливала грудь паника.
Мадлен решила говорить, не молчать. Чтобы хоть как-то отвлечься.
- Смерть, наверное, для вас такая же обыденность, как для других… не знаю, восход солнца. Я думаю, мне было бы страшно умирать. Я имею в виду сам процесс, а не переход из одного состояния в другое. Я верю, что наша земная жизнь не предел, хотя, могу, конечно, заблуждаться…

+1

17

- Действительно, в любой, - согласилась Билли, не удержавшись и посмотрев на Мадлен тем же оценивающим взглядом, которым смотрела на своих клиентов, решая, как именно будет их убивать.
Эта женщина или была самой храброй куртизанкой Дануолла - потому что не боялась говорить такие вещи кому-то вроде Билли Лерк. Или же было что-то, чего она боялась больше, чем Билли.
Спустя пару секунд она даже поняла, чего. Не все, конечно же, привыкли к болотному запаху, плакальщикам внизу и крысам где придется. Да, страху чумы и болезненной смерти нечего было бы противопоставить даже покойнику Салливану.
- Мне в принципе мало что прививали в детстве, - сказала Билли, чтобы оттянуть внимание Мадлен от посторонних, незнакомых ей и оттого страшных звуков. - В основном умение не попадаться под горячую руку и вести себя тихо. Остальное я взяла на улице - где смерть других считают рутиной, а свою собственную - чем-то невероятным. И еще у своих.
Квартал все тянулся. Над городом повисла ночь и снизу потянуло пряным запахом стоячей воды и прохладой.
Вещи, о которых говорила Мадлен, будили в Лерк неправильные, ненужные воспоминания. Тот короткий период, когда смерть казалась ей лучшей альтернативой всему. Сначала ей хотелось только пить, а потом только не просыпаться.
Наверное, их учили тому, как затрагивать тайное, обычно прятавшееся в людях.
- Вы много знаете о любви и смерти, - сказала Билли. - Кто прививал вам это?

+1

18

Впереди близился конец квартала. За ним тянулись яблоневые сады и крыши невысоких, чаще двухэтажных, особняков. Совсем скоро Мадлен будет дома. И поэтому настало время подумать, как очень вежливо избавиться от спасительницы. Не к чему ей было знать, куда куртизанка направляется. Хоть она будет и благодарна Билли за спасение всю оставшуюся жизнь, но до полноценного доверия было еще очень далеко. Да и не к чему было знать убийце, в каком из домов этого маленького и пустынного квартала прячутся люди.
- Этому меня учили люди, окружавшие меня. Зачастую, до всего приходилось доходить самой, просто наблюдая или обжигаясь на своем собственном опыте. Пожалуй, только жизнь дает самые ценные уроки, - она невольно улыбнулась, вспоминая, как часто ей приходилось бороться со своей собственной недальновидностью или превратностями судьбы.
- судя по всему, придется обзавестись теперь каким-нибудь оружием. Мне придется выйти из дома еще не раз и без элементарных средств защиты делать в отдаленных кварталах Дануолла нечего. Не думаю, что в следующий раз мне так же несказанно повезет, как сегодня, - как молния не ударяет дважды в одно и то же дерево, такая удивительная удача приходит лишь единожды. Для Мадлен эта прогулка оказалась невероятной эмоциональной встряской, но и наглядно показала насколько на улицах не безопасно.
- Придется привыкать жить по-новому.
Вереница домов оборвалась. Они слезли с покатой крыши рядом стоящего строения на землю. Здесь было тихо, ни крыс, ни плакальщиков видно не было. Возможно, где-то прячутся, потому стоило вести себя очень тихо.
- Мне прямо через сады. Пять минут и я на месте, - в полголоса сказала Бернацки, надеясь не привлечь ничье внимание со стороны.
- Спасибо Вам за помощь, Билли. Мне хотелось бы вас чем-то отблагодарить, но у меня ничего нет, - в голосе звучало сожаление. Женщина действительно была очень благодарна убийце за ее благородный поступок.

+1

19

Кажется, Мадлен беспокоилась о том, как бы Билли не узнала, где живет ее добрый благодетель.
Но Лерк казалось интересным другая, совсем не касающаяся их приключения вещь: всех ли обитательниц борделей учат так говорить, или ей попалась особенная куртизанка, склонная к меланхоличным рассуждениям и прямым открытым вопросам. Впрочем, спрашивать об этом определенно не стоило. Никто не станет отвечать честно на подобный вопрос.
- Лучше найдите сперва кого-то, кто умеет оружием пользоваться, - посоветовала Билли. - Нет большей помехи в бою, чем оружие, с которым не умеешь обращаться.
Они спустились и теперь были в другом квартале. Всего несколько метров отделяли его от полузатопленных развалин, где они были только что.
Но тут не было плакальщиков. Тут начинали цвести яблони и в воздухе пахло безопасностью и детством. И, что было чуть печальней, места для Билли тут не было.
- Наемные убийцы не за все берут плату, - улыбнулась Билли. - Да и у меня давно не случалось повода с кем-то подраться. Так что в чем-то я должна быть благодарна вам. Удачи с вашей новой жизнью, Мадлен, - сказала она.
Долгих прощаний Билли не любила. Почти сразу она вернулась обратно на здание, с которого они слезли. Но уходить Билли не торопилась. Она смотрела Мадлен вслед, пока та не исчезла, так, словно пыталась угадать, в каком именно доме ту ждут. Потом, определившись, бесшумно спустилась и отправилась за женщиной.
Ей действительно были не важны тайны Мадлен. Просто хотелось проверить, угадала ли она.
Она не угадала.

0


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Бродяжные ноги. 1837 год, 24 день месяца тепла


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC