Дануолл. Пир во время чумы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » В гости к сиротке. 1837 год, 6 день месяца тепла


В гости к сиротке. 1837 год, 6 день месяца тепла

Сообщений 1 страница 20 из 38

1

1. Название: "В гости к сиротке".
2. Дата: 6 день месяца тепла 1837 года.
3. Место: бордель "Ракушка".
4. Действующие лица: Кора Морлидж, Фанни Руммень, Линси Хоунд.
5. Краткое описание: как и было обещано, на следующий день Кора вместе с Эдмундом провожают Линси домой.

0

2

К величайшему удовольствию Эдмунда, на следующее после знакомства с Линси утро леди Морлидж чувстсвовала себя вполне сносно, а потому и об отмене сегодняшних планов не могло быть и речи. От возбуждения мальчик с трудом мог усидеть за столом. Ещё бы! Так далеко его гулять никогда не брали. А уж чтобы пришлось аж на лодках переправляться, такого вообще не было с самого начала проклятой чумы, из-за которой пошло прахом всё веселье на свете. Конечно, тот факт, что какая-то девчонка умудрилась забраться так далеко от дома, да ещё и в гордом одиночестве, раньше него, несколько уязвлял самолюбие, но не обидчивый по натуре Эдмунд готов был простить Линси единственный недостаток, особенно с учётом того, что девчонка эта и правда оказалась лучше не придумаешь. И чего их раньше держали порознь и ругали порой даже за лишний взгляд! Судя по тому, с каким увлечением рассказывала Линси о своих будущих путешествиях и с каким интересом слушала о планах Эдмунда стать китобоем, друг из неё вышел просто отличный. Так что теперь дело оставалось за малым: упросить маму почаще разрешать им ходить друг к другу в гости.

Всю дорогу до дома, где жила Линси, дети провели, увлечённо болтая друг с другом, что лишний раз убедило Кору в правильности принятого вчера решения. Мальчику и правда не хватало компании сверстников, а потому леди Морлидж с лёгкостью была готова закрыть глаза на не слишком изысканные манеры девочки и её явно сомнительное происхождение. В конце концов, не ей, водившей дружбу со Слекджо и его бандитами, упрекать сына в знакомстве с девочкой, которая грызёт ногти.
Правда, уверенности у миссис Морлидж заметно поубавилось, когда их небольшая процессия добралась до дома таинственной мисс Фанни. Потому как при всех скидках на чуму, уничтожившую если не все, то многие сословные ограничения, переступать порог дома терпимости Кора не собиралась, полагая, что порядочная женщина не сделает этого даже под угрозой быть разорванной крысами и плакальщиками. Возможно, мнение это так крепко засело в голове миссис Морлидж ещё и потому, что именно в таких заведениях, как эта "Ракушка", частенько коротал время её достопочтенный супруг.
- Ты уверена, Линси? Это точно твой дом? - осторожно поинтересовалась она у девочки, подспудно надеясь на отрицательный ответ. Эдмунд тем временем, не понимая, что именно заставило Кору засомневаться, с удивлением поднял на неё глаза, а потом потянулся к звонку. По дороге Линси рассказала, что тут живёт ещё одна девчонка, дочка этой мисс Фанни, и мальчику не терпелось как можно скорее расширить круг своих знакомых.

+2

3

Минувшая ночь для Фанни была одной из самых тревожных за последние месяцы. Беглянка, несмотря на заверения, нацарапанные на клочке бумаги, к вечеру, конечно же, не вернулась. Подобного следовало ожидать – девчонке не сиделось на месте, а присматривать за ней каждую минуту было некому. Хорошо еще, что не утянула с собой Варвару! Та, поняв по реакции матери, как дурно они с подругой поступили, не на шутку испугалась, что может больше не увидеть Линси. Пришлось успокаивать и ее.
Узнав о пропаже, хозяйка «Ракушки» принялась выяснять, как же так вышло, что сиротка выскользнула из дома утром, когда все двери были заперты. Оказалось, что Клара выходила на улицу, чтобы выплеснуть помои и оставила открытой дверь черного хода. Фанни, портовые ребята и еще несколько ее девиц бросились на поиски. Больше всего тивианка опасалась, что Линси отправилась в порт. Тот по-прежнему был закрыт, но кто знает, возможно, сиротке взбрело в голову посмотреть на корабли, ведь она прожужжала уши всем обитателям борделя, что однажды станет великой путешественницей.
Однако поиски не увенчались успехом. Когда спустился вечер, рыжая сводница всерьез подумала о том, чтобы обратиться за помощью к Слекджо и его ребятам, пусть бы и пришлось долго объясняться. Но она без того многим была обязана банде, поэтому решила подождать до утра.
Клара уговаривала хозяйку не волноваться, дескать, приютский ребенок не пропадет, а под нос себе ворчала, что не велика потеря, и не угомонилась, пока Фанни на нее не прикрикнула.
Утром тивианка таки кликнула пару молодцов с Боттл-стрит, и уже наскоро завтракала, чтобы отправиться с ними, когда в дверь неожиданно позвонили. Открыла старая кухарка. Смерив взглядом незнакомых женщину и мальчишку, Клара обратила внимание на Линси и тут же вцепилась ей в ухо корявыми пальцами.
- Негодница! – ничуть не стесняясь гостей, заявила старуха. – Мисс Фанни, ваша пропажа явилась!
На шум вышла хозяйка «Ракушки». В другой раз она бы и сама не сдержалась, надавав беглянке пару подзатыльников, но увидев, что та не одна, придержала эмоции при себе.
- Отпусти Линси, Клара, - попросила Фанни, улыбнувшись молодой женщине и, по всей видимости, ее сыну. – Добрый день…
Все же сводница немного растерялась. Прилично одетая дама с ребенком, да еще и в известном положении на пороге ее борделя. Вот так курьез.

Отредактировано Фанни (2014-06-15 11:51:57)

+2

4

Линси чуть удивленно кивнула, не понимая, что так смутило леди Кору. За ночь девочка успела позабыть, что мисс Фанни, наверное, с ума сходит. Но подходя к «Ракушке»  сирота снова вспомнила, что отсутствует без разрешения. Да и младшая подруга точно не могла позабыть про Линси и обещанный подарок, который у старшей девчонки никто не отобрал. И сейчас она держала перо в руке.   
Могла ли простая приютская девочка представить, что будет знакома не только с леди Бойл, но еще с одной аристократкой и её сыном? Раньше ей казалось, что это так же невозможно, как познакомиться с императрицей или оказаться дочерью лорда-регента. Да еще оказалось, что маленький аристократ имеет мечты не об огромной фабрике или тьме слуг и большом поместье, а желает стать китобоем. Ездить на огромных кораблях, сражаться с морскими чудовищами и пиратами, и, конечно же, не бояться штормов и приведений. Эта мечта казалась ей куда интереснее, чем даже съесть целую тонну шоколада!
Только Линси хотела спросить у Эдмунда, а будет ли на его судне, как назвали бы его ученые мужи из Академии, картограф, как дверь открылась. На пороге показалась кухарка Клара. Линси глубоко вздохнула и оказалась схвачена за ухо.
- Ай!
Сколько себя помнила Линси, наказывали её не реже, чем многих воспитанниц. Доставалось ей тростью, розгами, могли оттаскать за волосы, нередко оставалась она без обеда,  но за уши её еще не драли. Что ж никогда не поздно попробовать что-нибудь новое.
- Ай! Больше не буду!
Наконец, её многострадальное ухо отпустили. Линси сразу схватилась за него, проверяя на месте ли оно, или Клара от радости оторвала его с концами, а ведь, оно как волосы не отрастет. Ухо, как не странно,  оказалось на положенном ему месте. Разреветься от боли не давала неожиданность произошедшего и откуда-то взявшаяся гордость. Если бы не было Эдмунда, девчонка еще могла выпросить помилование, но при мальчишке лить слезы, не хотелось.
- Здравствуйте… - поздоровалась Линси. Глянула на миссис Морлидж, потом перевела взгляд на мисс Фанни – обе женщины почему-то выглядели весьма растерянными.  Поэтому Линси решила взять знакомство в свои руки:
- Мисс Фанни – это миссис Морлидж и её сын – Эдмунд, который хочет стать китобоем. Миссис Морлидж ,– открыто улыбнулась девочка женщине, продолжая держаться за ухо.- Это мисс Фанни, и кухарка Клара. А дом зовётся очень красиво «Ракушка». Сюда приходят мужчины, чтобы выговориться.
И тихо прошептала Эдмунду:
- Правда, я так и не поняла: а почему они не могут женам все рассказать. Странные эти взрослые все же.
И поморщилась. Ухо горело.

+3

5

Появившиеся на пороге старуха и, по всей видимости, та самая мисс Фанни лишь добавили ситуации неловкости. И хоть в том, что провинившихся детей таскали за уши, и не было ничего сверхъестественного (а тут, стоило признать, и повод оказался весьма значительным), всё же привыкшая к тому, что сор из избы не выносится, Кора смутилась ещё больше. Несколько поумерил пыл и Эдмунд, с момента ухода из пансиона успевший позабыть о том, сколь бывают щедры некоторые взрослые на побои и обидные слова. Не растерялась в сложившейся ситуации разве что сама Линси, что заставило мальчишку ещё больше её зауважать. Сам он, когда случалось попасться разгневанным наставникам, никак не мог сдержать слёз. Правда, глядя на то, как будущая путешественница резво представляет другу другу мисс Фанни и леди Морлидж, Эдмунд решил, что ни за что на свете не признается в собственной слабости.
- Добрый день, мисс Фанни, - сумев наконец совладать со своими чувствами, отозвалась Кора. Правда, скрыть удивление до конца не удалось, ибо слишком уж спокойно рассуждала девочка о том месте, где жила. Что ж, возможно, это было лишь следствие воспитания развратными женщинами. Печально будет, если и Линси, у которой, как считала Кора, были все задатки стать доброй обывательницей, пойдёт по этому ведущему в Бездну пути. Но тут уж оставалось надеяться лишь на природную склонность: перед глазами миссис Морлидж был пример собственного мужа, который умудрился вырасти развратником, получив самое лучшее воспитание.
- Линси пришла к нам, когда уже было довольно поздно, и не успела бы вернуться до комендантского часа. Потому и пришлось оставить её переночевать у нас. Но не волнуйтесь, ничего страшного не произошло, - поспешила Кора заверить хозяйку "Ракушки".
И наверное, после этих слов следовало распрощаться, а по дороге домой придумать для Эдмунда объяснение, почему он больше не увидится с Линси, и почему в таких домах живут и бывают только очень-очень плохие мужчины и женщины, но Чужой, похоже, рассудил иначе. Уже собираясь вежливо прощаться, Кора открыла было рот, но из него вместо положенных слов вырвался лишь тихий стон. Ребёнок, всё утро не беспокоивший свою матушку, на этот раз, видимо, решил наверстать упущенное, и распрыгался в животе так сильно, что бедная миссис Морлидж была вынуждена с очередным стоном опуститься на порог борделя. Ни о каком обратном пути сейчас не могло быть и речи.

+2

6

- Ох, Линси… - еле слышно выдохнула тивианка. Благодаря природной любознательности девчонка училась быстро, а вот над чувством такта и умением держать язык за зубами, как полагала Фанни, придется еще ни мало поработать. 
Дочь уважаемого купца  уже давно не стыдилась того, чем занималась и не без основания полагала, что имеет право ни перед кем отчитываться. Однако леди Морлидж, похоже, и не собиралась выказывать какие-либо признаки неудовольствия, хотя можно было ожидать, что в тоне ее речи проскользнет презрение. Сводница не удивилась бы даже  открытому возмущению самим существованием места подобного «Ракушке». Она успела подзабыть, что на свете все еще существует хорошее воспитание. 
- Ей повезло, что она встретила Вас, - строго посмотрев на виновницу переполоха, Фанни перевела взгляд на нежданную благодетельницу, которая, просто приняв сиротку на ночь в свой дом, возможно, спасла ее от гибели. – Вы очень добры, миссис Морлидж.
Поблагодарить и пригласить леди с сыном в дом тивианка не успела. Удивительным был тот факт, что молодая женщина отправилась самолично провожать малознакомого ребенка,  да еще и не зная, судя по замешательству, где имена тот живет. Все-таки беременность – не лучший период для путешествия в неизведанные места.
Отреагировала Фанни быстро.
- Ну-ка, поднимайтесь, - рыжая склонилась к миссис Морлидж и мягко взяла ее под локоть. -  Застудитесь. Клара, приготовь чай. А ты, Линси, помоги ей, пожалуйста.
Повернувшись так, чтобы леди могла на нее опереться, Фанни медленно перевела ее через порог, приговаривая «тише-тише» и «сейчас все пройдет». Несмотря на осторожность действий и ласковый тон, можно было заметить, что сводница не примет возражений.
- Эдмунд, открой, пожалуйста,  двери в гостиную, - кивком головы владелица «Ракушки» указала направо, и отпустила миссис Морлидж, только усадив ее на диван и подложив под спину маленькую подушку.

+2

7

Линси умела хранить секреты. Однако для этого надо было объяснить, что посторонним знать об этом не обязательно, так как у самой девочки на это имелось свое мнение. Нельзя говорить воспитательницам про хромую ворону, которую Магита спрятала в корзинке (впрочем, те всё равно про неё узнали, когда посреди урока шитья раздалось звонкое «кар-р-р»). Нельзя признаваться, кто украл мясной рулет у миссис Миноги. Но, то, что «Ракушка» в глазах добропорядочных обывателей считается грязным местом и им лучше лишний раз про бордель не напоминать, Линси не знала. И понимание истинного предназначения этого места пока к ней не пришло.
От строгого взгляда мисс Фанни хотелось убежать на самый север Тивии. Девчонка ощутила стыд. Не успела появиться, как уже без спросу ушла! И пообещала себе, что больше постарается так не делать. Похоже мисс Фанни не на шутку волновалась.
- Миссис Морлидж! - кинулась на стон женщины пропажа. Впрочем, женщины отнеслись ко всему спокойно, поэтому Линси тоже постаралась унять испуг. Ничего экстраординарного не происходило, и белобрысая сиротка отправилась помогать кухарке.
Вернулась в гостиную она спустя несколько минут с небольшим подносом на котором стояли чашки с дымящимся чаем.  Глаза у Линси были чуть красные.  Поставив поднос на ближайший к дивану столик, Линси вопросительно глянула на обеих женщин.
- Как твоя мама? – тихо поинтересовалась она у Эдмунда. Спрашивать это у самой миссис Морлидж Линси постеснялась.

+1

8

- Нормально. В смысле, уже получше, - поправился Эдмунд, испугавшись, как бы про него не подумали, что он - неблагодарный сын, который совсем не заботится о своей бедной матушке. По крайней мере, так всегда говорила миссис Лидкоб, когда ему случалось расшуметься или чем-то огорчить леди Морлидж. - Это всё малыш. Когда он наконец вылезет, мама снова будет чувствовать себя хорошо, - пояснил мальчик, кинув в сторону взрослых обеспокоенный взгляд.
Кора же, успевшая за это время немного прийти в себя, растерянно оглядывалась по сторонам, будто в любой момент ожидала появления своего супруга в объятиях какого-нибудь греховодника или же какой другой непотребной картины. Однако, как назло, гостиная, куда проводила её мисс Фанни, оказалось самой что ни на есть обычной. По крайней мере, гнездо порока, как его могла бы себе представить леди Морлидж, должно было выглядеть совсем иначе: ни тебе развратных картинок по стенам, ни тем более полураздетых девиц, праздно шатающихся из угла в угол в ожидании не менее развратных клиентов. Чужой знает, откуда у Коры сложилось такое представление о заведениях, в которых она по понятным причинам отродясь не бывала, однако же теперь, поблагодарив Линси за чай кивком и довольно вымученной улыбкой, леди Морлидж не смогла скрыть своего изумления:
- Надо же, как у вас тут... прилично.
Слова вырвались из уст Коры, как это частенько с ней случалось в подобные моменты, ещё до того, как она успела сообразить, что именно было сказано. А сообразив, сразу же поспешила исправить ситуацию:
- То есть, я хотела сказать, какие у вас красивые шторы...
Вконец смутившись от собственной бестактности и неловкости вкупе со всё ещё не лучшим самочувствием, леди Морлидж залилась краской и поспешила обратить своё внимание на ароматный чай.

+3

9

Фанни усмехнулась, обводя взглядом гостиную. Она понятия не имела, что ожидала увидеть благочестивая леди, потому как под понятие «неприличный» могли попасть как изображения голых шлюх, так и чересчур яркие цвета в обивке мебели. Но ничего подобного в гостиной «Ракушки» и впрямь не было. Сводница могла бы сказать, что все то, что порядочные люди сочли бы развратом, таится по углам и оживает только с наступлением сумерек, но ей вовсе не хотелось, чтобы гостья, страдающая от недомогания и растерянности, вскочила бы, как только окончательно закончится приступ. Когда-то очень давно Фанни и сама краснела при одном только упоминании о публичных домах. Но со временем поняла, что по сути своей люди везде одинаковые и то, что Смотрители называют запретом, не более чем обыкновенная человеческая надобность такая же, как потребность в еде и воде.
- Спасибо, - с улыбкой ответила хозяйка «Ракушки», сделав вид, что первую реплику не слышала вовсе. – Я привезла их три года назад из Тивии, когда покидала свою малую родину.
Присев в кресло, Фанни поманила к себе Линси. Гнев уже отступил, и женщина обняла сиротку, а потом поцеловала в обе щеки.
- Никогда больше так не делай. Понятно?
Когда на пороге гостиной показалась Клара, которую, похоже, снедало любопытство, хозяйка борделя окликнула ее, отпуская Линси.
- Сходи посмотри, встала ли Варвара.
- Одевается уже, - буркнула старая кухарка и вновь скрылась за дверью.
- Речь о моей дочери, - пояснила Фанни миссис Морлидж. – Она очень переживала. –После короткой паузы рыжая добавила. – Надеюсь, Вам лучше? Оставайтесь столько, сколько нужно. Вам здесь ничто не угрожает, и никто не помешает…
В это время на лестнице послышался топот ног. Вбежала Варвара, полностью одетая, но простоволосая. Золотые локоны разметались по плечам. Девочка бросилась на шею подруге.
- Я думала, ты уж не вернешься… и что тебя съедят крысы, - не будучи плаксивым ребенком, дочь хозяйки борделя сейчас готова была разреветься, но, заметив, что в комнате посторонние, притихла. На Эдмунда семилетняя Варвара посмотрела со смесью любопытства и настороженности. Она еще ни разу не видела мальчишек так близко. 
- Поздоровайся с нашими гостями. Миссис Морлидж и ее сын Эдмунд.
Девочка послушно исполнила повеление матери и изобразила что-то вроде поклона.

Отредактировано Фанни (2014-06-20 21:01:43)

+2

10

- Вот и хорошо, - непритворно обрадовалась Линси. – Ничего, когда-нибудь вылезет. Хотя, жаль, что детей нельзя представить и они раз! И появились.  Я бы тоже тогда завела, - призналась Линси и решила пояснить. – Ну, не сейчас, конечно. А когда смогу работать и стать путешественницей.
Улыбнувшись миссис Морлидж в ответ, девочка, в отличие от мисс Фанни, молчать не стала и сильно удивилась:
- А почему должно быть не прилично? Мы же не колдуньи и Чужому не поклоняемся. - Линси подозрительно глянула на хозяйку «Ракушки», задумавшись о том, что может ей что-то не договаривают. - Да и заповеди тоже не нарушаем…Ну-у-у…если я…четвертый, - чуть покраснев, призналась девочка, мысленно решив, что окружающие её женщины не смотрители и об остальных грехах, например неоднократном несоблюдении лживого языка, можно и промолчать.
К поманившей её мисс Фанни, Линси подошла с осторожностью, справедливо ожидая продолжения нахлобучки, однако, поцелуи и объятия беглянка не ожидала. Воспитательницы не целовали никого из воспитанниц даже за хорошее поведение, не говоря уже о том, чтобы обнять их после прегрешений.
- Никогда, никогда, - горячо заверила мисс Фанни девочка и покраснела еще больше, вспомнив о нарушенных заповедях. Странно, почему есть «бродяжные ноги» (хотя Линси не чувствовала, чтобы после путешествия к Мосту, в её душе поселилось зло), а нет «береги любящих тебя»? Жаль, она не знает смотрителя,  у которого можно спокойно про это спросить, и он не отнесется к ней, как еретику. Да и расспрашивать человека, лицо которого скрыто бездушной маской.… А вдруг за ней Чужой спрятался?
На вошедшую Клару сиротка глянула краем глаза. Пока они были наедине, старуха её не тронула (кстати, ухо уже почти прошло), но высказать, всё что думает о поступке девочки, высказала.
А вот Варе она отрыто обрадовалась. Все же хорошо иметь младшую сестру. Эх, еще бы старшего брата найти где-нибудь.… Но это было уже наглым желанием для девочки, которую до этой весны, максимум что ждало, так это нахлобучка воспитательницы и обитание в комнате с несколькими десятками детей. Поэтому Линси мысленно одернула себя и закончила думать на эту тему. Тем более единственный мужчина «Ракушки» - Эд – отлично мог потянуть и на брата.
- Отравятся, - рассмеялась девчонка. – Меня даже медведи не съедят!
Внезапно она шлёпнула себя по лбу.
- Ой! Точно! Чуть не забыла! – с этими словами, девочка умчалась на кухню, где оставила свой подарок, пока помогала Кларе.
- Вот. Это тебе. Перо птицы с самой Пандуссии, - на ходу выдумала Линси причину появления яркого разноцветного пера.

+2

11

Появление ещё одной девчонки, к слову, обещанной ему ещё прошлым вечером, привело Эдмунда в полнейший восторг, который он, впрочем, изо всех сил постарался скрыть. Варвара оказалась примерное его ровесницей, а может, и помладше, что заставило мальчика всерьёз засомневаться, стоит ли жениться именно на Линси. Кажется, кто-то говорил ему, что жена обязательно должна быть младше мужа, да и к тому же (немаловажный фактор) дочка мисс Фанни явно не ходила одна к самому мосту, а, значит, по сравнению с ней Эдмунд точно видел больше. С другой же стороны, Линси он знал уже, кажется, целую вечность, тогда как эта Варвара вполне могла оказаться и врединой. А жениться на вредине было, по мнению мальчика, величайшим упущением.
Муки выбора оказались настолько сильными, что, чуть растерявшись, Эдмунд смог лишь выдавить из себя тихое "привет", будто бы не решаясь сделать шаг навстречу новой знакомой.
Кора же тем временем испытывала смущение едва ли не большее, чем её сын. Потому как если мисс Фанни проявила, по мнению леди Морлидж, несвойственную женщинам подобной профессии тактичность, то Линси обходить стороной неудобные вопросы явно не собиралась.
- Спасибо, - прокашлявшись, чтобы хоть как-то снять вновь возникшую неловкость, поблагодарила Кора за предложение оставаться здесь столько, сколько нужно. Правда, что сказать ещё, и уж тем более, как ответить на вопрос сиротки, добропорядочная обывательница представляла себе весьма смутно. По всему выходило, что дети в этом доме и не подозревали, чем именно занимаются тут взрослые. Что ж, наверное, это было и к лучшему. Да и характеризовало владелицу "Ракушки" как человека далеко не самого плохого и не растерявшего весь стыд вопреки своему ремеслу.
- С вашей стороны было очень великодушно приютить у себя сироту. По нынешним временам на такое не каждый решится,  - сказала наконец Кора, бросая на детей ещё один озабоченный взгляд и в очередной раз ловля себя на мысли, как же одиноко и грустно должно было её мальчику сидеть целыми днями практически взаперти. Решение никогда больше не допускать общения Эдмунда с Линси, потому что та жила в борделе, как-то само собой сходило на нет.  - Удивительно, что такие места ещё не разорились...

+2

12

В этот раз Фанни не стала внутренне возмущаться излишней иной раз разговорчивости сиротки. Ребенок есть ребенок. Оставалось только решить, стоит ли пояснять Линси больше нюансов их жизни в «Ракушке» или оставить все как есть до поры. Молчание могло вызвать еще больше ненужных вопросов.
- Я расскажу тебе потом, хорошо? – прошептала сводница, вновь привлекая девочку к себе. – Не приставай пока с расспросами к миссис Морлидж. Клара! – Крикнула тивианка, по опыту зная, что старуха по-прежнему ошивается не далеко от двери. – Приготовь чай и детям. И у нас там где-то оставалось печенье…
Преодолев стеснение, Варвара улыбнулась Эдмунду. По натуре она была общительной девочкой и, если бы не жизнь в уединенном кругу, вероятно, уже заговорила бы мальчика ничуть не хуже старшей подруги. Повертев в руках перо, дочь владелицы борделя, весело хмыкнула.
- Откуда ты знаешь, что оттуда? – Махнула белобрысая рукой. – Мы еще не учили птиц. Но… - Варвара все равно была благодарна, правда, главным образом за то, что Линси все же вернулась. – Спасибо. Красивое.
Мельком следя за разговором детей, Фанни улыбнулась молодой женщине.
- Она неожиданно появилась у нас на пороге, и я бы не смогла ее выпроводить. Здесь очень много беспризорников. Если бы всем им дать крышу над головой… - тивианка вздохнула, давая понять, что дела на самом деле не хороши. Про то, что Линси прибилась к «Ракушке» не сама, рассказывать, конечно, не стала.
- Многие и разорились, миссис Морлидж, - кивнула хозяйка борделя и понизила голос до шепота. – Возможно, остались только мы да «Золотая кошка». Нам помогают… - Понимая, что такая информация, вероятно, может быть излишней для добропорядочной леди, Фанни поспешила поинтересоваться. – А вы живете неподалеку?
Варвара тем временем осторожно заводила новое знакомство.
- Это… Это у вас в гостях была Линси? – тихо произнесла девочка, поглядывая то на мальчика, то на бывалую подругу.

+2

13

Линси лишь кивнула. После, так после. Наверняка, о каких-то взрослых глупостях. И чуть ли не сразу выкинула эти нестыковки из головы: любопытство – дело хорошее, но только лишь тогда, когда оно приносит пользу.
- Как откуда? Мне птица это сказала. Это особая, говорящая пандусская птица. Летела она долго, долго, далеко, далеко – через весь страшный океан.  Сказала, мол, даю тебе мое перо, лети к восьмилетней девочке Варе из славной столицы Империи и живущей в таинственной «Ракушке» и передай ей, что оно может выполнить любое её желание, - с абсолютно серьезным видом объяснила девочка младшей подруге.
Услышав, как мисс Фанни рассказывает историю её появления у неё, Линси с улыбкой прошептала Эдмунду на ухо:
- Меня Мужчина-в-страшной-маске спас от Ведьмы-которая-ест-детей. Только ты это маме не говори. А то вдруг еще испугается…. – и уже не скрываясь, громче добавила. - Взрослые женщины, они какие-то пугливые…. И вечно боятся не того, чего надо. Как представлю, что вырасту в такую же – так и расти не хочется! Жуть! Линси слезь с дерева! Линси сделай то! Линси сделай это! – поморщилась девочка.
Посмотрела в сторону взрослых, однако не расслышала, о чем они разговаривают, и пожала плечами. Потом, при желании выяснит, если захочет. Впрочем, вряд ли разговор идет про таинственного спасителя или её родителях. Взрослые почти всегда говорят о всяких скучных вещах.
- Я тебе мужа подыскивала, - также серьезно ответила на последний вопрос дочери сводницы будущая путешественница, однако потом не выдержала и рассмеялась.

+1

14

- Ага, у нас. Я сначала глазам не поверил, когда увидел её в окно. У нас и соседей почти не осталась, а те, которые остались, с ними не поиграешь. Вот я и удивился, - поведал Эдмунд историю своего знакомства с Линси. - А у вас вон сколько народу... Наверное, скучать никогда не приходится.
В последних словах мальчика прозвучала неприкрытая зависть, да оно и понятно. По всему выходило, что девчонкам тут живётся куда веселее, чем ему на мосту Колдуин, в вечном ожидании маминого малыша и "лучших времён", которые всё никак не хотели наступать.
Однако, упоминание про мужа несколько отвлекло Эдмунда от грустных мыслей, главным образом потому, что слова Линси мистическим образом совпали с его недавними размышлениями. И именно поэтому, не желая, чтобы Варвара подумала, что это Линси тут всё решает и всё знает, мальчик принялся возражать:
- Говорящая птица из Пандуссии? Ну это уж ты загнула, Линси, - с явным сомнением протянул он. - Нам в школе рассказывали, что говорящих птиц не бывает. Хватит и того, что ты уже и сама по городу ходила, и с ведьмой познакомилась. А, кстати, откуда ты знаешь, что это была просто ведьма, а не какая-нибудь сумасшедшая? Папа говорит, что в городе сейчас полно придурков, а мама всегда говорит, чтобы он не произносил при мне такие слова, - поставив под сомнение рассказ Линси о птице из Пандуссии, Эдмунд весело подмигнул Варваре. И напомнил себе при случае спросить у родителей, как же они смогли выбрать из всех взрослых именно друг друга, чтобы пожениться. Сам он, оказавшись между всего лишь двумя девчонками, никак не мог решить, кто ему нравится больше.
Кора же тем временем продолжала бороться с ощущением неловкости, охватившем её сразу, как только отступила боль. К сожалению, каждое её слово будто наоборот, ещё больше провоцировало хозяйку борделя на замечания, заставлявшие леди Морлидж заливаться краской до корней волос. При том, что обе женщины наверняка удивились бы, узнав, сколь много у них общих знакомых, Кора готова была буквально провалиться со стыда от чувства собственного превосходства и чувства собственной никчёмности одновременно. С одной стороны, владелицу борделя порядочной никак назвать было нельзя. Да с такими, как мисс Фанни, и сидеть рядом было неприлично! С другой же стороны, сама миссис Морлидж, если бы Линси попала к ней на порог совершенно бездомной, отвела бы сиротку в приют, искренне полагая, что там ребёнку будет лучше, чем на улице. О том, чтобы оставить у себя лишний рот, она, благородная и добропорядочная леди, и думать бы не стала. Это обстоятельство и заставляло заметно поумерить свой праведный пыл.
- Поразительно! - вконец расстроившись, проговорила Кора, оставляя на поднос недопитую чашку чая. - Город почти вымер от чумы, а у кого-то ещё остаются силы и средства, чтобы...
Так и не сумев подобрать подходящие случаю слова, леди Морлидж осеклась и виновато посмотрела на мисс Фанни, которая, сама того не подозревая, напомнила своей гостье о распутном муже, вот уже десять лет являвшемся источником нескончаемых страхов, тревог и обид. Кто знает, может, как раз сейчас он проводит время в той самой "Золотой кошке"? А то и в "Ракушке". От одной лишь мысли о том, что доведётся столкнуться с Пэрри тут, в присутствии посторонних и сына, руки Коры задрожали.

+2

15

- Мужа мне пока рано, - Варвара старалась держать себя, как взрослая, чтобы не показаться новому знакомцу несмышленой мелюзгой. На самом деле она думала, что можно и вовсе без мужа, ведь ее мама прекрасно справлялась и сама. Хотя, может быть, дядя Слекджо исполнял эту роль? Он часто заходит и ест в «Ракушке», а иногда и моется. Только вот муж и жена, вроде бы, должны жить вместе все время… Как бы там ни было, Варя не стала больше ничего говорить на эту тему. А то вдруг еще Эдмунд или Линси обидятся. Девочка только улыбнулась в ответ на подмигивание.
- Сейчас здесь только селедки. Это мама так называет тетенек, которые тут живут. И Эдди. Он художник. – Пояснила Варвара, чувствуя себя хозяйкой. – Люди приходят вечером. Но сейчас их мало. Нас с Линси почти никуда не пускают. Только к Эдди. – Варвара не стала рассказывать, что уже однажды вечером пряталась в шкафу у одной из девушек и наблюдала, как так румянится, красит губы и зачем-то снимает часть одежды. Она никому не рассказывала. Даже Линси. – Если хочешь, можем потом сходить к нему. Как проснется. Он все время долго спит.
Повертев в руке перо, девочка подбросила его вверх, наблюдая, как оно плавно соскальзывает на пол.
- Линси надо книжки писать. Она хорошо рассказывает. Так мама говорит. …Эдмунд, а у тебя братья или сестры есть?
Клара принесла чай и печенье. Фанни тут же распорядилась, чтобы она посадила детей за стол неподалеку и вновь обратила внимание на гостью. Та выглядела взволнованной, и это состояние уже нельзя было объяснить недомоганием или неловкостью ситуации. Тивианка чуть подалась вперед, заглядывая молодой женщине в лицо.
- Вас что-то тревожит, миссис Морлидж? – сводница перевела взгляд на Линси и заговорила тише. – Я понимаю, о чем вы. Надо было отвести Линси обратно в приют, но, когда я узнала, что ее собирались отправить в работный дом, не смогла этого сделать. – Фанни улыбнулась немного грустно, но уверенно. – Мы здесь все стараемся держаться вместе, чтобы не пропасть. Но вы… Вы вот удивляетесь, а, между тем, сами взяли неизвестную девчонку явно низшего происхождения на ночь. Большинство прогнало бы…

+2

16

- А плакальщиков ты видел? – скептически ответила девочка. – Я – нет. А говорят, что они есть.  Так почему бы и не быть говорящей птице?  Как откуда знаю? Мне это Мужчина-в-маске сказал, - возмущенно прошептала Линси. – И ничего я не выдумываю. А к Ведьме могу хоть сейчас проводить, я дорогу помню.
Произнеся последнюю фразу Линси сильно покривила душой.  У мисс Фанни она появилась спящей. Однако девчонка знала, что проверять никто не кинется: и Эдмунд и Варвара были слишком маленькие для такого путешествия. Поэтому лишь только обиделась на неверие Эдмунда. Может сказать ему, что при встрече она визжала, как Шарлотта, впервые увидевшая огромную крысу? Однако окинув взглядом Эдмунда, девчонка передумала: выглядеть трусихой в глазах мальчишки меньше себя не могла себе позволить самая уважаемая себя девчонка, которая точно станет великой путешественницей.  Ну…если ведьмы не съедят.
- Ладно. Если в следующий раз я увижу этого мужчину, я тебе это скажу, - уверенно решила Линси и показала мальчику язык. - Или спроси у мисс Фанни, может она его видела, - рассмеялась и снова его показала, только уже маленькой подруге, чтобы Эдмунду не так обидно было. Может и видела. Кто-то же должен её принести?
- Книжки,- уже за столом вздохнула белобрысая сирота. –  Вырасту и опишу наш город: девчонок, себя, тебя, те…мисс Фанни, Эдмунда, миссис Морлидж, леди Эсму.… Всех, всех.
Правда, на тот момент Линси была уверена, что никогда не  сможет описать, как страшно по ночам в спальне приюта, в котором умирают твои подружки.
- Эх, знать бы кто привел сюда столько крыс – я бы ему нос откусила бы. Не лорд же защитник, он, говорят, одну императрицу убил. Интересно, только зачем? Ну, ладно, - улыбнулась девочка. – А слово придурок произносить нельзя, - строго заметила Линси и снова показала язык.
И взяла печенье. Сладкое она любила и никогда от него не отказывалась.

Отредактировано Линси Хоунд (2014-07-10 17:14:12)

+2

17

Посмотреть на художника Эдмунду, конечно, хотелось. Равно как и отправиться на поиски таинственной ведьмы вместе с Линси. Только вот вряд ли мама одобрит такой план. Да и наверняка совсем скоро она засобирается домой, потому что скоро комендантский час, Айви и миссис Литкоб будут волноваться, да и вообще, на улицах сейчас и днём опасно. Все эти доводы мальчик знал на зубок.
- Про плакальщиков говорят все. И взрослые, и смотрители, и эликсир продают, чтобы таким плакальщиком не стать, - возразил он Линси, ни за что не желая сдавать свои позиции и признавать неправоту. - А про говорящих птиц только в сказках и написано. В них же только совсем малыши верят. Так что я скорее поверю, что ты и правда повстречала ведьму, а вот перо просто где-нибудь нашла.
По мнению Эдмунда, только что предложенный компромисс был вполне себе справедливым и, главное, позволявшим обеим сторонам выйти из спора, сохранив собственное достоинство. Поэтому, посчитав вопрос решённым, мальчик обернулся к Варваре:
- У меня совсем уже скоро появится братик. Видишь, какой у мамы большой живот? Он у неё пока там сидит. И поэтому ей так часто становится плохо. А художник твой скоро проснётся?
Казалось, что дочка мисс Фанни вела речь о ком-то сродни учителю рисования в пансионе, а, значит, ничего особо интересного в его каморке оказаться не должно, но Эдмунд считал, что уж лучше сходить познакомиться с этим самым Эдди, чем объяснять девчонкам, почему отправиться на поиски таинственной ведьмы ну никак не выйдет.

А Кора, краем глаза наблюдая за вроде бы вполне поладившими между собой детьми, никак не могла найти ответов на вопросы, что задала ей мисс Фанни. Точнее, не могла сформулировать их так, чтобы не обидеть гостеприимную хозяйку борделя.
- Тревожит?.. Нет, просто... Я... Мне раньше и в голову не могло прийти, что доведётся пить чай в таком месте. Впрочем, нынешние времена таковы, что нечто похожее я говорю почти при каждом новом знакомстве, - улыбнувшись чуть виновато, миссис Морлидж вспомнила, как смущалась и удивлялась одновременно во время встречи со Слекджо. А уж о том, кого приглашала на чай сама, и подумать было страшно. - А что касается Линси... Наверное, лучше работный дом, чем улица, особенно сейчас. Хотя не знаю, лучше ли работный дом, чем...
Кора осеклась, вовремя сообразив, что сейчас оказалась близка к тому, чтобы оскорбить мисс Фанни.

+2

18

Обижаться на аристократку – пустое занятие, тем более что нужно было отдать ей должное – миссис Морлидж была очень деликатна в своих суждениях. Воспитанные с малых ногтей стереотипы чрезвычайно сложно изменить одними только словами и добрым отношением. В благородных кругах это называлось «иметь свои принципы», им, как и сохранению чести, порядочные люди должны были следовать неукоснительно. Серьезные потрясения могли бы изменить взгляды миссис Морлидж, как это однажды случилось с самой Фанни, но тивианка и врагу бы не пожелала пережить то, что пережила она.
Сводница бесшумно поставила чашку на блюдце. Вопреки смущенной собеседнице хозяйка борделя оставалась спокойной.
- Понимаю, - произнесла Фанни негромко. – Как и вы, я раньше не предполагала, что когда-нибудь вообще переступлю порог подобного заведения. – Рыжая пожала плечами. – Но жизнь распоряжается по-своему. Не беспокойтесь. Сейчас день. Никто не скажет о вас дурного, и ваш сын не увидит ничего, что ему не следовало бы видеть.
Знала бы миссис Морлидж, как беспокойно становится, когда замечаешь, что ребенок уже вырос из недавно купленной пары обуви. Варвара быстро подрастала, Линси была совсем большой – лет через пять уже будет девушкой. Само собой, хотелось бы, чтобы обе девочки в будущем не знали доли бордельных девок, но участь честных работниц заводов была не лучше, а то и хуже.
- Воспитанники приюта умирают каждый месяц, в работном доме – и того чаще. А сейчас до этих детей и вовсе никому нет дела, - Фанни не стала пояснять свои слова, давая собеседнице возможность самой сделать выводы.
Варвара тем временем разливала чай, как учила мама. Старательно и осторожно, чтобы ничего не разбить.
- Скоро, - девчонка бросила взгляд на часы. – Сейчас допьем – разбудим. А братик это здорово. – Варя вздохнула, усаживаясь и подгибая под себя одну ногу. – У меня вот никого нет. Хорошо, что Линси пришла.
Со старшей подругой и впрямь стало веселее. Было бы здорово, если бы и Эдмунд теперь заглядывал почаще.
- А к ведьме той соваться глупо, - не по годам рассудительно заметила Варвара и понизила голос до шепота. – За ней-то, говорят, крысы и ходят. Но я бы не отказалась посмотреть одним глазком. – Не утерпев, девочка заговорила громче. – Только это надо господина Слекджо звать. Если что, он ей по башке вдарит.
Фанни посмотрела на дочь, но промолчала, не особо беспокоясь. Откуда благородной леди знать о бандитах с Боттл-стрит?

+2

19

Линси только тяжело вздохнула, услышав такой ответ. Интересно, все ли мальчишки такие занудные и недогадливые? Сирота никак не могла понять: что Эдмунд так упрямится? Разве он никогда не хотел перо, исполняющее желания, пусть и от говорящей птицы? Психологию мальчишек она никак понять не могла, да и честно говоря, сын миссис Морлмдж был единственным мальчишкой, с кем она познакомилась. Однако продолжать спор не стала, а лишь  решила поинтересоваться у мисс Фанни, на счет недогадливости взрослых мужчин.
Услышав свое имя, прозвучавшее за столом взрослых, девчонка посмотрела на них. Она помнила о просьбе мисс Фанни, но удержаться не смогла:
- Чем что, миссис Морлидж? Улица? Я бы предпочла бы улицу.…
Правда, зачем она решила влезть во взрослый разговор, без разрешения, Линси понять не могла. Видимо представления аристократов о жизни в приюте сильно уязвили девочку. Они что совершенно не догадываются, как живут сироты или рабочие? Говорят, только Императрица беспокоилась о жизни простых людей, таких как Линси. Жаль, что этот глупый лорд-защитник правительницу убил. Неужели он такой злой, уже который раз она задавалась этим вопросом. Линси не могла знать, что женщины сравнивали жизнь простой рабочей с «рыбешкой», впрочем, если бы узнала… Что с того?  Она всё равно станет путешественницей.
Детству не свойственны предрассудки. 
- Или с Мужчиной-в-страшной-маске. Он её не боится, - уточнила старшая девочка. И решила признаться: - Даже я при встрече с ним, вскрикнула. У него такая страшная маска.

Отредактировано Линси Хоунд (2014-07-24 16:08:42)

+2

20

Эдмунд хотел было предупредить Линси, чтоб не вмешивалась во взрослые разговоры, потому что по опыту знал, насколько подобное чревато продолжительными нотациями на тему дозволенного маленьким детям. Но не успел: сирота и тут оказалась проворнее него, что стало ещё одной причиной в пользу выбора Варвары в качестве спутницы жизни. Правда, с окончательным решением мальчик всё же не торопился. Тем более что мать его, кажется, даже не заметила вопиющей невоспитанности, а наоборот, по всей видимости, заинтересовалась услышанным.
- Господина Слекджо? Он тоже здесь бывает? - растерянно переспросила Кора, которую фраза маленькой девочки заставила на какое-то время забыть о неловком разговоре с хозяйкой борделя. Хотя, чему тут удивляться? Глупо было считать, что бандит с Боттл-стрит покровительствовал только благонадёжным аристократическим семействам, которым ещё были по карману его услуги. Скорее, его дела с Морлиджами были исключением, тогда как общение с такими, как мисс Фанни и её девушки, было куда привычнее и обыденнее. Вот и Варвара отзывалась о нём так, словно Слекджо и правда был добрым дядюшкой, а не опасным преступником, который не остановится ни перед каким душегубством.
Впрочем, и Линси умудрилась сказать нечто такое, от чего кровь в жилах стыла, ибо последнее время упоминание маски вызывало у леди Морлидж ассоциацию вовсе не со смотрителями.
- В маске? Ты о ком говоришь, девочка? - встревоженная и растерянная, Кора перевела взгляд на хозяйку, будто надеялась, что та сможет рассеять все сомнения и вопросы, опровергнув самые неприятные догадки. Уж слишком тесен последнее время стал Дануолл. - Наверное, у вас тут и правда бывает совершенно разный народ, - пробормотала она, уже не считая, что столкновение с какой-нибудь местной девицей или даже самим Пэрри Морлиджем окажется самым досадным происшествием.

+2


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » В гости к сиротке. 1837 год, 6 день месяца тепла


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC