Дануолл. Пир во время чумы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Сеющие и пожинающие. 1837 год, 15 день месяца тепла


Сеющие и пожинающие. 1837 год, 15 день месяца тепла

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

1. Название: "Сеющие и пожинающие".
2. Дата: 1837 год, 15 день месяца тепла.
3. Место: Мост Колдуин, дом Антона Соколова.
4. Действующие лица: Гарольд Этвуд, Билли Лерк.
5. Краткое описание: после исчезновения натур-философа обнаруживается, что его старания принесли результат. Поскольку исчезновение имело мистическую подоплеку, Аббатство назначило следить за ходом дела смотрителя Этвуда. Неожиданно он снова встречается с Билли Лерк.

0

2

Зря, очень зря Билли думала, что сразу же сможет нестись по жизни дальше: брать реванш, забирать свое, присматриваться, что и с кем происходит в Дануолле. Реальность очень быстро внесла свои коррективы: Соколов в своей лаборатории так и не появлялся, а выбраться из клетки оказалось невозможно, как ни печально было в этом признаваться.
Охрана вдруг ожившую Билли откровенно пугалась: они даже на расстояние вытянутой руки не рисковали к ней подходить, хотя сейчас Билли ничего бы не стала им делать. Ей нужно было по-тихому убраться, но она не учла одной небольшой детали, того, что она - первая и, возможно, единственная уцелевшая после чумы. Надеяться на то, что о ней просто забудут, было глупым. Если бы Соколов был тут...
Впрочем, время от времени Билли ловила себя на мысли о том, что, будь Соколов тут, он бы не преминул побыстрее выкачать из нее кровь или вскрыть, посмотрев, что именно изменилось, почему она осталась жива. Вряд ли он поверил бы в Чужого. Билли казалось, что между признанием собственной гениальности и доказательством существования того, чьих следов он искал, ученый непременно выберет первое.
И она ждала. За полмесяца, что она провела взаперти, она успела набраться смирения - хотя и скорее видимого - и в том, чтобы выждать еще немного, большого горя не видела.
Ждать пришлось недолго, каких-то два дня.
Потом Билли услышала в лаборатории незнакомые ей, чужие этому месту шаги, и с готовностью вскочила. Наконец-то. Хоть кто-то.

+1

3

Чем дальше Гарольд искал, тем больше в этом деле было неясностей. Детали, которые, казалось бы, должны были прояснять происходящее, только запутывали. Показания не сходились. Рассуждения вели в тупик. Смотрителя Этвуда, привыкшего докапываться до истины, это порядком раздражало, однако любопытство было сильнее, и все, что останавливало его на этом скользком и весьма опасном пути - мысль о Коре.
Если с ним что-либо случится, о ней и ребенке некому будет позаботиться.
Тем не менее, исчезновения выстраивались в ровный рядок одно за другим, и хуже всего было то, что смотрители оказывались здесь бессильны. Как оказывались бессильны тайная служба, стража и все, кто должен был важных персон охранять.
Поразительное "единодушие".
В отличие от солдат, которые пока шарахались от подопытной Соколова, Этвуд счел, что это неплохой шанс что-либо прояснить. С плакальщиками он сталкивался за последнее время не раз, но по рассказам охраны, "девка в клетке", как они ее называли, чувствовала себя на удивление хорошо. Хотя, совсем недавно обливалась кровавыми слезами.
Добился Соколов успеха или нет, трудно было сказать. Здесь нужен был кто-то более сведущий в вопросах медицины, и потому Этвуд пригласил брата Ульма, чтобы тот мог женщину осмотреть.
- И все-таки, будь осторожнее, - предупредил Ульм, прежде чем пропустить вперед Этвуда. - Мы не знаем, что здесь произошло и почему она чувствует себя на порядок лучше.
- Вы думаете, было бы куда естественнее, чтобы она умерла?
- Конечно. От чумы умирают, Гарольд. И это означает одно из двух. Говорят, некоторым перед смертью становится легче.
- В таком случае, она уйдет на тот свет не одна.
- Главное, чтобы тебя за собой не утянула. Держись на расстоянии хотя бы, пока я ее не осмотрел.
Этвуд не мог перечить человеку, однажды спасшему ему жизнь. Во-первых, потому, что правота того была неоспорима. А во-вторых, заразись он чумой, это будет означать опасность не только для него. В-третьих, существовал шанс, что все это было обусловлено влиянием Чужого, а если так, то без оккультных действий тут не обошлось. Про Соколова ходили слухи, что он искал не только научных истин.
Закрыв за собой дверь и подойдя к большой клетке, предназначенной словно для дикого зверя, Этвуд оторопел. Увидеть чернокожую знакомую он никак не ожидал. И снова на мосту Колдуин, только в другом доме.
- Мисс Сибил, - только и смог сказать смотритель. И после паузы добавил: - Бьюсь об заклад, на этот раз надо спасать вас.
Ирония судьбы, иначе.

Отредактировано Гарольд Этвуд (2014-06-03 17:14:29)

+1

4

Несколько секунд Билли молча смотрела на смотрителя. Потом вспомнила его голос и, сдержавшись, не расхохоталась, хотя удержать широкую улыбку не смогла. Всегда было забавно, как случайно встретившийся человек попадается на пути снова и снова. Интересно, во всеми бывают такие совпадения или только ей так везет? И, если только ей, везение ли это или мелкая шалость Чужого? Теперь ей стоило внимательней относиться ко всему - Билли вовсе не улыбалось во всем начать видеть знаки и намеки, вместо того, чтобы продолжать жить как раньше.
- Такая наблюдательность определенно делает вам честь, смотритель Этвуд, - сказала Билли. - Спасать меня действительно надо, но все еще не нравоучениями. Просто откройте дверь - и дело с концом.
Она быстро перебрала в уме то, о чем говорила при той единственной встрече с Этвудом. Только намеки, хотя и очень явные. Но ничего такого, что он мог бы использовать против нее.
- Хотя ирония во всем этой действительно есть: возможно, впервые смотритель выпустит человека из клетки вместо того, чтобы ограничивать его свободу.
Билли подождала чуть-чуть, но, похоже, выпускать ее немедленно Этвуд не собирался. Зато за дверью, как слышала Билли, был еще кто-то - и все еще не местный стражник.
- А, в этот раз вы пришли с подмогой? Да, я тоже слышала, что бывшие плакальщики весьма опасны. В одиночку никак не справиться.

Отредактировано Билли Лерк (2014-06-03 18:16:40)

+1

5

- Увы, не смогу этого сделать при всем желании, - Гарольд развел руками. - Вас угораздило оказаться свидетелем и вещественным доказательством одновременно. К тому же, вы "чумной больной" и, может быть, "опасный душегуб", - процитировал смотритель недавнюю остроту бойкой женщины.
Когда они виделись? Чуть меньше месяца назад. И что произошло с тех пор?
Жаль, что теперь они сидели не за чайным столом. Если бы не маска смотрителя, мисс Сибилл увидела бы его сожалеющую улыбку. Впрочем, все было и так слышно по голосу. Уж очень презанятным вышел их последний разговор.
- С каких пор вы приноровились так влипать? - Гарольд вздохнул. Взяв за спинку, поставил стул недалеко от решетки. Затем поудобнее устроился, как делал обычно, когда вел допрос. Достал из кармана блокнот.
Закатное солнце делало стены лаборатории золотыми. Тихо и светло. Как будто и не было никакой чумы.
- Я позвал его, чтобы вас осмотреть. Как давно вы болеете?

Отредактировано Гарольд Этвуд (2014-06-03 18:29:46)

+1

6

- Ну конечно, - Билли шутливо возвела руки к небу. - Глупая, и на что я только надеялась? Как наивно с моей стороны было связать в одном предложении слова "смотритель" и "свобода".
Этвуд, тем не менее, был не только очевидно умен - это Билли еще по прошлому разу запомнила - но и память имел отменную. На этот раз ей стоило внимательней следить за словами. Просто унестись у нее бы теперь не вышло, а Билли была совсем не уверена, что после двухнедельной паузы сможет проложить себе путь к свободе по убитым телам - учитывая, что оружия у нее нет никакого.
- Я влипаю так с раннего детства. Это что-то вроде врожденной особенности.
Она наклонила голову:
- Вы бы сняли маску, смотритель Этвуд. Я все равно знаю, как вы выглядите, к чему это? Лучше тащите сюда своего доктора, пусть подтвердит, что я здорова и незаразна. И я, к слову, не болею. Я болела - это так. Я заболела в начале месяца, не раньше - о том мальчике и его матери можете не волноваться.
Билли полагала, что говоря о вещественном доказательстве Этвуд имел в виду ее излечение. Хотя выбор слов было довольно странным. Но свидетель? Разве что Соколов забросил лабораторию не просто так.

Отредактировано Билли Лерк (2014-06-03 22:57:26)

+1

7

- Больны вы или нет, это предстоит еще выяснить, - задумчиво ответил Этвуд. - К сожалению, в медицине не разбираемся. Ни вы, ни я.
Гарольд не боялся быть узнанным. Иначе зачем бы ему признавать случайную знакомую? Однако он всерьез опасался чумы. Маска смотрителя была каким никаким средством, позволяющим хоть как-то избежать заражения. Еще в самом начале эпидемии Соколов постарался снабдить стражу средствами защиты, утверждая, что они помогут уберечься от беды. Правда, иной раз и эти средства оказывались бесполезны.
- Давайте договоримся, - понизив голос, сказал смотритель. - Вы расскажете мне, что знаете, а я постараюсь сделать так, чтобы вас не отправили в Колдридж или лазарет.
Равноценный обмен. В другое время Этвуд был бы не прочь обменяться с Сибил еще парой остроумных шуток, но куда важнее были ответы на вопросы, которые он хотел получить.
- Соколов занимался вашим лечением вплоть до своего исчезновения. Как вы попали к нему?
На честные ответы Гарольд не рассчитывал, но был уверен, что многое дала бы и ложь. Если человек лжет, значит, ему есть, что скрывать. Даже по косвенным признакам иной раз можно догадаться о причине и следствии. Сгинувший натурфилосов, растерянные стражники и смотрители - все это выглядело чересчур. Так же, как и в случае с Кэмпбеллом. Этвуд мог бы отделаться короткой докладной, однако чутье подсказывало, что здесь все гораздо глубже и запутаннее, чем можно предположить на первый взгляд.

+1

8

- Мне не надо разбираться в медицине, чтобы знать, что плакальщики ведут себя немного не так, - парировала Билли.
Он не звал своего чудесного доктора, а хотел сперва договориться. С внезапной тоской Билли вспомнила Чужого, который на ее предложение ответной услуги ответил отказом. Удивительно, что добрые дела просто так в этом мире совершает только тот, кого называют ересью.
- С договором есть небольшая проблема, - сказала Билли. - Допустим, я соглашусь, но…Когда я слышу, что вы не отправите меня в Колдридж или лазарет, мой скромный жизненный опыт немедленно напоминает о том, что есть множество других мест, не отправлять меня куда вы не обещаете. Включая Бездну, к слову. Мне не нравится договор, согласно которому есть хоть малейшая вероятность того, что меня куда-то кто-то отправит. Я хочу уйти. Договоримся так: я дам те ответы, которые могут быть вам полезны, если это не будет нарушать никаких иных моих обещаний. А когда вы убедитесь в том, что я здорова, я уйду. Идет?
Разговор, судя по всему, предстоял долгий и Билли села на пол, сложив ноги.
- Впрочем, я готова на жест доброй воли, - сказала она. - И на первый вопрос отвечу просто так. Я пришла к Соколову сама. Был третий, если не ошибаюсь, день месяца, я увидела его людей на улице и попросила отвести меня сюда. Он подтвердил, что я больна, но стадия еще очень ранняя, и взялся за лечение. Наверняка где-то тут бродят стражники с той смены, спросите их - они подтвердят мои слова.

Отредактировано Билли Лерк (2014-06-04 00:13:24)

+1

9

Этвуд оставил пометку в блокноте, потом взглянул на женщину. Нет, он не ждал, что Сибил расскажет ему все, как на духу, но препирательства считал излишними. Не о том богатый жизненный опыт должен был говорить ей. В таком положении соглашение, которое предлагал смотритель, было более чем выгодным. И дополнительные условия, а также "жест доброй воли" выглядели как попытка набить себе цену. Сибил оборонялась, отчаянно и зло. Однако это была неправильная тактика.
Гарольд поднялся со стула и отошел к окну. Он хотел, чтобы его собеседница подумала над своими словами и поняла, в каком положении находится.
- Лучше б вам быть больной, - сказал Этвуд серьезно и буднично. - Когда они поймут, что вы в порядке, то взломают решетку и вытащат вас наружу. Их не удастся уговорить, - добавил смотритель, переводя взгляд со стоявших на подоконнике ящиков с неизвестной рассадой на кружащихся над мостом чаек. - Потом, если вам удастся избавиться от кого-нибудь, и добыть оружие, придется отбиваться от их товарищей. В конечном итоге, вас поймают где-нибудь у водяных колес, где так удобно нырять, и изнасилуют. А перед этим будут долго бить, потому что им нравится, как кричат женщины.
Протянув ладонь, упрятанную в перчатку, Этвуд коснулся пальцами тонких, полупрозрачных стебельков рассады.
- Мой жест доброй воли, - сказал он, едва обернувшись к Сибил, - помочь вам выбраться отсюда. Если вы действительно не больны. И в этом случае мы получим лишь неприязненные взгляды в спину. Потому что стража не любит людей из Аббатства, но помешать нам не может. Ну так как?

Отредактировано Гарольд Этвуд (2014-06-04 00:50:31)

+1

10

Если бы взгляды были материальны, то тяжелый взгляд Билли вполне мог бы размозжить смотрителю голову. Он был прав: это знала Билли и, что много хуже, это прекрасно знал сам Этвуд.
Похоже, она вернулась к тому, с чего когда-то много лет назад начала, и, чтобы избежать риска оказаться под пьяным быдлом, ей нужно было решиться на риск еще более неприятного исхода.
Билли непроизвольно сжала левую руку в кулак, но закончить этот жест не смогла: режущие предметы от нее тут держали подальше, и за две недели ногти отросли слишком сильно. Со сколькими она сможет справиться, ослабев после болезни, потеряв и в силе, и в ловкости, на одной сноровке и кураже? Ответ был настолько неприятен, что Билли предпочла немедленно о нем забыть.
Похоже, что в отсутствие Соколова рассчитывать, кроме Этвуда было действительно не на кого.
Она сглотнула слюну прежде, чем говорить, хотя и осталась все в той же довольно расслабленной позе.
- Хорошо. Я согласна на это. Что вы хотите знать?

+1

11

Гарольд сделал несколько шагов, приблизился к Сибил. Она злилась, но этого и следовало ожидать. Никто не любит чувствовать себя беспомощным. Тем более, люди с горячей кровью. Особенно они.
То, что женщина была рисковой, Этвуд понял еще в их прошлую встречу. И то, что она любила дразнить - тоже. Но сейчас, как оказалось, обоим было не до азартных игр. Смотритель не хотел терять ценную информацию. И даже если его расчет окажется неверным, он хотя бы расквитается за то, что Сибил когда-то позаботилась об Эдмунде - чужом сыне, который был дорог ему как свой.
- Незадолго до исчезновения, Соколов опасался кого-либо? Может, о чем-то говорил? Помните ли вы что-нибудь из того, что произошло в тот день, когда исчез натурфилософ? Что-нибудь странное для других и вам вполне знакомое?
На первый взгляд могло показаться, что Этвуд сыплет вопросами невпопад. Однако смотритель намеревался восстановить картину произошедшего. Часто жертвы сами способны определить, откуда им угрожает опасность. Незадолго до того, как пропал натурфилософ, смотрители и стража прочесали весь мост вдоль и поперек. Этвуд вспомнил рассказ Коры о странном "мародере". Наверняка, эти два события были связаны. И кому как ни женщине, жившей поблизости Радшора, было разбираться в таких вещах? Потому-то Гарольд был прямолинеен. В прошлый раз Сибил, не говоря ничего, дала понять многое.

+1

12

Возможно там, под этой своей маской Этвуд и светился от радости победы, он не показал этого ни голосом, ни жестом, и за это Билли была ему даже благодарна.
- За несколько дней до пропажи сюда приходил лорд-регент, - вспомнила она. - Но Соколова не застал. Дал мне пить и скоро ушел.
Про колыбельную она умолчала. Похоже, Берроуз всерьез хотел выглядеть тираном, не стоило портить ему репутацию такой мелочью.
- Это мое последнее более-менее осмысленное воспоминание. Потом я все больше была в бреду.
Билли действительно попыталась что-то вспомнить, заранее предчувствуя, что даже воспоминания о тех страшных днях окажутся мучительными и принесут ей достаточно боли. Но, к ее удивлению, те мелкие редкие моменты бодрствования вспоминались ей отстраненно, будто вовсе не она обливалась кровью, а кто-то другой. Сны она и вовсе не могла вспомнить. Только то, что в них, кажется, были кошки.
- Я не помню, как его забрали, - призналась она. - Но никого не убили: никто не пропал после той ночи. Все остались живы, но никто не может описать ничего внятного. Это очень чистая работа, если вы спросите у меня. Совсем как в доме Кэмпбелла.
Билли помолчала немного. Действительно, и как ей раньше не пришло в голову. Ее Соколова забрал себе Корво Аттано. Кажется, серконец взял за правило отбирать себе то и тех, кто ей нужен.

Отредактировано Билли Лерк (2014-06-06 00:58:51)

+1

13

Смотритель кивнул.
- О чем вы говорили с лордом-регентом?
Снова никого и ничего. Как будто все это было проделками бесплотного духа. Несмотря на то, что братья из Аббатства разбирались в оккультных науках, в призраков, которые могут настолько насолить, они не верили.
- Почему вы вспомнили о Резиденции? - задал Этвуд вполне резонный вопрос.
О подробностях убийства на каждом углу не судачили. Когда Верховного смотрителя не стало, громкоговорители вещали лишь о том, что Кэмпбелл трагически погиб. Как водится, упоминались противники Аббатства и честного образа жизни. В подробности горожане не лезли. У них, находившихся на грани выживания, было полно иных забот. Тигу Мартину повезло. Он пришел к власти быстро и безболезненно, и сразу же принялся наводить порядок. С одной стороны - это был хорошо. С другой - все выглядело слишком просто, слишком гладко. Тем более, в такое нелегкое время.
- И что значит в вашем понимании "чисто"?
Убийство в Аббатстве чистым не было и больше походило на показательную казнь. В доме Соколова никто никого не казнил и не наказывал. Поэтому была надежда, что лейб-медик все еще жив. Если бы преступник хотел убить его, он сделал бы это здесь и незамедлительно.

+1

14

- О всяком, - Билли повела рукой в воздухе. - В основном о том, найдет ли Соколов лекарство и выживу ли я.
Она проглотила улыбку. Занятно, ведь именно лорд-регент оказался прав: лекарства врач так и не нашел. Но выжить это Билли не помешало.
Потянув носом воздух, Билли спросила, в основном чтобы потянуть время:
- А от меня пахнет? Должно пахнуть, я просто привыкла и не чувствую
И кто тянул ее за язык? Она ведь с детства знает: если уж угодил в омут закона, тянуть за собой других нельзя, что бы ни случилось.
- К слову пришлось. Немногие умеют так работать, - наконец пожала Билли плечами.
Она знала, что если Этвуд продолжит расспросы про резиденцию Верховного смотрителя, ей придется врать - причем врать не в свою пользу.
- "Чисто" значит - никаких сопутствующих жертв. Когда убиваешь только тех, кого должен, и даже свидетелей не трогаешь - потому что ты так хорош, что свидетелей нет.
Интересно, заметь и узнай ее Аттано, он бы добил ее? Впрочем, он, возможно, и узнал, но почему-то оставил ее жить.

+1

15

- И как? Он нашел? - в голосе смотрителя снова промелькнула ирония. Она касалась не научных изысканий и не Сибил, а самой ситуации. Соколов добился определенного результата в работе, но не мог его оценить. Этим, похоже, придется заниматься брату Ульму, скромному, ничем неприметному человеку, который осматривал больных бедняков, выхаживал раненных смотрителей и ослабших собак. Никаких почестей и никаких сенсационных открытий.
То, что лорд-регент так и не получил желаемого, хотя был в паре шагов от этого, выглядело очередной каверзой. Хотя кто знает, может таково было всего лишь расположение звезд.
Гарольд вздохнул. Следующий вопрос Билли показался ему странным. Этвуд пожал плечами, стараясь скрыть неловкость, и промолчал. Никто не будет пахнуть розами, сидя за решеткой на грязном полу. За время службы в Аббатстве он навидался всякого. Грязью и болезнью его нельзя было удивить, однако, вспоминая чистую и опрятную Сибил, которая когда-то привела Эдмунда домой, Этвуд почувствовал укор. Хотя ему винить себя было не в чем. Прошло много лет с тех пор, как он попал на Белый утес ни разу не битым, наивным мальчишкой. С течением времени Гарольд научился многое воспринимать спокойно и даже равнодушно, но от милосердия никак отделаться не мог.
- Вы знаете, о чем говорите. Так что на самом деле произошло в Аббатстве?

Отредактировано Гарольд Этвуд (2014-06-04 16:15:56)

+1

16

- Это вам ваш друг пускай скажет. Как мы уже выяснили, на слово вы мне не верите.
Билли снова потянула носом воздух, но снова ничего не почувствовала. Вот как забавно: получив обратно драгоценную жизнь, больше всего ей хотелось не идти мстить или напоминать о себе. Больше всего ей хотелось ванну. Горячую и длинную, так, чтобы никто не мог потревожить ее, пока она полностью не соскребет с себя последние пятнадцать дней.
- А вы умеете добиваться своего, правда? Да, я знаю, о чем говорю, - теперь стоило говорить осторожно. Несмотря на род занятий и образ жизни Билли свои обещания обычно сдерживала, поэтому сейчас ей одновременно нужно было сказать правду, не вовлекая Аттано еще и сюда.
- Что ж, раз уж вы так щедро обещали, что мы обойдемся без Колдриджа, можете услышать свою правду. Это я убила вашего Кэмпбелла той ночью. Все остальное об этом вы и так уже знаете: я ведь рассказывала об этом, когда мы пили чай. Как, между прочим, поживает миссис Морлидж и ее милый сын?

+1

17

Пожалуй, это была самая большая издевка, которую могла измыслить Сибил. Гарольд молчал, но, поборов минутное оцепенение, только и смог спросить:
- Зачем?
При таком раскладе действительно из фигуры Кэмпбелла можно было сделать мученика, а все произошедшее смело спихнуть на происки врагов. Но Этвуд чувствовал, что дело куда серьезнее, чем месть оккультистов. И с помощью Сибил он только начинал распутывать этот клубок.
Пришлось приложить немалые усилия, чтобы в следующий момент ответить на вопрос о Коре спокойно и ровно.
- Насколько мне известно, с миссис Морлидж и ее сыном все хорошо.
Нет, он не видел угрозу в своей собеседнице, полагая, что та в скором времени исчезнет, заметая следы. Но, как и прежде, Этвуд избегал мысли о том, что в политику, в дела Аббатства может быть втянута еще и Кора. Горько усмехнувшись своим мыслям, Гарольд едва не спросил, не передать ли благочестивому семейству привет.
Чума - время подходящее для множества сделок с совестью, и смотритель чувствовал, насколько шатко все, во что он верил много лет. Гарольд не считал себя безгрешным, однако старался соблюдать обет и честно служить Аббатству по мере сил. Теперь же Этвуд ясно понимал, что отпустив Сибил, сделает для братьев гораздо больше, чем отправив ее на костер. Иначе разъяренный пчелиный рой не утихомирит никто из ныне живущих.

Отредактировано Гарольд Этвуд (2014-06-04 19:06:25)

+1

18

- Хороший вопрос, - сказала Билли.
Про себя она еще добавила: "И отличная выдержка". И как, интересно, то же Аббатство, что дало миру никчемного Тадеуша Кэмпбелла, сумело создать смотрителя Этвуда?
- У Кэмпбелла было всего одно достоинство: он был Верховным смотрителем. А вот недостатков было очень много. Главным - и наиболее важным для меня - было поразительное неумение молчать о своих делах. В частности - о своих не вполне законных делах.
Если он не бросился сразу же после признания грозить ей страшными карами, это могло быть как очень плохим, так и очень хорошим знаком. В любом случае: теперь Билли хотя бы могла не пытаться изображать из себя хоть сколько-то порядочного человека.
- Видите ли, мы с Тадеушем тоже как-то раз заключили договор, - улыбнулась она, не хищной, а неожиданно искренней, самой светлой из своих улыбок.
Во всем этом действительно была определенная ирония.

Отредактировано Билли Лерк (2014-06-04 20:17:46)

+1

19

Вот оно! Этвуд услышал то, что хотел, но не все. Он мог допустить мысль, что сейчас Сибил нарочно оговаривает Кэмпбелла, чтобы оправдать свой поступок. Многие из братьев, проводя допрос, решили бы именно так, но  Гарольд понимал, что женщина не врет. Догадаться о незаконных связях можно было и по косвенным признакам. Верховный смотритель не очень-то заботился о том, чтобы хорошенько скрывать грязь и дурные черты характера. Так что, убив его, Сибил скорее избавила Аббатство от позора. Но кто знает, не навлекла ли она еще большую беду? Тиг Мартин, хоть и выглядел образцом нужных качеств, но вызывал не менее серьезные опасения. Еще недавно он не был в фаворе у Круга властных, а теперь носил красный мундир.
Не сходилось только одно.
- Какие дела у него были с вами и... китобоями? - Этвуд наконец произнес это слово, глядя, как Сибил лучезарно улыбается ему. - И зачем нужно было так уродовать тело?
Расчленение. Именно оно выпадало из стройной истории про Верховного смотрителя и чернокожую женщину, с которой тот заключил договор. И это уже была не такая чистая работа, как в доме Соколова. Это была казнь.

+1

20

- С китобоями - никаких. Только со мной. Кэмпбелл хотел отправить к нам в гости смотрителей, а я в свою очередь подумала, что небольшое развлечение в самом деле не повредит. Я дала информацию, он даже не спросил о том, чего я хочу взамен - а ведь взамен я хотела его жизнь. Некоторые привыкают к тому, что все попадает к ним в руки просто так, но мир устроен не так. Кэмпбелл узнал эту нехитрую истину только перед смертью.
Новый вопрос смотрителя саму Билли тоже интересовал. Если раньше она была склонна оправдывать Аттано тем, что так ему велел поступить Чужой, то теперь, встретившись с ним сама, была почти уверена, что не только от нее он не стал требовать ничего конкретного. А если так, если он не дает инструкций - то к чему было это показательное расчленение? Пустая трата времени - и только.
Но придумать более рациональную причину ей ничего не мешало.
- Для отвода глаз, конечно же. Кто заподозрит блестящего хирурга в том, что у него трясутся руки? Тут то же самое: я работаю слишком хорошо, чтобы опускаться до подобного. К тому же… Это могло бы навести на мысль о том, что убийство было ритуальным. Мне это тоже было на руку - мы не занимаемся подобным.
Билли умолкла. Ей вдруг пришло в голову, что Этвуд вряд ли принадлежал к тому особому виду людей, которые привыкли обсуждать виды смертей настолько обыденным тоном.
- Если вас это утешит, то умер он почти сразу. А трупы боли от увечий не ощущают.

+1


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Сеющие и пожинающие. 1837 год, 15 день месяца тепла


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC