Дануолл. Пир во время чумы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Пир во время чумы. 1837 год, 21 день месяца тепла


Пир во время чумы. 1837 год, 21 день месяца тепла

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название: Пир во время чумы.
2. Дата: 21 день месяца тепла, 1837 год.
3. Место: Особняк Бойл.
4. Действующие лица: Корво Аттано, Хайрем Берроуз, Эсма Бойл, гости и охрана бала.
5. Краткое описание: День долгожданного мероприятия наконец наступил. В дом Бойлов съехался весь свет гристолийской аристократии. Не смотря на трудное время, люди собираются развеяться и отдохнуть, желая забыть о всех ужасах, которые наводнили город.

Отредактировано Хайрем Берроуз (2014-05-29 17:49:15)

0

2

Ничего удивительного в том, что Эсма его не послушала, не было.
После всего, что произошло, Хайрем ожидал от нее любых выходок. Пусть даже самых спонтанных или обреченных на плохой финал.
Гости уже начали съезжаться. Лорд-регент прибыл на бал вместе со своими людьми незадолго до начала, так же как и они, не снимая маски. Не показывая лица. Небольшая мера предосторожности. Никто, кроме самых близких соратников не знал о том, что он тоже будет присутствовать на мероприятии. Даже Бойлы. После скандала ничего удивительного в его пренебрежении званым вечером не было.
Другое дело, что Берроуз хотел самолично проследить за тем, чтобы с Эсмой ничего не случилось. Несмотря на все горячие слова, сказанные в их последнюю встречу, он продолжал беспокоиться о ней и волноваться о безопасности. Ко всему, бал был его идеей. И он не сможет себе простить, если эта блажь понесет за собой какие-либо серьезные последствия.
Все посты стояли на своих местах. Прибывшие гости должны были пройти через главные ворота и обязательно предъявить приглашение, число которых было строго ограничено. У проверяющего был список имен, и никто из незаявленных людей проникнуть в особняк не мог.
По периметру ходили многочисленные толлбои. Прочие выходы были надежно перекрыты световыми стенами. Даже в канализации дежурило несколько нарядов, чтобы не допустить проникновения и с этой стороны.
Внутри особняка никаких послаблений не было. Даже в личных покоях сестер находились его люди. Без присмотра оставались разве что уборные, и если бы не рамки приличия, Берроуз и там поставил своих людей. Но это – уже слишком.
Интересно, действительно ли Эсма думала, что он не узнает ее в красном? Разве можно с чем-то другим спутать аромат ее духов, смешанный с запахом кожи? Не удивительно, что она в итоге выбрала именно этот цвет. Кричащий, вызывающий. Ровно такой натурой и обладала его избранница.
Хайрем подошел к ней со спины, держа в руках стакан с виски. Плохо, что он не приставил к каждой из сестер особую охрану.
- Не ожидала меня здесь увидеть?
От леди Бойл можно было ожидать любого ответа, особенно сейчас. После размолвки они не написали друг другу ни единого письма, увеличивая возникшую зону отчуждения. Возможно, она и хотела бы его проигнорировать, но не могла. Повернувшаяся красная маска увидела перед собой человека-грифа, одетого в черный строгий костюм.
- Разве нам есть о чем говорить?
- Думаю, да. Хотя бы о качестве поставленных акульих плавников. Позволишь?
Взяв Эсму за руку, Берроуз потянул ее за собой в уборную. Плотно закрыв дверь, привалился к ней спиной и сложил руки на груди, отставляя стакан с алкоголем.
- Извини, но это - единственное помещение на всем первом этаже, которое не прослушивается. Я хотел попросить у тебя прощения за то, что произошло между нами. Я был не прав. Слишком резок и… не заслуживаю на самом деле твоего внимания. Но пожалуйста – хотя бы на этот вечер, давай оставим все размолвки вне этих стен и разберемся между собой потом? Я хочу видеть тебя счастливой, довольной. Без мученической улыбки на лице. Даже под маской. Потому что люблю тебя.
Эсма томила его, ничего не отвечая, не двигаясь с места. Да, совсем не та обстановка для такого разговора.
- Хорошо. Но это твой последний шанс.
Из помещения они вышли уже под руку. Гости приветствовали одну из хозяек, в залах играла прекрасная музыка. К счастью - не из шарманок смотрителей. Все было учтено, все было подготовлено. Кто бы ни задумал испортить праздник – Берроуз был к этому готов. И что самое главное – рядом с ним была Эсма.

Отредактировано Хайрем Берроуз (2014-05-29 21:22:35)

+1

3

Имея на руках приглашение, проникнуть в особняк было довольно просто. Не обошлось без крючкотворства и здесь, как будто оно могло кого-то спасти.
Корво не скрывался. Разве что не держал оружие на виду. Он уже успел услышать несколько едких комментариев о своем костюме от людей, чей вид был не менее странен, чем у него. Как бы ни старались леди Бойл, всюду чувствовался едва уловимый "аромат" смерти. Вонь затхлой воды из канала проникала в дом, мешалась с чадом ламп и запахом винных паров. Вино лилось рекой, и даже солдаты стражи были немного навеселе. Только смотрители, словно бы лишенные всеобщей радости, неподвижными изваяниями стояли у входа в каждый зал, положив ладонь на ручку шарманки.
Утомительное это было занятие. Не менее утомительное, чем искать Эсму Бойл.
Все же удивительно, что некоторые вещи остаются неизменными. Мисс Адель Уайт, растерявшая свежесть за эти годы, оставалась все такой же неисправимой авантюристкой, готовой на связь с первым встречным мужчиной. Это было на руку Аттано, который не поленился принести ей вина и поддержать светскую беседу. Женщина сетовала на обилие охраны, которое, впрочем, не мешало вороватым повадкам гостей.
В курительной комнате Байрон Алдердайс жаловался на полное отсутствие средств. Ироничный "доброжелатель" предложил ему "сдать внаем" собственную жену, ибо такой ресурс не должен пропадать без дела. Вероятно, в другой ситуации Алдердайс вызвал бы своего оппонента на дуэль, однако он был не в том положении, чтобы проявлять гордость. К тому же, после скандала с благотворительной лотереей он все еще был в опале у Берроуза.
Лорд-защитник не спешил. Проходя из зала в зал, он внимательно следил за гостями и даже был удостоен внимания одной из леди Бойл. Той, что сегодня носила черное. Одетая в алый, ее сестра прошла мимо под руку с человеком в маске грифа.

+1

4

Теперь, смотря на окружающее его великолепие, Берроуз в полной мере понял, что все приготовления были проведены не зря.
Роскошь поражала. Бойлы обладали одним из самых красивых и хорошо обставленных особняков в городе. Украшенный по случаю мероприятия, он казался иллюзорно прекрасным в сиянии свечей и многочисленных ламп.
Самые дорогие кушанья, лучшее вино. Достать подобные вещи в чумное время – не простое дело. Но деньги, как всегда, решили все. Смотря на окружающее, можно было легко подумать, что никакой чумы не было и в помине, и они просто устроили небольшое собрание по поводу незначительного праздника.
Его спутница остановилась, они завели светский разговор с двумя мужчинами. Один из них был в костюме стрекозы, второй – в простой белой маске. Узнавать никого не хотелось. Не сейчас. Виски горячил кровь и позволял представить, что все плохое – позади. Власть уже в его руках. И Эсма, милая Эсма, никогда его не покинет.
Леди Бойл попросила принести закуски. Хайрем отвернулся буквально на пару минут – и уже потерял ее. Сбежала, проказница. Покачав головой, Берроуз сам принялся за акульи плавники, продолжая неоконченную беседу. За несколько минут ничего не случится. Он непременно успеет найти ее, куда бы его избранница не решила спрятаться.
Возможно, было очень неосмотрительно приходить сюда, оставляя работу, но с другой стороны Берроуз давно уже не был так счастлив.
Человек в костюме орла подал условный знак – все в порядке, ничего необычного не произошло. Что же, пока его люди здесь и контролируют ситуацию, не стоит ни о чем волноваться.

Отредактировано Хайрем Берроуз (2014-05-29 22:56:27)

+1

5

- Многие позабыли, но крысы появились за полгода до гибели императрицы. И чума тоже, - сказал человек в красной маске, задумчиво глядя на пляшущий в камине огонь.
- Вы уверены? Мне кажется, все было не так, - покачал головой аристократ в белом, что был старше его на десяток-другой лет.
- Чуму могло вызвать все, что угодно, но только не смерть императрицы. А они пытаются убедить нас в обратном.
- Думайте, что говорите.
- Я не говорю ничего против лорда-регента, - он лукавил, и даже маска не могла этого скрыть. - Сейчас все держится на нем. Он вернет нам былое величие.
Откровенная лесть, сказанная в расчете на то, что кто-нибудь из приближенных Берроуза это обязательно услышит. Даже теперь, когда все шло прахом, многие из дворян надеялись на самые лучшие места. Все равно, что искать себе лучшее место на погосте.
- Кто-то из нас возвысится. Бойлы так точно... - продолжил молодой джентльмен, не без раздражения, глянув в сторону проходившей мимо леди Бойл.
- Уймитесь, - шепнул в попытке урезонить его старший собеседник. - Им просто повезло, что на их земле нашли кристаллы, которые нужны для крысиных фонарей.
- Да, крысы никуда не денутся. Крысиные фонари и ворвань - только за счет них и держимся.
- Мы открыли тайну китов и построили на этом империю. Начинается золотой век.
Он и сам-то не очень в это верил, но нужно было сказать что-нибудь ободряющее другим и себе.
- А Вы знаете, что под землей нашли руины другого города? - человек в красной маске сделал внушительный глоток виски. - До смотрителей, до всего... Готов поспорить, они тоже думали, что живут в золотом веке.
Вдоволь наслушавшись этой сорочьей болтовни, лорд-защитник отправился на кухню. Ему повезло. Людям Берроуза не слишком-то нравилось находиться здесь. Правда, кто-то из них уже успел шлепнуть по крепкому бедру служанку, и теперь девушка с сигаретой в дрожащей руке жаловалась одной из подруг.
- Почему я такая слабая? Почему ничего не могу ответить...
- Тише. Если тебя кто услышит, нам всем несдобровать. Уж лучше это, чем помереть с голоду.
- Проклятые солдафоны, проклятая чума.
- Ну же, хватит. Я знаю, чем тебя успокоить, дорогая.
Пока одна доставала флягу, чтобы дать глоток крепкого напитка другой, Аттано спустился в подвал. Нужно было расчистить путь, которым он собирался возвращаться обратно. Эсма Бойл, по-видимому, желая досадить своему кавалеру, схватила Корво под руку тогда, когда он снова оказался в зале.

Отредактировано Корво Аттано (2014-05-29 23:52:06)

+1

6

Прохаживаться по залу и слушать обрывки разговоров других было тем еще удовольствием.
Алкоголь и кажущаяся безнаказанность из-за лиц, скрытых масками, многим развязывала языки. В то время, как его люди отслеживали наиболее интересные разговоры и запоминали, кто и как необдуманно высказался на тему лорда-регента и его порядков.
Завтра будет много работы. Полученная информация будет отсортирована, необходимые меры – приняты. Давно пора показать этим людям, что следить стоит не только за своевременным потреблением эликсира Соколова, но и собственным языком. Особенно здесь, в этом доме, где даже у стен есть уши. Что позволено бедняку, пропускающему стакан пойла в дешевом пабе, то непростительно представителю высшего света, имеющему прямой доступ к власти и деньгам.
Берроуз не боялся их ненависти. Ему нужен был страх, который сковывал куда лучше прочих «гуманных» средств удержания власти.
Музыка сменилась. Началась главная часть праздника – танцы. Тут глаз заметил искомую женщину в красном, которая уже поймала в свои сети очередного кавалера в весьма экстравагантном костюме.
Неисправима.
Глупо было играть по ее правилам, но Хайрем пригласил на танец сестру Вейверли, одетую в белое. Весьма прозрачный намек. Эсма продолжала изводить его, несмотря на уговор, и делала это со всем профессионализмом, набранным за годы их тесного общения.
Казалось, что он не танцевал целую вечность. Но ноги сами несли в вихре ритма, не забывая давно приобретенные навыки. Несколько брошенных общих фраз, но взор Хайрема был направлен только на единственную для него женщину.
Интересно, она хоть когда-нибудь успокоится?

Отредактировано Хайрем Берроуз (2014-05-30 00:35:45)

+1

7

Когда-то они уже танцевали, в самом начале эпидемии. Корво казалось, что это было вечность назад. В тот вечер Эсма беззаботно пила сидр, сидя за небольшим столиком в павильоне поместья Пендлтонов, и он позволил себе дерзость в ответ на ее провокационный вопрос. Аттано вспомнил о близнецах, о Треворе. Удивительно, что в этом человеке нашлось хоть немного милосердия, ибо он просил пощадить Эсму, чтобы не причинять боль ее сестре. Лорду-защитнику было в сущности все равно, каким из способов избавляться от этой помехи. Разве что Линси Хоунд, приютская девчонка, могла расстроиться, узнав, что более нет леди Бойл.
- Иногда мне нравится, когда мужчины молчат, - заметила Эсма, когда Аттано подал ей руку для танца. - Говорят, женщины много болтают. Но мужчины не хуже, стоит только потянуть за язык!
Похоже, и теперь она приняла достаточно горячительного, ибо вела себя на грани приличий. Хотела позлить любовника? Наверняка. Корво не слишком-то нравился такой поворот событий, потому что поведение Эсмы привлекало лишнее внимание, которое лорду-защитнику было ни к чему.
- Интересно, это - знак согласия? Мне кажется, Вы способны на многое... - она вздохнула и провела рукой по шее. - В этом городе почти не осталось мужчин, которые предпочитают делать, а не говорить.
Прикосновения Хайрема Эсме хотелось смыть, забить чем-нибудь гнетущее чувство тоски.  "Пусть бы он подавился этими треклятыми плавниками!" - думала леди Бойл, неосознанно вцепившись в плечо Корво.
Ей нравилось фантазировать о том, как застревает в глотке у Хайрема очередной кусок. О, будь ее воля, она бы для этого хорошенько расстаралась!
- Пойдете за мной, когда я подам знак, - шепнула Эсма под конец танца. - Мы спрячемся наверху. Надеюсь, Вы не имеете ничего против чулана? Но сначала нужно выдворить солдат. Они здесь повсюду.
Сказав это, она расхохоталась и устремилась прочь, выскользнув из объятий партнера. Следующий танец Эсма намеревалась подарить лорду-регенту. Как успел заметить Корво, игра в Тяни-Толкай была любимой забавой леди Бойл.

Отредактировано Корво Аттано (2014-05-30 01:59:39)

+1

8

Временами Берроузу хотелось узнать, что творилось в голове у этой женщины. Но он довольно быстро отвергал эту идею, так как прекрасно понимал, что хаос мыслей все равно будет не читаем.
Она вела себя вызывающе. Кричаще. В каждом ее движении был надрыв, как будто страсти, кипящие в ней, хотели вырваться наружу. Скорее всего, так и есть.
Слишком много внимания. И то, что она, закончив танец с незнакомцем (не забыть выяснить, кто он такой), вновь подошла к нему, бесцеремонно забирая кавалера у сестры, было лишним. Все уговоры – забылись. Если кто-то в зале после этого спектакля еще сомневался в том, где здесь лорд-регент, он был полным идиотом.
Хайрем крепко сжал ее руку. Танец начался. У них было около трех минут, чтобы высказать друг другу все, что накипело.
- Я не понимаю, чего ты добиваешься, Эсма. Твое поведение как минимум – глупо. Максимум – опасно. Так хочется скомпрометировать нас обоих? Тогда зачем было скрывать отношения столько лет?
Маска леди Бойл оставалась все такой же непроницаемой, но Берроуз чувствовал на себе испепеляющий взгляд и жар ее ненависти.
- Разве нам есть что терять? Я буду вести себя ровно так, как захочу. Ты не смеешь мне указывать.
- Не смею? Так давай, вперед. Устрой здесь настоящую оргию с собой в главной роли. С удовольствием на это посмотрю.
Никто, кроме леди Бойл, не мог настолько быстро вывести его из себя. Парой фраз, одним непокорным взглядом. Казалось, она не успокоится до тех пор, пока не сведет его в могилу.
Эсма смеялась. Смех ее, холодный, переливчатый, был прекрасен, но имел остроту кинжала, входящего в самое сердце.
- Не ожидала, что тебе захочется такого разнообразия. Но я подумаю. Ведь желания лорда-регента закон, не так ли?
- Перестань. Подумай о последствиях. Включи уже голову, Эсма. Я прощу тебе что угодно, но пожалуйста – хватит этих спектаклей.
Тяжело было не сорваться на крик. Но данный разговор должен оставаться только между ними.
- Простишь. Но думаешь ли ты о том, прощу ли тебя я?
Танец заканчивался. Музыка сошла на нет. Непокорная женщина выскользнула из его рук, и он не мог ее остановить. Ярость собственного бессилия застилала глаза. Но следовать за ней Хайрем не стал. Иначе она доведет все до публичного скандала. Поданный одним из официантов стакан с виски оказался как нельзя кстати.
От надежды на благоразумие Эсмы не осталось и следа.

+1

9

На самом деле лорд-регент еще не знал, что такое спектакли, и на что способна женщина, крайне рассерженная на него.
- Мне нужно кое-что, - сказала Эсма, улучив момент, чтобы поговорить с Лидией. - Где ключ?
Старшая из трех леди Бойл сегодня вела себя на удивление благоразумно.
- Да что с тобой творится? - спросила она, глядя, как волнуется Эсма. - Ты сама не своя.
Прильнув к уху старшей, средняя шепотом изложила ей просьбу. Та понимающе кивнула. Что ж, теперь в несносности будут упрекать не только ее. Похоже, Эсма вознамерилась испортить вечер всем близким. И в особенности, лорду-регенту.
Интересно, что бы сказал Берроуз, узнав, что и лорд Брисби, давний воздыхатель леди Бойл, тут как тут?
Корво, к тому времени окончивший беседу с оскорбленным влюбленным, ожидал, что увидит женщину в красном. Однако к нему подошла ее сестра. Та, которая обещала свидание в чулане, мило беседовала с двумя офицерами. Третий отправился за бокалом вина.
К середине вечера лорд-защитник был вынужден мысленно признать, что порядком запутался в этом маскараде. Бриcби хотел заполучить Эсму, которой намеревался завладеть раз и навсегда. Корво этот вариант устраивал, поскольку дружок Пендлтона обещал идеальное исчезновение и конфиденциальность. Только в полутьме чулана, слабо освещенного крысиным фонарем, Аттано понял суть затеи, когда женщина в черном обнажила плечи.
То, что сказал ей серконец в следующий момент, заставило леди Бойл испуганно вздрогнуть...
Тимоти Брисби был трусоват, поэтому с облегчением в сердце отметил отсутствие охраны. Когда Корво бережно передал ему на руки оглушенную леди Бойл, аристократ с сомнением поглядел на серконца:
- Но это же Лидия!
Корво покачал головой, снимая с женщины маску. Так Эсма Бойл угодила в собственную ловушку.

Отредактировано Корво Аттано (2014-05-30 12:34:05)

+1

10

Что-то менялось. Быстро, скоротечно. Эсма опять куда-то пропала. Потом вернулась, как ни в чем не бывало. Начала играть новую партию – стараться его не замечать. А может быть, и не стараться. Судя по оживленной беседе, пронзительный взгляд  лорда-регента не был особой проблемой.
Берроуз пригласил еще пару дам на танцы, обстановка не менялась. Офицеры указывали на то, что все находится под контролем.
Невнимание Эсмы начало раздражать.
Наконец, не выдержав, Хайрем направился к леди Бойл в красном. Бесцеремонно вклинившись в беседу, он смерил ее негодующим взглядом. Вот только голос – не тот. Тембр, речевые обороты. Не та сестра. Кажется, это Лидия.
Дождавшись окончания беседы, Берроуз утянул женщину за собой, больно сжав ее руку.
- Где Эсма? Что вы задумали?
Голос его, жесткий, напористый, давал понять, что всякие игры закончены. И на вопрос следует ответить скоро и по существу.
- Она ушла наверх. С тем человеком, с которым танцевала первый танец.
- Значит – так? И давно вы все это спланировали? Хотели обвести меня вокруг пальца?
- Нет. Просто…
Хайрем не стал ничего выслушивать. Подал знак паре своих людей. Оторвавшись от разговоров, они пошли наверх вместе с лордом-регентом.
Конечно, в чулане уже никого не было. Только неуловимый аромат духов Эсмы, который еще не успел выветриться из закрытого помещения.
- Проверить все посты. Найдите ее.
Гнев переполнял его. И не находил никакого выхода. Спускаться вниз теперь было губительно. Не хотелось, чтобы публика видела его в таком состоянии.
Сняв душную маску, Берроуз вышел на балкон в спальне Эсмы и стал быстро ходить из стороны в сторону. Только бы ее нашли. Только бы ничего не случилось.
Забытые до этого опасения стали реальными и весьма угрожающими. Но надежда все еще была с ним. Эсму найдут.

+1

11

Похоже, что лорд Брисби был вне себя от счастья. К тому времени, когда стража спустилась вниз, моторная лодка отчалила. Гостя, удалившегося рано, не провожал никто. Люди лорда-регента, обязанные следить за водным "черным ходом", были оглушены.
Женщину, которая находилась без сознания, заботливо спрятали под покрывалом. Брисби на всех парах мчался к своей мечте. Всю оставшуюся жизнь леди Бойл предстояло провести с ним наедине, упрятанной в тайном убежище, фактически взаперти. Корво не хотел думать о том, какие фантазии роились в больной голове обиженного аристократа и мало верил в заверения о любви. Брисби принадлежал к тому сорту людей, которые крепко держали то, что поймали. Серконец знал, что Эсма привыкнет, как он привык к одиночной камере в Колдридж, и с облегчением вздохнет, когда узнает, что впоследствии сталось с ее обожаемым стариком.
Аттано же оставалось лишь последовать за Брисби. Не на лодке, а вплавь, чтобы найти Самуэля, который пришвартовался там, где не было постов. Периодически Корво нырял в затхлую воду, чтобы не попасться на глаза толлбоям. Стражи на ходулях рыскали вдоль берега реки.
Мысль о том, какая шумиха поднимется тогда, когда лорд-регент поймет, что упустил похитителя, вызвала усмешку. Серконец жалел, что не сможет увидеть лицо Берроуза, когда его люди покажут ему золотой медальон. Тот самый, что лорд-регент когда-то оставил в его камере в Колдридж. Изображенная на миниатюре Эсма Бойл была чудо как хороша.

+1

12

Ожидание было изматывающим. Судя по тому, как текло время и засуетилась стража во дворе, можно было забыть о положительном исходе дела. Что случилось с Эсмой? Мысли о самом страшном не давали Берроузу никакого покоя, заставляя метаться из стороны в сторону. Нигде не было ему места, раздражало абсолютно все. И затхлый запах недалекого канала, и веселых смех, идущий из сада, где уединилось несколько парочек.
Как они могут так беззаботно веселиться, когда в этом доме скорее всего произошла страшная трагедия?
Наконец, на балкон вышел растерянный офицер. Он тоже снял маску. И, судя по его лицу, тревога ложной не была.
- Лорд-регент, стража в подвале была оглушена мы… не нашли леди Эсму. И еще нескольких гостей. Только это.
Он разжал руку. В ней покоился красивый медальон. Золотой, с широкой цепочкой. Слишком хорошо знакомый Хайрему. Раскрытый, он хранил в себе чудный портрет леди Бойл.
Глаза Берроуза расширились. Его затрясло. Кровь отхлынула от лица. Он забрал вещь у офицера, вглядываясь в знакомые черты, не желая верить во все произошедшее. Молчание длилось где-то с минуту. Лорд-регент замер, с трудом воспринимая полученную информацию.
- Продолжайте искать. Обшарьте канал. Каждый угол. Каждый закуток. Я уезжаю.
Корво Аттано. Послания красноречивее оставить было нельзя. Это тот самый медальон, который он оставил ему в Колдридже, поддавшись сиюминутному порыву жалости к этому человеку. Кажется, этот порыв сгубил его девочку. Нужно было убить серконца,  а не играть в высокие чувства.
Но теперь было слишком поздно. И вина за исчезновение леди Бойл лежит на нем.
Подымать шум он не хотел. Иначе все станет слишком очевидным. Находиться здесь, в этом доме, в котором они провели столько часов вместе, тоже не мог. Отчаянно хотелось вернуться под своды башни и остаться в одиночестве. Берроуз раздал нужные указания офицерам. Дождаться окончания бала, рассказать о произошедшем хозяйкам. Продолжить поиски. Завтра утром явиться с рапортом о происшествии.
Только любимую женщину это не вернет. Берроуз чувствовал это нестерпимо заболевшим сердцем.
Проходя через спальню Эсмы, Хайрем остановился у трюмо. На нем лежал шелковый шарф, в спешке забытый любимой. Он все еще хранил на себе ее запах. Забрав его с собой, Берроуз надел маску и, спустившись вниз, уехал в башню Дануолла, никому ничего не говоря.

Кабинет лорда-регента продолжал оставаться неизменным. Дорога далась ему тяжело. Сильно болела спина и начали неметь руки. Но Берроуз держал себя в руках и только отослав всех слуг и пприказав не беспокоить его до утра, смог дать волю чувствам.
Корво Аттано. Это он забрал его леди. Его невесту. Он же похитил Соколова. Он же убил Кемпбелла, выкрал Эмили. Сомнений более не было. Этот по недоразумению выживший человек был причиной всех его бед. Был тем, кто выбивал землю из под ног и медленно тащил его на дно. Месть. Кровавая серконская месть.
Ненависть переполняла его. Амулет, висевший теперь на шее, доставлял почти физический дискомфорт. Хайрем молотил кулаками о стену, пока не сбил в кровь костяшки, пока не осталось никаких сил, пока пронизывающая боль в спине стала невыносимой. Потом стало тяжело дышать. Следующая волна слабости заставила его рухнуть на пол. Лежа на спине, Берроуз смотрел на потолок и проклинал Корво Аттано, обещая неведомой Бездне утащить его за собой в могилу. Потому что смысла в жизни теперь не было.
К чему вся эта власть, когда та, единственная, теперь не с ним? К чему все это? Да будь проклят этот город, эта страна, если с ним нет ее, его Эсмы!
Лорд-регент задыхался. С трудом, он дополз до стены и облокотился о нее. Стало легче. Конечно, следовало позвать врача, но он не хотел, чтобы его видели в таком состоянии. Чтобы кто-то знал о том, сколько боли ему причинили и как дорога ему была Леди Бойл.
Левую руку начало сводит судорогами, но он все еще был жив. Боль его не покидала. Оставалось только терпеть и сходить с ума от ярости и бессилия. Если серконец хотел причинить ему наибольшие страдания, цель была достигнута.
Через несколько часов боль начала уходить, как и онемение правой руки. Левая слушалась плохо. Два пальца вовсе не хотели шевелиться. Это и есть его плата за утраченную любовь?
С трудом поднявшись на ноги, Хайрем вышел на балкон. Светало. Город внизу не знал, что тот, кто все еще правил им, потерял самое дорогое, что было у него на этой бренной земле.
От свежего воздуха стало легче. Берроуз смог самостоятельно дойти до спальни и повалися на кровать, не раздеваясь, сжимая в руке легкий шарф Эсмы Бойл.
Через несколько часов он проснется, позовет врача, выполнит все рекомендации и сядет за работу. Хотя смысл происходящего был навсегда потерян, но сдаваться он не спешил. По крайней мере, шанс унести за собой в могилу всех врагов все еще был реальным.

+1


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Пир во время чумы. 1837 год, 21 день месяца тепла


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC