Дануолл. Пир во время чумы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Целебный яд змеи. 1837 год, 16 день месяца тепла


Целебный яд змеи. 1837 год, 16 день месяца тепла

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

1. Название: Целебный яд змеи
2. Дата: 16 день месяца тепла, 1837 год.
3. Место: дом Эштона Вэллисмита
4. Действующие лица: Корво Аттано, Эштон Вэллисмит
5. Краткое описание: Второй секретарь, идущий на поправку после попытки отравления, принимает у себя нового гостя, которому весьма рад.

0

2

Тихий, спокойный вечер, переходящий в темную ночь. Облачно. Луны не видно, но ветер продолжает быть теплым, врываясь в комнату через  распахнутое настежь окно. Он приятно холодит горячую от все еще не спавшего жара кожу, давая временное облегчение.
Несмотря на рекомендации врача, Эштон не лежал в постели, а сидел за письменным столом, заполняя отчеты, перебирая документы, заботливо принесенные третьим секретарем, который жил по соседству. Другого выхода у него не было. Берроуз посчитал, что Вэллисмит сам виноват в том, что чуть не погиб, и этот факт не является оправданием для отлынивания от работы.
Голова кружилась, но мысли были на удивление ясными. Эштон шел на поправку под неустанной заботой слуг. Еще полчаса – и все будет готово. Разложенная кровать манила к себе видом взбитых подушек и теплого одеяла. Но для начала нужно закончить работу, иначе Берроуз заставит его тащиться в башню, пусть и ползком.
Напротив стояло зеркало, но парень избегал взгляда на свое отражение. Болезнь сильно исказила его внешность. Черные круги под глазами, болезненный цвет кожи, слишком очерченные скулы. Казалось, что он пережил десяток сложных лет за несколько дней. Не важно. Главное – выжил.
Вспомнился приход отца, который яростно допытывался до того, кто совершил покушение. Что это была за женщина и как с ней связан Эштон. Но тот молчал. Проще было уйти в себя, зная, что старший Вэллисмит не будет применять к единственному сыну своей многолетний опыт ведения допросов. В итоге старик плюнул и сказал, чтобы он разобрался во всем сам.
Он и разберется. Когда сможет хотя бы спуститься без чужой помощи по лестнице. Клонило в сон, но парень продолжал свой труд, стараясь не думать о подступающей к горлу тошноте. Удивительно тихий вечер.

Отредактировано Эштон Вэллисмит (2014-05-19 15:11:09)

+1

3

"Сколько звезд на небе, столько раз женщина обманет тебя" - говорили на Серконосе. Покушения следовало ожидать, хотя в глубине души Корво надеялся, что Мадлен не совершит эту ошибку. Он не успел настолько близко узнать куртизанку, чтобы сожалеть о ее потере. По сути, блондинка не сделала ничего, чтобы быть полезной, но уже доставила хлопот. И как бы ни грустила в последствии Эмили Колдуин, девица из "Золотой кошки" могла стать серьезной обузой.
Эштон или Мадлен? Аттано не хотел выбирать. Однако женщина решила все сама и не стала осторожничать. То ли Мадлен хотела отправиться на тот свет следом за Хантом, то ли жажда мести застила ей глаза... Так или иначе, нарушенный договор оставался нарушенным договором, а Вэллисмит, похоже, попал на крючок. Оба теперь были не просто неудобны, но и крайне нежелательны.
Корво не хотел убивать Эштона. Тем более, в спину. Второй секретарь оказался наивным малым, и серконец был кое-чем обязан ему. Следовало объясниться, хотя Аттано брал на себя роль воспитателя только в одном случае - когда дело касалось наследницы престола.
- Примерный семьянин. Отец троих детей. Чуть не отравлен куртизанкой, - прозвучало вместо приветствия у второго секретаря за спиной. Это был пассаж, достойный авантюрных комедий. Навроде "Принца из Тивии" и прочих завуалированных скабрезностей, которые в Дануолле были популярны до начала чумы.
При проникновении в дом Аттано пришлось оглушить парочку слуг. Голова у бедолаг будет болеть не меньше, чем у их хозяина. Мысленно серконец возблагодарил строителей этого особняка за широкий и удобный воздуховод.

Отредактировано Корво Аттано (2014-05-19 16:02:48)

+2

4

Блаженная тишина была нарушена самым удивительным образом.
Эштон мог ожидать голоса со стороны окна, двери. Даже зеркала. Но никак не из-за спины, за которой проходов не было.
Он буквально подпрыгнул на месте. Рука непроизвольно схватилась за лежащий на столе пистолет. Действие было абсолютно бессмысленным. Если бы его хотели убить, оружие его спасти не успевало.
Сердце бешено заколотилось. Только через несколько секунд он узнал голос серконца и убрал руку от пистолета, быстро поднимая лист, на котором образовалась большая клякса, чтобы она не растеклась на другие документы.
- И вам доброго вечера, Корво. Рад, что вы меня навестили. Ваше появление, вне всяких сомнений, очень эффектно. Но право слово, зачем так меня пугать?
Большая часть работы была спасена. Но эту страницу придется целиком переписывать. Скомкав лист, Эштон швырнул его в корзину для бумаг и обернулся к Корво, ожидая увидеть его маску.
- Да, я очень глупо попался на женские чары. Но, честно говоря, вовсе не в обиде на совершившую это преступление леди. Значит, должен был получить этот урок. Могу ли я спросить, откуда такая осведомленность? За моим домом следят? Даже в горячке не было названо никакой информации о куртизанке.
Голос Вэллисмита был очень усталым. Но по глазам было видно, что видеть Аттано он рад. И опять получился плохим хозяином. Не встретил гостя как положено.

0

5

Похоже, Эштон "проголодался" настолько, что начал путать женщин благородных и потаскух. И это было еще более забавно. Мадлен на леди никак не походила, и не потому, что была представительницей древнейшей профессии, а потому что благородства в ней было ровно столько, сколько у уличной кошки, которая только и знала, что воровать рыбу и шипеть на котов.
- Ты не умеешь ходить по воздуху. Она тоже, - пожал плечами Аттано. Если Эштон думал, что незаметен при всех своих смелых рывках, то он очень сильно заблуждался. И не обязательно было говорить.
Хорошо, что до Вэллисмита еще не добрался Мартин или Пендлтон. Хотя, последний, скорее всего, просто делал вид, что ничего не знает, и это было паршивее всего, потому что Корво не мог с точностью сказать, что замышляет этот неврастеник, не расстающийся с виски и привязанностью к одной из сестер Бойл.
Передвигаясь по периметру комнаты, Корво погасил лампы одну за другой. Последней была та, что стояла на столе Эштона.
- Не меня надо бояться, - сказал Аттано шепотом. - Слепоты.

Отредактировано Корво Аттано (2014-05-19 17:46:57)

+1

6

- Нет, не умею. Но если кто-то следил за мной, он вышел бы и на моего отца. А он точно заметит нежелательное внимание и меня предупредит. Вы – исключение. Но я с трудом представляю, как можно защититься от ваших умений.
Эштон недоуменно посмотрел на то, как Корво гасит свет в комнате. Конспирация? Вполне возможно. Но если за окнами сейчас кто-то следил, он уже стал свидетелем весьма захватывающей сцены появления серконца. Возможно, со стороны это выглядело даже комично. Но Вэллисмиту было далеко не до смеха.
В комнате стало темно. Учитывая отсутствие луны, открытое окно не спасало. Оставалось положиться на слух и обоняние. Второе пока роли не играло.
- Уверен, что вы навестили меня не для того, чтобы пожурить за то, что я ослеп из-за чувств, ранее мной не испытываемых.
Подниматься из кресла Эштон не спешил. Ходил он все еще с трудом, слабость была сильна. Подавив желание вжаться в стенку, он на ощупь убрал перо в чернильницу и достал сигарету, прикуривая. Теперь хоть какой-то свет был. Пусть и призрачный, едва различимый. Но стало многим спокойнее. Ко всему, никотин подавлял тошноту. Опозориться перед лордом-защитником таким постыдным образом парень не хотел.

+2

7

- Журить будет другой, - отозвался Аттано, устраиваясь спиной к окну, сплетая на груди руки.
Он не обладал столь странной тягой к поучениям, которой был одержим Берроуз. Это от лорда-регента Эштон мог ожидать долгих, изнурительных выволочек и бессмысленных прокламаций. Лорду-защитнику, находившемуся теперь вне закона, все это было ни к чему. Клинок и сила рук были куда как надежнее всех слов вместе взятых.
- Мадлен любимая птичка Ханта, - пояснил Корво все тем же отстраненным, бесцветным тоном. - Он лапал принцессу, а она носила ей пироги.
Сейчас лорд-защитник не подбирал выражений и не скрывал своего отношения ко всему этому змеиному клубку. В отверженности есть один неоспоримый плюс. Можно не прятать своих политических и личных предпочтений, не нужно кланяться псам и нет необходимости утаивать неприязнь.
- Я обменял ее сотрудничество на твое имя, - пояснил лорд-защитник чуть позже. - Она обещала не причинять вреда, но... - серконец издал уже привычный сухой смешок, - слово сдержать не смогла.

Отредактировано Корво Аттано (2014-05-19 19:02:24)

+3

8

Темнота все же очень обманчивая штука. Кажется, что никто тебя не видит. Можно расслабиться, не держать лицо. Делать все, что хочешь из не создающих лишних звуков вещей. Но Эштон был уверен, что линзы, скрывающие глаза Корво, имеют за собой некоторые свойства. А если не они – мог же Чужой дать своему избраннику возможность видеть во тьме?
Поэтому он принял отстраненное выражение лица, откидываясь в кресло и куря, изредка подсвечивая лицо тлеющей сигаретой. Вэллисмит слушал внимательно, почти жадно. Бровь взлетела при последних словах Корво. Он вздохнул и покачал головой.
- Тогда понятно, почему она на это пошла. Смелая женщина. Она мне нравится. И не думаю, что Мадлен была в курсе всех поступков Ханта. Верю, что ее отношение к Эмили могло нести за собой искренность.
Призрачный силуэт напротив окна. Аттано едва угадывался в неясных тенях. Снова. Почему этот человек так не любит свет? Отринул его сам, или же считает, что его свергли во тьму?
- Интересно, когда вы давали ей мое имя, вы предполагали дальнейшие события? И кого проверяли? Обоих? Впрочем, теперь это не имеет никакого значения.
Еще неделю назад – имело бы. Но побывав на грани смерти, Вэллисмит хорошо пересмотрел свои взгляды на жизнь.
- Я пойду к ней, как только смогу нормально ходить. Хочу увидеть ее глаза, которые так умело лгали мне, наблюдая за тем, как яд проникает в мое тело. Знаете, удивительно – но она облегчила мне душу. После всего этого совесть окончательно перестала мучить меня и надеюсь, что никогда не вернется впредь.
Эштон усмехнулся, закуривая вторую сигарету. Нет, определенно странный разговор. И что хочет от него Корво – он не понимал.

+1

9

- Ты дурак, если думаешь, что твое "она мне нравится" решает все. И дважды дурак, если надеешься, что я позволю такие риски.
В абсолютной темноте раздался щелчок механизма. Для того, чтобы натянуть тетиву арбалета, нужно было всего лишь дернуть рычаг. Темнота не была помехой для Аттано, ибо серконец прекрасно ориентировался на звук.
Когда-то давно Вэллисмит уверял Корво, что причиной молчания стало благополучие его семьи. И если довод про любимую жену и желание сохранить жизни, лорд-защитник понять мог, то никогда бы не позволил менять жизнь будущей императрицы на пару поцелуев, которые Эштон урвал у девки из престижного борделя. Кто бы мог подумать, что второй секретарь проколется именно так и окажется союзником весьма ненадежным.

Отредактировано Корво Аттано (2014-05-19 22:32:45)

+1

10

- Вы хотите ее убить? За то, что она не сдержала обещание?
Эштон потушил сигарету. В пепельнице на миг возник вихрь из горящих еще частичек листьев, почти моментально погасший. Щелчка Вэллисмит скорее всего не слышал. Но он и так прекрасно понимал, что находится сейчас одновременно и в самом безопасном, и самом опасном месте в Дануолле. Корво был великолепным бойцом. Понятно, что второй секретарь ему никакой не соперник. Встречаться с Аттано – значит доверить ему свою жизнь. И знать, что смерть может наступить в любой момент.
Возможно, и сейчас он находится на волосок от гибели. Впрочем, на душе было удивительно спокойно. Наверное, это болезнь, которая решила его остатков здравого рассудка.
- Это ваше право. Я не в силах что-либо изменить. Но хочу продолжить делать все, что возможно, для установления власти Императрицы. Только скажите что.
Он закурил вторую. Не вовремя, совсем не вовремя происходит этот разговор. Еще бы пара дней, чтобы окончательно прийти в себя. Здесь же ему приходится ориентироваться в весьма смущенном происходящими событиями сознании.

+1

11

- Нужно окончательно сойти с ума, чтобы хотеть убивать, - глухо ответил Корво. - Так что в данном случае точнее сказать "придется".
В отличие от недавно почившего Ханта, Корво не испытывал удовольствия от того, что совершал. В его действиях не было азарта, которым сопровождались истязания, коими несколько долгих месяцев его потчевали тюремщики. Но Аттано не испытывал отвращения к собственным поступкам и не мучился угрызениями совести, ибо куда сильнее была мысль о том, что все это делается ради установления справедливости и будущего Эмили.
- Скажи, чью ты шкуру сейчас спасаешь, свою или Мадлен?
Ему было странно, что Эштон не понимает очевидных вещей. Вся эта постельная возня, игры в переодевание и шпионов, конспирацию и отравления, могли привлечь внимание, совсем не нужное в таких вещах. И если Вэллисмит был готов легко размениваться собой и другими, увидев очередную девку, то Корво такие щедрые жесты не одобрял.
Накинув петлю предохранителя, он подошел к Вэллисмиту вплотную. Положил руку на плечо, крепко сжав пальцы.
- Что ты сделал для императрицы, Эштон? - серконец наклонился к самому уху секретаря. Так, что тот мог слышать его дыхание. - Позволил напоить себя отравой? Что ты сделаешь в следующий раз? Разрешишь всадить тебе в бок перо? Кто еще придет к тебе так легко и сможет сделать все, что захочет? Кому ты расскажешь о том, с кем говоришь и как я могу верить тебе?

+1

12

- Я пытаюсь спасти обе шкуры, Корво. Хотя прекрасно понимаю все риски. И то, что вы можете меня убить. И ее. Эта череда случайностей имеет огромные последствия.
Эштон едва заметно пожал плечами. Хотел он или нет, а обстановка накалялась, сердце стало биться чаще. На лбу выступила холодная испарина. Липкий страх преодолевался с большим трудом, но все же поддавался на волевые импульсы, отступая.
Приближение Аттано заставило его замереть на месте. Прикосновение к плечу – ощутить нестерпимый холод, идущий изнутри, не смотря на жар. Крайне тяжелая ситуация. И думать надо быстро, не смотря на физическое состояние.
- Да, это было глупо и опрометчиво с моей стороны. Но я уверен, что подобное не повторится. Особенно говоря о физической угрозе. После такого случая развивается здоровая паранойя, не знаю уж, во что она выльется потом. И прошу заметить, что даже в горячке я не выдал и слова какой-либо информации. Для Императрицы я готов пойти на все. Как и был готов для этого.
В общем-то – правда, чистая правда. Да, у Корво была причина сомневаться в его благонадежности. Но, черт возьми, это была череда невероятных совпадений, которые и привели к такому исходу! Если бы он тогда попал не к Мадлен, а к любой другой куртизанке, всего этого не произошло бы.

+1

13

- Убить... - усмехнулся Аттано. - Мертвецы хорошо молчат. Но они бесполезны и уже никогда ничего не поймут.
Ослабив хватку, серконец похлопал Эштона по плечу так, как если бы тот был его сыном или младшим братом. Арбалет так и не был разряжен, лорд-защитник не торопился пускать его в ход.
- Ты много говоришь, - заметил Корво чуть погодя. - Слишком суетишься.
Вэллисмит постоянно повторял о готовности, но еще не знал, что такое жертвовать. И, даже единожды став орудием воздаяния, еще слабо представлял, что такое эта пресловутая "готовность". Чтобы быть по-настоящему готовым, нужно забыть себя. Вычеркнуть почти полностью, превратиться в движение и слух, стать тенью за спиной одного единственного человека, который и есть смысл всей оставшейся жизни.
Когда-то бывший королевский защитник, глядя на только что коронованную Джессамину, сказал Аттано "Береги ее", и серконец берег свою императрицу долгие годы. Потому что был должен и потому что любил. Возможно, именно это следовало понять Эштону. Возможно, потом, когда кончится эта безднова свистопляска, он сможет по-другому взглянуть на все и понять, что Корво попросту не мог рисковать благополучием Эмили, ведь одного единственного упущения хватило с лихвой.

+1

14

Руку с его плеча убрали. И даже похлопали. Но легче от этого не становилось. Ситуация продолжала быть жутковатой. В какой-то момент Эштону даже показалось, что он спит. В той самой уютной кровати, что притягивала взгляд десять минут назад. И видит странный, мало похожий на реальность сон. Только вот проснуться не получалось.
- Да, наверное, слишком много. Но я чужовски напуган. Страх часто порождает странные реакции на окружающие события.
Чаще всего он спасителен. Как бы в легендах не воспевалась храбрость бравых героев, но чаще всего тот, кто здраво оценивает свои силы, остается в живых и здравствует. Или же придумывает хитроумные варианты для выживания, руководствуясь животным ужасом. Храбрецы же гибнут первыми.
- Что я должен понять, Корво?
Возможно, в воспаленном его сознании действительно было потеряно что-то важное, что-то, что должно дать ключ к выходу из этой ситуации?

+1

15

- Что это не спектакль, в котором все "понарошку" и мертвецы оживают за кулисами, - голос Аттано звучал устало и задумчиво.
Сейчас они с Вэллисмитом были похожи на случайных попутчиков, один из которых долго и упорно волочил за собой тяжкий груз.
- Не приключение, которого так жаждут люди вроде тебя. Не авантюра, из коей можно выйти лишь немного потрепанным. Это не игра, - сказал лорд-защитник наконец. И, помолчав, добавил: - Каждый шаг имеет гораздо более громкое эхо, чем ты можешь себе представить.
Корво понимал, что эти слова звучали как ничего не значащее нравоучение. Но если бы секретарь имел возможность видеть всю цепь событий так, как видел ее Аттано, он бы понял, что серконец не склонен преувеличивать и уж тем более не лжет. Те подробности, которые рассказывало Сердце, делали картину чумного Дануолла еще более пугающей, но Корво знал - нет слабых и сильных сторон. Есть те, которые можно использовать и те, которые - нет.
- Если лорд-регент докопается до Мадлен, она потащит на дно и тебя. Это только вопрос времени. Ведь первым делом проверяются сердечные связи. Если ты угодишь в Колдридж, они выбьют из тебя то, что им нужно. Достаточно будет привезти сюда твою жену и детей. И ты снова будешь готов сделать все необходимое. Только не для Эмили. В отличие от меня, тебе есть, что терять. Ты еще не умирал, Эштон.
Неудачное отравление Корво в расчет не брал. "Смерть", о которой он говорил секретарю, еще не касалась Вэллисмита. Пока этому мальчишке везло. Никто не топтал грязным сапогом последнюю память о любимом человеке. Никто не отнимал у него на глазах ту, которую он любил. Никто не наказывал его абсолютной, неотвратимой беспомощностью.

Отредактировано Корво Аттано (2014-05-20 13:02:31)

+1

16

Вот теперь Эштон действительно понял. Аттано разжевал ему то, что никак не могло пробиться в сбитый с толка разум.
В этот момент он почувствовал себя глупым. Очень глупым и не осторожным человеком. Ко всему, стыдился того, что с самого начала не провел подобную логическую цепочку и чуть не подвел серконца. Щеки его раскраснелись, он досадливо убрал руки под стол, потушив сигарету. Сколь многое прошло мимо него. Таким образом действительно было немудрено попасть в Колдридж. А одна мысль о том, что сделает Берроуз с ним и его семьей, когда вытащит всю необходимую информацию, заставила до боли сжать руки в кулаки.
- Вы… правы, Корво. Это действительно слишком опасно. И меня есть чем держать и заставить ответить на все вопросы. Вы правы. Простите мне мою недальновидность. Это пагубное влияние яда, который никак не хочет покинуть мое тело.
Глупо, невероятно глупо. Каждый раз, когда Эштон сталкивался с чувствами, то замечал, насколько слабыми и мягкими они делают людей. Не только на своем примере. Но и на примере отца и многих других. Только потеряв все, можно получить ту самую неуязвимость. Или слепо веря в то, что является для тебя куда большей ценностью, чем близкие люди. Но, в таком случае, по-настоящему ты любишь только идею.  Или себя самого.
Разжав онемевшие пальцы, Вэллисмит посмотрел в темноту. Туда, где должен был стоять Корво.
- Я не хочу вас подводить.

+1

17

- Это не яд, - усмехнулся Корво.
Недальновидность, глупость, неопытность, горячность. Все, что угодно, но не яд. Вслух лорд-защитник давать определение не стал, полагая, что и так сказал достаточно. Эштон, несмотря на его рвение, так и оставался кем-то вроде тепличного растения, породистого и красивого животного, которое не имело ни малейшего представления о том, как устроен мир за пределами клетки.
Он думал, что готов к опасностям и может ввязаться в политическую интригу в любой момент. Надеялся выйти сухим из воды, тогда как факт его относительной безопасности объяснялся всего лишь невнимательностью Берроуза и невероятным везением. Если бы лорд-регент был поменьше занят леди Эсмой и стараниями удержать власть, он бы непременно обратил внимание на своего второго секретаря, и тогда бы Вэллисмиту оставалось всего лишь два шага до виселицы.
- Разберись с Мадлен сам, пока за тобой не пришли.

Отредактировано Корво Аттано (2014-05-20 19:55:56)

+1

18

- Может, и не яд. Сейчас я ни в чем не уверен. Потому что мой страх говорит сам за себя.
Эштон продолжал чувствовать себя весьма глупо. Корво сейчас объяснял ему очень простые вещи из разряда того, что солнце восходит на востоке а заходит на западе.
А он слушал его с открытым ртом, как маленький мальчик. Сейчас муху проглотит.
Следующие его слова заставили Эштона нервно схватиться за сигарету и опять закурить. Кажется, эта привычка теперь не уйдет от него никогда.
- Хорошо. Я разберусь с ней. Спасибо, что дали мне такую возможность, Корво. И постараюсь сделать так, чтобы за мной никто не пришел. Спасибо вам.
За терпение спасибо. За то, что на пальцах объяснил ошибки. И не убрал с дороги, как помеху, а дал возможность самому разобраться с этой женщиной.
Нужно будет хорошо обдумать план действий. И сделать так, чтобы за ним действительно никто не пришел.
- Когда Эсма Бойл выйдет из игры, не думаю, что Берроузу вообще будет до меня дело. А до этого времени я буду предельно осторожен. Хотя и после него – тоже.

+1

19

Будет Берроузу дело или нет, об этом можно судить только после. Да и как знать, что предпримет лорд-регент потом? Случается, что раненный пес стремится укусить всех вокруг и делает это как можно больнее.
Корво в который раз подумал о том, что Вэллисмит был чересчур самоуверен и вместе с тем в таких делах не смыслил ровным счетом ничего. Его, как щенка, хотелось взять за шкирку и хорошенько встряхнуть. Вот уж правду говорят, что с такими союзниками не надо и врагов. И стоило бы избавиться от секретаря лорда-регента, вписать его в список необходимых жертв... Однако Аттано опять предпочел не марать руки и объяснить этому великовозрастному дитяте, что тот не совсем здраво оценивает обстановку. Надеялся, что Веллисмит поймет, ибо, судя по некоторым данным, Эштон все-таки обладал умом и наблюдательностью. Значит, шанс был неплохой.
Только бы потом не пожалеть.
- Сделаешь, - отозвался Корво, перечеркивая его неуверенное "постараюсь". Никаких "если" и "может быть" не дано. На них просто не было ни времени, ни сил.
Аттано не знал, что Вэллисмит собирается сделать с Мадлен, но надеялся: секретарь сумеет договориться, и этих горе-любовников не придется сбрасывать в реку, после того как спину или голову каждого из них пробьет арбалетный болт. Мысли о том, что Эштон может сам убить женщину, Аттано не допускал. Все-таки этот парень не был похож на расчетливого душегуба. Хотя, чего только не сделаешь ради благополучия семьи...

+1

20

- Да, я сделаю. Обещаю.
Тяжело ему далось последнее слово, но все же нужно было его дать. Тогда у него не будет путей для отступления.
Легче от этого не становилось. Все та же гнетущая темнота и понимание того, что нужно действовать. И чем быстрее, тем лучше. Невзирая на физическое состояние. Времени отлеживаться у него не было.
Придется запихнуть себе в мягкое место собственную гордость и обратиться к единственному человеку, которому он действительно доверял и мог рассчитывать на бескорыстную помощь. Хорошо, что он у него вообще был. Иначе можно спокойно пускать пулю в лоб.
Убивать Мадлен Эштон не хотел. И не будет этого делать. Лишняя кровь никому не нужна. Эта девушка виновата и ответит за содеянное зло. Но и оставлять ее в борделе нельзя. Главное – не хочется.
Одна мысль о том, что куртизанка может быть с кем-то другим, вызвала чувство ревности. Недопустимо. Особенно сейчас. Давно пора научиться справляться с собственными эмоциями.
- От меня требуется что-то еще, Корво?

+1


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Целебный яд змеи. 1837 год, 16 день месяца тепла


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC