Дануолл. Пир во время чумы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Око за око, 13 день месяца тепла, 1837 год


Око за око, 13 день месяца тепла, 1837 год

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

1. Название: Око за око
2. Дата: 13 день месяца тепла, 1837 год.
3. Место: дом Эштона Вэллисмита
4. Действующие лица: Эштон Вэллисмит, Мадлен Бернацки
5. Краткое описание: Мадлен выясняет где живет Эштон и приходит к нему домой. Она хочет поговорить и завершить одно незаконченное дело.

0

2

Мадлен пришлось потрудиться, чтобы разыскать дом, в котором жил Эштон. На счастье, в ее комнате, на следующую ночь после разговора с Корво, оказался офицер тайной канцелярии, который знал Вэллисмита лично. Не был другом, просто работали вместе. Девушка опоила его и ласками да уговорами вынудила его назвать адрес. Это было не слишком трудно, практически в беспамятном состоянии мужчина готов ей выложить все, хоть государственную тайну. Правда номера дома он не назвал, но и улицы вполне было достаточно. На утро, естественно, бравый солдат совершенно ничего не помнил. На следующий день  Мадлен отправила на эту улицу пару беспризорников, пообещав для каждого по серебряной монете. И вечером мальчишки принесли ей хорошие вести – рассказали, в какой именно дом зашел Вэллисмит и в котором часу возвратился с работы.

Мадлен сидела на скамейке неподалеку от дома Эштона и ждала. Агент немного задержался, ладно хоть вообще пришел. Женщина прекрасно знала как работают сотрудники тайной службы: могу возвратиться поздней ночью или же провести все время до утра на дознании или в поисках преступников. Мадлен не надеялась увидеть его сегодня, но судьба улыбнулась женщине – Эштон вернулся домой.

Подождав еще полчаса, Мадлен поднялась со скамьи и направилась к дому Вэллисмита. Она помнила, что жены и детей быть не должно. Последнее время Эштон жил один – он сам об этом говорил. Но у него, как и у всякого аристократа, наверняка, должны быть слуги. Впрочем, последнее не было для Бернацки помехой.
Она позвонила в дверь, не торопясь снимать с головы капюшона. Она выглядела сегодня немного иначе, чем обычно. Неброский макияж, такой же костюм и серый плащ на плечах. Если кто-то увидит, навряд ли узнает издалека.

+1

3

Очередной рабочий день.
Стопки бумаг. Перебрать одну за одной, сделать необходимые выписки. Рассортировать, подшить, отнести Берроузу. Перемолвится парой слов с коллегами, узнать последние новости. Все как всегда. Кому-то что-то надо, а кому-то должен и он. Разрешить все вопросы. Структурировать, систематизировать. Навести порядок и в делах, и в собственной голове.
Ведь все не так и плохо.
Сегодня Вэллисмит был отпущен лордом-регентом на удивление рано. То ли у него были какие-то свои дела, то ли просто намозолил глаза, но домой он пришел сразу же после того, как солнце зашло за небосвод.
Дом. Любимый дом. Тихий, спокойный. С улыбчивыми, довольными жизнью у добрых хозяев слугами. Теплый, гостеприимный. С многочисленными семейными портретами на стенах. Вот его пра-пра-прадед, а вот бабка. А вот они все вместе со своими детьми. Был здесь и его потрет в юном возрасте. Вместе с матерью. Оба – удивительно красивые, довольные, счастливые.
Эти времена не вернутся уже никогда.
Умыться, переодеться, привести себя в порядок перед ужином. Конечно, теперь он не обязан ничего этого делать, так как никто за его манерами не следит. Но они успокаивали. Эти заученные, привычные действия давали мимолетное ощущение той, другой, ничем не омраченной жизни.
Стука в дверь Эштон, конечно же, не слышал. А вот Марта, молодая служанка, была недалеко от двери и ее открыла, улыбнувшись незнакомой женщине, которая пришла к их дому в столь поздний час.
- Вы к молодому хозяину?
К Вэллисмиту, как и к прочим сотрудникам тайной службы приходили довольно часто. Об этом знали все слуги. Старожилы даже помнили те времена, когда старший Эштон принимал у себя до пятнадцати посыльных за одну ночь. Так что удивления на лице девушки не было.

+1

4

- Да, я к господину Вэллисмиту. Если можно, - Мадлен приветливо улыбнулась. Девушка выглядела немного растерянно, говорила тихо и неуверенно. Глаза в пол, как полагается благочестивой женщине. Ее внешний вид, был вполне респектабелен, и заподозрить ее в недостойном роде деятельности было невозможно.
- Я ненадолго, очень нужно, - куртизанка виновато потупила взгляд и вошла в дом. Служанка более не стала ни о чем расспрашивать гостью, лишь кивнула и помогла ей раздеться. Очевидно, такие вот визиты были делом вполне обыденным. Помнится, Уильям никого вот так не принимал у себя дома. Но его работа была сосредоточена в основном на улицах города. Видимо Эштон был кем-то вроде канцелярской крысы. Тогда было понятно, почему его так мучила совесть. Мадлен было очень интересно, как Эштон чувствует себя сейчас.
Последние два дня она разрывалась между желанием отомстить и забыть все, приняв как данность. Впрочем, в итоге, одно другому не помешало. Она смирилась с потерей. Не дура, все прекрасно поняла. Почти точно так же она поступила десять лет назад, отравив отчима, который поднял на сестру руку. Зло должно быть и будет наказано! Только это не умоляло вины Эштона. По крайней мере, не для Мадлен. Все же Уилл был ей не безразличен. И, кроме того, ей не давала покоя мысль, что она утешала Вэллисмита после случившегося. Уильма еще даже не успели предать земле. Это было похоже на предательство. И именно эта мысль безостановочно свербела у нее в голове. Она предала!
А еще она предала обещание Корво. Но об этом не думала. Слишком много других мыслей было в голове.
На лестнице послышались шаги, и Мадлен подняла глаза. Это был Эштон.
- Тут к вам пришли, милорд, - сказала служанка. Мадлен промолчала. Только улыбнулась, словно рада была видеть его.

+1

5

Служанка явно не заподозрила ничего дурного и пропустила девушку в дом.
Эштон как раз спускался по лестнице к ужину, оправляя манжеты на домашнем наряде и никак не ожидал увидеть перед собой Мадлен.
Глаза его расширились, он приятно улыбнулся, сразу же выпрямляясь во весь свой немаленький рост. Рана все еще болела, но начала заживать. Можно было позволить себе такую роскошь. Особенно при даме.
- Марта, спасибо, что проводила леди. Принеси, пожалуйста, еще один набор столовых приборов. Думаю, дама не откажется со мной отужинать.
Подойдя к Мадлен, он взял ее руку и коротко поцеловал, еще раз улыбнувшись. Дождавшись, когда Марта скроется за неприметной дверью для слуг, Эштон повел девушку в правую от входа арку, проводя по длинной галерее с портретами.
- Все же хорошие у вас друзья, моя дорогая. Найти мой дом, узнать мою фамилию. Не откажетесь разделить со мной вечернюю трапезу? И скажете, почему нашли меня? Я хотел к вам зайти, но чуть позже. Что-то случилось? Вам нужна моя помощь?
Спокойный, внимательный взгляд. И такая она ему тоже нравилась. Даже больше. Одетая, как подобает благородной даме. Действительно, на вид не отличишь.
Вэллисмит держался на удивление спокойно. Печать усталости омрачала лицо, но не удивительно, учитывая время визита.

+1

6

Сейчас он был другим. Наверное, прежним Эштоном Вэллисмитом. Не таким, каким запомнила его Мадлен. Только никакой радости она от этого не испытала. В сердце снова больно кольнуло. Но, нужно было отдать должное – выглядел ее ночной визитер прекрасно. Военная выправка изысканный домашний костюм, джентльменские манеры произвели на нее должное впечатление. Девушка подхватила его под руку и проследовала в столовую.
- Ну, - она коротко рассмеялась, мельком пробегая глазами по портретам на стенах галереи, – не то что бы друзья… вы же знаете, где я работаю. Я общаюсь со многими людьми, и некоторые из них не отказывают в помощи, если я их об этом очень попрошу, - она говорила на полтона ниже, будто боялась, что ее кто-то услышит. Мягкий бархатный голос девушки ласкал слух.
- Нет, мне ничего не нужно. Я просто пришла узнать, как у вас дела, Эштон. Вы не заходили, я начала переживать, - вкрадчиво ответила Мадлен, взглянув на Вэллисмита. Ничто в ее голосе и проникновенном взгляде не наводило на мысль, что женщина лукавит. Ей, как будто бы действительно было не все равно, а может быть Эштон просто нравился ей. Но разве простая куртизанка могла бы на что-то рассчитывать с мужчиной голубых кровей, да еще и женатым? Либо она очень наивна и глупа, либо самоуверенна и упорна.
- От ужина с вами я не откажусь, милый Эштон. Мне будет приятно составить вам компанию.

+1

7

Мадлен знала, как вести себя с кавалером. Эштону это импонировало. Больших усилий стоило не залиться краской от смущения, но он сохранил лицо, улыбаясь Мадлен. Нельзя было не улыбаться.
Смелая красотка, которая не побоялась вот так прийти в его дом. Она все больше ему нравилась.
Толкнув дверь в столовую, Веллисмит провел девушку в комнату. Достаточно большое помещение с  тремя окнами от пола до потолка, сейчас не занавешенными, выходящими на внутренний дворик, где обычно работал фонтан. Сейчас его отключили. Незачем. Служанки продолжали ухаживать за небольшим садом и деревьями. Но он был пустым и казался заброшенным. На большом вытянутом столе персон на двадцать был накрыт скромный ужин. Ветер, врывающийся в помещение из открытого окна, заставлял трепетать края чистой белой скатерти. Рыба с овощами, грибной суп, несколько приятных закусок. Десерта не было. Эштон явно не считал нужным тратить состояние семьи на дорогие деликатесы.
Проводив девушку к столу, он отодвинул для нее стул, усаживая, как делал обычно для жены. Затем налил вина из кувшина для обоих, занимая свое место.
- Попробуйте. Домашнее. Мы выращиваем виноград на склонах пары холмов на территории поместья. Для собственного пользования. В городе остались достаточные запасы. И мне, и слугам радость. А теперь еще и вам. Угощайтесь. А начнется голод – будем жить на одном вине. Тоже не так и плохо.
Эштон улыбнулся, любуясь Мадлен. Все же он был очень рад, что она пришла.
- За вас, моя дорогая. Я счастлив, что вы обо мне не забыли.

+1

8

Эштон усадил Мадлен, как полагается достопочтенной леди. Не часто к ней проявляли такое внимание, да и с чего бы. Бернацки никогда не жаловалась и ни на что не претендовала, но когда испытывала на себе чью-то заботу или внимание естественно приходила в восторг. Хант, кстати, никогда к ней не относился как к леди. Хоть и старался обращаться к ней как к равной, никогда не ставил Мадлен на одну ступень с собой. Может быть, что-то и изменилось, если бы они сбежали вместе, как и хотели.
Эштон разлил вино.
- За Вас, - ответный тост прозвучал сквозь улыбку. Пахло вино потрясающе, да и вкус был действительно восхитителен. Еда тоже прельщала, в этом доме умели готовить, что уж говорить. Только Мадлен кусок в горло явно не полезет сегодня.
Мадлен сделал два внушительных глотка, и отставила бокал.
- У вас прекрасный дом, Эштон, - сказала женщина, оглядев столовую. Здесь было множество красивых вещей, но ни за одну из них взгляд не мог зацепиться. Белокурую головку куртизанки посещали совсем другие мысли. Нужно было заставить Эштона отойти от стола. Она ужасно волновалась. Словно сомневалась в том, что собиралась сделать, но упорно гнала эти мысли. Сегодня действительно все было по-другому. Даже в самый первый раз в ней было больше решимости, чем сейчас.
За спиной тихо хлопнула створка окна от порыва ветра. Мадлен вздрогнула, обернулась и тихо рассмеялась.
- Ветер. Немного прохладно. Дорогой Эштон, можно вас попросить прикрыть окно? – она улыбнулась, мягко накрыв свой ладонью его руку.

+1

9

Пара глотков вина. Как же непривычно ужинать не в одиночку. Особенно с такой обворожительной женщиной. Давно забытые ощущения.
Эштон налил себе супа и успел съесть пару ложек. Он сильно проголодался, так как пообедать на работе так и не смог. Чай и пара пирожков, принесенных первым секретарем, не в счет.
- Пока что это не мой дом, а отца. Но все равно спасибо, Мадлен.
Было тяжело говорить, потому что обсуждать погоду – глупо. Из новостей – только плохие. Ничего радостного в чумном городе не происходило. Тем более ему было неудобно. Чудовищно неудобно,  потому что эта женщина видела его слабым и беспомощным. А теперь – они вот так просто делят ужин в большом пустом особняке.
Впрочем, проблема решилась сама собой. Отложив ложку, Вэллисмит улыбнулся.
- Конечно. Одну минуту.
Встать, дойти до окна. Посмотреть на темный сейчас сад. Закрыть створку окна. Обернуться, вернуться на свое место. На все про все не более полуминуты. Продолжить трапезу.
- Все же если бы вы меня предупредили письмом, я встретил бы вас лучше, моя дорогая. А теперь чувствую себя плохим хозяином. Надеюсь, у вас все хорошо?
Про себя он такого сказать не мог. Да, в целом все шло по плану, только вот вскрытым он может оказаться в любой момент. И представлять, что с ним сделает Берроуз за пособничество Корво Аттано, даже не хотелось.

+1

10

Мадлен понимает, что у нее совсем немного времени. И как только Эштон встает и поворачивается к ней спиной, она тихо берет его бокал. Второй рукой ловко открывает кулон, внутри которого смертельный яд. Белладонна. Она раздобыла его на Ботлл-стрит. Эта порция предназначалась для другого, но, к сожалению или счастью, не пригодилась. Порошок быстро растворяется в вине. Бокал отправляется на свое место. Кулон с секретом захлопывается. Все это Мадлен делает на одном дыхании. Если он сейчас обернется, если кто-то войдет, все пропало. Она пропала. Это агент тайной службы, а они знают, как поступать с теми, кто покушается на их жизнь. Сердце колотится в груди, бьется обезумевшей птицей в костяной клетке. Створка окна закрывается, раздается едва слышный щелчок щеколды и Эштон возвращается.
Все, назад пути нет. Женщина отпивает еще вина и берется за ложку. Суп пахнет восхитительно, но от одного запаха ее тошнит.
- Ну, как же, Эштон. Если бы я предупредила вас письмом, не получилось бы сюрприза, - она улыбнулась ему.
- Полно вам, вы хороший хозяин. Другой и на порог бы не пустил, - она тихо рассмеялась и собравшись с силами, испробовала кушанье.
- Я боялась, что окажусь некстати. Где ваши домочадцы? – вопрос прозвучал буднично, но с долей здорового участия. Мадлен и правда было интересно знать, куда подевалась любящая жена и дети.
- Неужели ваша жена совсем не боится оставлять вас одного? – лисья улыбка украсила ее губы. На миг она представила, что бы было, если бы сейчас в двери столовой вошла супруга Эштона. Ситуация могла оказаться весьма интересной.

+1

11

- Сюрприз действительно очень приятный.
Спокойная улыбка. Эштон ничего не заметил и как ни в чем не бывало продолжил есть суп, довольный тем, что Мадлен взяла в свои руки канву беседы. Видимо, поняла, что ему было не совсем удобно начинать разговор.
- Как же я мог не впустить вас на порог поздним вечером? Учитывая охрану и патрули, которые особенно внимательны в этом квартале, оставлять вас на улице было бы совсем не правильно. Ко всему, я не имею привычку не впускать в свой дом дорогих мне людей.
А вот так. Вэллисмит сделал несколько глотков вина, обдумывая ответ на следующий вопрос.
- Как только началась чума, мы с отцом отправили маму, сестер, мою жену и детей в поместье. Там  безопаснее и нет проблем с провизией и прочими вещами.
Где его отец, Эштон упоминать не стал. Потому что не знал. Старший Вэллисмит только назначал место встречи, а свое убежище прятал даже от собственного сына. Во избежание.
- А разве был у нее выбор? Да и не место женщинам среди того хаоса, что сейчас творится в Дануолле. Я бы и вам посоветовал уехать. Могу с этим помочь, если у вас есть такое желание. Хотя, если честно, очень не хочется отказываться от вашего общества.
Еще одна улыбка. Еще пара глотков вина.
Вечер действительно становился великолепным. Она была настоящей волшебницей, эта Мадлен.

+1

12

Сделал вид или действительно не понял, о чем она? Мадлен улыбнулась. Это было так мило. Очевидно, Эштон не имел опыта общения с дамами за исключением своей жены. Рано женился, стал примерным семьянином. И если бы не убийство, так бы и провел свою жизнь в постели с единственной женщиной. А так хоть познал радость любви с другой. Жаль, этому более не суждено было повториться.
Эштон назвал ее дорогим ему человеком. Именно за ту самую заслугу. Назвали ли бы он ее такой, если бы знал, с кем она проводила большую часть своего рабочего времени, с кем строила планы о побеге? Ей очень захотелось сказать ему об этом. Сообщить, что через пятнадцать-двадцать минут он будет стоять одной ногой в могиле. У него поднимется сильный жар, появится сухость во рту, головная боль, тошнота. Потом сильное возбуждение, галлюцинации, потеря сознания и смерть.
Но она промолчит. Пусть умрет в неведении. Пусть улыбается. Пусть рассказывает про свою семью. Пусть будет счастлив.
Она заметила, как он переменился, увидев ее. Он действительно был рад. Может Мадлен и правда заняла какую-то особую нишу в его сердце. Пусть так.
Она подавила тяжелый вздох. Отпила вина и вытерла салфеткой влажные ладони.
- А разве у женщины не может быть выбора? – с улыбкой спросила куртизанка, отложив ложку и взглянув на собеседника. Она какое-то время молчала, а потом тихо сказала:
- Я бы не уехала.
Еще немного вина. Отставить тарелку с недоеденным супом и взяться за второе.
- Спасибо, мне нет нужды уезжать. Меня все устраивает здесь, в Дануолле. Но если будет совсем плохо, я уеду. У меня есть пути отступления, - скрывать это она более не видела смысла. Эту информации Эштон все равно уже не сможет донести ни до одних ушей.

+1

13

- У женщины может быть выбор. Но она должна уметь отстоять его. И показать мужчине, что это не просто блажь, а желание ее имеет определенную логику и несет за собой какое-либо приобретение, не всегда морального толка. Моя жена подобного сделать не смогла. Да и хорошо там сейчас, в поместье. Тепло, уютно. Никаких крыс, никакой чумы.
Эштон, принялся за второе, с удовольствием угощаясь закусками. Он, к своему счастью, понятия не имел, что его жизни что-то угрожает и вел себя, как ни в чем не бывало. Даже был счастлив. Счастлив тем, что говорит сейчас с прекрасной дамой.
- Почему бы вы не уехали, Мадлен? Даже если бы у вас на руках было три маленьких сына? Интересно. Вы – смелая женщина.
Это действительно был комплимент. Девушка интересовала его, как никто другой. Забавно было то, что он уже делил с ней постель, но совсем не знал, как человека. Поэтому разговор был вдвое интереснее.
- Все устраивает? Что сейчас хорошего в этом городе? Если бы не мой долг, не моя работа, я бы непременно уехал. Но бросить все сейчас – предать самого себя. К сожалению.
Предательство, к сожалению, уже имело к нему слишком большое отношение. Как не печально было это осознавать.
- Вы меня интригуете, Мадлен. Высокие покровители? Возможно, я слишком много о себе мню, надеясь, что смогу стать для вас чем-то большим, чем просто клиентом и знакомым?
Улыбка. Простая. Открытая.

+1

14

В некотором роде Мадлен было тяжело судить женщину, с которой она была не знакома лично и, тем более, не ведала каково это быть матерью и аристократкой. Когда-то давно ей приходилось взять на себя домовое хозяйство, когда мама заболела. У нее есть представление о том, какового это нести ответственность за кого-то кроме себя. Ну а замужество… Разве жена Эштона не давала клятвы быть рядом с мужем и в здравии и в болезни? Неужели клятвы вообще ничего не значат теперь?
- Я бы не уехала, потому что не позволила бы мужу быть одному в трудные времена. Детей бы отправила в поместье, а сама бы осталась.
Мадлен действительно трудно было назвать трусихой. Конечно, она много чего боялась, но умела сохранить самообладание в нужный момент и перебороть страх. По-другому в Дануолле нельзя. По-другому вообще не получалось жить, даже на Серконосе.
- Ну, просто этой мой дом. Я многое потеряю, если уеду. Время не спокойное, но что делать. Чужой проверяет нас на прочность, - она рассмеялась и отпила еще немного вина. Алкоголь ее немного успокоил, и она смогла поесть. Рыба была восхитительная. В Золотой кошке такими разносолами девчонок не потчевали. Готовили яства лишь для клиентов, а там если удастся отхватить кусочек, то, считай, повезло. Но куртизанки не голодали, как многие в городе. Всегда были сыты и напоены. Жаловаться действительно было не на что.
- Хм… был, - она улыбнулась. – Но он оставил мне все что нужно.
Удивительно легко говорить. Наверное, это все вино.
Мадлен положила свою руку на его запястье, склонила голову, какое-то время просто глядя в лицо Эштону и меланхолично поглаживая его руку пальцами.
- О, вы и так для меня больше, чем просто клиент и знакомый.
И она не лукавила. Не каждому она давала привилегию быть отравленным ее рукой. Это она гарантировала только избранным. Самым-самым…

+1

15

- Но разве не главное для женщины – защитить свое потомство? Разве не этот инстинкт – движущий?
Вопрос был спорный и ответ на него не могли дать самые видные натурфилософы. Но Эштону было интересно узнать мнение куртизанки. Как личность – понимает ли она, о чем он говорит или нет? Хотелось бы, хотелось, чтобы понимала. Вэллисмит любил таких женщин. Самостоятельных, деятельных. Потому что в их семье считалось, что девушка должна соблюдать все приличия и сидеть, вышивать, во всем подчиняясь мужчине. Ему это не нравилось. Ему хотелось другого – равного себе партнера.
- Действительно. Те, кто выживет в эти времена, может быть уверен, что последующие не доставят ему особых хлопот. Но, тем не менее, положение действительно весьма шаткое. Что вы будете делать, если начнутся беспорядки?
Эштон ел, продолжая ничего не подозревать. У него и в мыслях не было видеть в Мадлен угрозу. И очень зря. Засиделся в кабинетах. Забыл, что такое опасность за каждым углом. Расслабился. Стал слишком мягкотелым.
- Я рад, что вы ни в чем не нуждаетесь. И кто же я тогда для вас? Ответите мне на этот вопрос?
Чем дальше – тем интереснее. И опаснее.

+1

16

Мадлен лишь пожала плечами. Сказать можно все, что угодно, но как бы она поступила на самом деле, вопрос ,не имеющий ответа, а лишь массу предположений. В конкретной ситуации играют роль и не малую так же косвенные факты. Насколько безопасно будет детям в поместье и как сильно мужчина, с которым женщина связала себя узами брака, в ней нуждается. И тогда, взвесив все за и против, можно сделать конкретные выводы.
Насколько могла судить Бернацки, в поместье было более чем безопасно, и чета Вэллисмитов отлично там поживала, в то время как Эштон претерпевал здесь самые настоящие бедствия. Не материальные конечно, но эмоциональные и моральные. Как многое могло бы не произойти, если бы супруга Эштона осталась в городе. Мадлен бы тут не сидела и Эштон бы не погиб. Всего одно неправильное решение может в один миг поставить под угрозу все.
Насколько неправильным было решение Мадлен, покажет время. Сейчас она не испытывала никакой тревоги, не думала, что ей вероятно придется держать ответ перед Корво. Скорее всего, он разозлиться.
- Если начнутся беспорядки? – Мадлен улыбнулась. – Вы считаете, что они еще не начались? – Что же конкретно имел в виду Вэллисмит? То, что псы регента начнут отстреливать простых граждан и баррикады начнет захватывать ополчение. Он имел в виду полномасштабную гражданскую войну? В нее Мадлен не верила.
Следующий вопрос задал девушку в тупик. Не могла же она ему сказать всю правду. Правду, которую имела ввиду, говоря эти слова. А Эштон всенепременно хотел знать.
«Зачем тебе это? Одна ночь все равно ничего не решает. Ты думаешь, что у тебя ко мне есть чувства. Но они не настоящие. Обманчивые, лживые. Будь на моем месте другая, твое сердце загорелось бы точно так же. Одиночество делает людей слишком доверчивыми и открытыми»
- Вы мне нравитесь, Эштон. – И тут куртизанка говорила правду. И именно это давало ей серьезный повод сомневаться в своем поступке. Сердце сжалось. Внезапно, к горлу подкатил ком. Нет. Не нужно думать о нем так. Она все делает правильно. Прочь сомнения. Она должна отомстить. Почему она вообще еще здесь? Ей не хотелось смотреть на предсмертные корчи Вэллисмита. Впервые в жизни она не станет упиваться чужими страданиями.

Отредактировано Мадлен Бернацки (2014-05-20 10:55:31)

+1

17

- Мы не можем предсказывать дальнейшие события. К сожалению. Никто не знает, как повернется дело даже завтра.
Может быть и гражданская война. Может быть что угодно. Пока что лорд-регент держит власть и его бояться. Но что будет, когда народ дойдет до точки кипения? Когда безысходность будет слишком ощутима и люди потеряют страх?
Штурм Башни Дануолла, разорение квартала особняков. Убийства аристократов, сотрудников тайной службы. Тех, которых смогут опознать. Все же его отец был весьма прозорлив, когда обезопасил себя инкогнито. Но у Эштона такой возможности не было.
Слегка закружилась голова. Какая ерунда. Видимо, перетрудился. Или наоборот - был слишком расторопен. Слова, сказанные Мадлен, обожгли, заставили вжаться в кресло. Захотелось курить, но не за обеденным же столом?
- Я вам нравлюсь? Что же, мне радостно это слышать, моя дорогая. Не соблаговолите прогуляться со мной по двору?
Проветриться, наполнить организм никотином. Побыть еще немного с этой очаровательной женщиной. Тем более в помещении действительно становилось душно.

0

18

Прогуляться по двору – это было необходимо не только Вэллисмиту. Мадлен и сама была бы рада подышать свежим воздухом. Но, если в ее случае, это результат волнения и выпитое крепленое вино, то с Эштоном дело обстояло совсем по-другому. Ему стало дурно? Яд подействовал! Так быстро!
Сердце забилось с удвоенной силой. Скоро все кончится. Быстрее на улицу, оттуда будет проще убежать.
Мадлен улыбнулась.
- Я с удовольствие прогуляюсь, дорогой Эштон. Мне хотелось бы посмотреть ваш двор и сад, - она заметила мирно спящие фонтаны снаружи. И хоть ни один из них не работал, а сад пришел в заметный упадок по сравнению с тем, что когда-то было раньше, он привлекал внимание.
Они вышли из-за стола. Эштон помог куртизанке накинуть на плечи плащ и проводил на террасу перед домом. Солнце практически коснулось горизонта, но на улице все равно было тепло. Ветер утихомирился. Кругом царило спокойствие, только где-то вдалеке слышались тяжелые шаги толлбоев.
Мадлен взяла Эштона под руку и вздохнула полной грудью.
- Здесь очень красиво, - она представила, как дети Вэллисмита играют на террасе, а его супруга, сидя у фонтана, вышивает, изредка поглядывая на малышей. Эштон в это время мог сидеть в своем кабинете и, отложив работу наблюдать за семейной идиллией. Для нее это было чуждо. Даже немного дико. Но она бы решилась заплатить достаточно высокую цену, чтобы узнать каково это.
- Вы скучаете по семье, Эштон?

+1

19

Девушка согласилась. Это радовало Эштона, так как чувство недостатка воздуха его не покидало.
Он помог даме встать и одеть плащ, как и подобает настоящему джентльмену. Выйдя во двор Вэллисмит, так же, как и она, вздохнул полной грудью. Стало немного легче. По крайней мере, на время.
- Видели бы вы его до чумы! Работающие фонтаны прекрасно освежают воздух и дают цветам достаточно прохлады. А деревца выдерживают гамак, в котором весьма приятно что-либо читать. Это главное достояние поместья. В Дануолле проблема с зелеными насаждениями. И в детстве мне часто казалось, что это место – волшебное. Так и есть. Содержать его очень не легко.
Слегка закружилась голова. Отпускать локоть Мадлен не хотелось.
- Вы не будете против присесть?
Эштон опустился на край фонтана, утирая со лба не понятно откуда взявшуюся испарину. С ним явно творится что-то не то. Заболел? Тогда почему так быстро проявляются симптомы?
- Конечно, скучаю. Мне очень их не хватает. Я привык к шумному дому, полному членами семьи. Когда ты никогда не остаешься один, у тебя нет времени на безделье. Помимо работы, нужно решать многочисленные семейные проблемы. Сейчас же нет особого желания сюда возвращаться. Потому что никто не ждет. И ты остаешься один на один с самим собой и своими не веселыми мыслями.
Виски начало давить. Вэллисит пытался не показывать Мадлен своего состояния, но цвет лица говорил сам за себя.

+1

20

Как же скучала Мадлен по своей семье. Она не видела их десять лет и не получала вестей уже больше года. Она старалась не думать о том, что что-то могло случиться. Просто время не спокойное. Последнее письмо, которое она получила из дома, было от младшей сестры. Она писала, что мама очень болеет, но вроде бы пошла на поправку. А средняя – Маргарита, недавно вышла замуж и родила ребенка. В целом живут не плохо и очень скучают по Мадлен. Так что она могла понять Эштона. Находиться вдалеке от любимых могло стать настоящей каторгой.
Она вообще старалась не думать о том, что ее дом где-то там – далеко. Куртизанке вообще было проще жить, представляя, что у нее нет никого. Но, получать с родины письма было для нее настоящим подарком.
Между тем Эштону становилось все хуже. Он не говорил о том, что его самочувствие ухудшилось, но обо всем говорило его состояние. Ему было тяжело стоять на ногах, его лицо стало приобретать болезненную бледность, а лоб покрылся крупными каплями испарины.
- Эштон, с вами все хорошо? – участливо поинтересовалась Мадлен, присаживаясь на поребрик фонтана рядом с Вэллисмитом. Она коснулась тыльной стороной ладони его щеки, затем лба.
- Вы неважно выглядите. Может быть вам лучше прилечь? – ее голос звучал странно, буднично, отчужденно. Словно она не была удивлена внезапной хворью Эштона, и воспринимала его внезапно болезное состояние как должное.

+1


Вы здесь » Дануолл. Пир во время чумы » Хронограф » Око за око, 13 день месяца тепла, 1837 год


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC